заноза в сердце.

Размер шрифта: - +

Глава 25

Через неделю после прилёта в Москву Игорь решился посетить Анжелику. Ему необходимо было во всем разобраться. Он хотел понять, что толкнуло девушку на такое страшное преступление. Возможно, думал он, это поможет объяснить и поступок Али. Позвонив в двери квартиры, он прислушивался к торопливым шагам по ту сторону. Громыхнула цепочка и дверь приоткрылась.

   - Вам кого? - раздался из-за двери мелодичный голос.

   - Анжелика, откройте, пожалуйста, это я, Игорь.

   - Какой Игорь? Простите, не помню.

   - Шубин. Мы встречались с вами в ресторане, я бывший жених Алёны Савельевой. Вспомнили?

   - Ах, ну да, припоминаю. Проходите. Что привело вас ко мне?

   Игорь был приятно удивлен: в домашнем ситцевом халатике, тапочках, без макияжа и замысловато уложенной причёски, вместо женщины Вамп на него глядела обыкновенная миловидная девушка. Из заколотых пучком волос выбивались непослушные пряди, падая на хрупкие плечи.

   - Проходите в комнату. Только прошу вас, потише.

   - Извините за непрошеный визит, но я должен, понимаете, разобраться, в том, что случилось. Как Вы могли...

   - Докатиться до жизни такой, это Вы хотите сказать?

   - В общем- то, да.

   - Если у Вас есть время, я поведаю одну историю, которую никому до этого слышать не приходилось.

   - Я никуда не тороплюсь.

   - Тогда слушайте.

   В одном провинциальном городе под названием Тверь жила-была маленькая девочка. Как-то однажды ночью её разбудил плач, девочка встала, прошлёпала босыми ногами по коридору и остановилась возле кухни. За кухонным столом сидела её мама, обхватив голову руками, и плакала навзрыд. Её одежда была разорвана, а папа девочки сильно кричал. Потом, выбрав самый большой нож, убежал на улицу. Больше девочка его не видела. Её папу посадили за убийство трёх человек, которые изнасиловали маму, когда она возвращалась со второй смены. Дали пятнадцать лет, учитывая состояние аффекта. А всё потому, что один из насильников оказался сыном депутата городской Думы.

   В скором времени предприятие, где работала мама девочки, обанкротилось, денег не было. Мама устроилась дворником и подрабатывала уборкой подъездов. Девочка подрастала. В тринадцать лет, глядя на своих сверстниц, ощущала себя обделённой. В то время, как подруги меняли наряды, ей приходилось ночами латать одежду и штопать поехавшие стрелки колготок. Не желая понимать такой несправедливости, девочка закатывала истерики, обвиняя мать во всех несчастьях, даже в том, что она стала причиной того, что папы не было рядом. Как-то вечером мама пришла домой с незнакомым мужчиной, который принёс бутылку водки, закуску и кулёчек конфет. Сладости отдали девочки, и мать попросила её не выходить из комнаты. Всю ночь девочка слышала за стенкой пьяные возгласы дяди и стоны матери. Через небольшой промежуток времени появился другой дяденька, потом ещё и ещё, они менялись очень часто. Теперь мама девочки и вовсе не заботилась о том, как одеть и прокормить дочь, она отдавалась каждому, кто поставит выпить. Каждый раз утром, не успев опохмелиться, она клялась, что покончит с выпивкой, всё у них наладиться, и они заживут по-человечески. Наступал вечер, и всё повторялось вновь.

   В день, когда девочке исполнилось пятнадцать, мать, как обычно, привела нового хахаля. Он не был похож на всех предыдущих: чисто выбрит, в дорогом синем костюме, галстуке, в руках огромный пакет с продуктами. Запах его одеколона заполнял всё пространство небольшого коридорчика. Как по волшебству, на столе появилась бутылка шампанского, тонко нарезанная копчёная колбаса, бутерброды с красной икрой и другие всевозможные лакомства. Девочка отродясь не видела такого изобилия. Гора фруктов и торт украшали праздничный стол. Впервые за много лет день рождения превратился в праздник. Откупорив шампанское, мужчина разлил содержимое бутылки по трём бокалам, чудом сохранившимся в доме. Девочка отказывалась пить, но мать настояла, и большими глотками ребёнок осушил бокал, задохнувшись от шипучего напитка. Следом последовал второй, третий, которые она уже пила потихоньку, в прикуску с конфетами. Голова кружилась, девочка беспричинно смеялась, но вскоре стала засыпать прямо за столом. Сквозь закрывающиеся глаза она увидела, как мужчина дал матери деньги, и их было очень много. Мать пулей вылетела из дома, хлопнув дверью. Опьяневшая девочка пошла к себе в комнату, разделась и упала на кровать. Очнулась она оттого, что по телу двигались чьи-то руки, большие и волосатые. В ужасе она хотела подняться, но ей не позволили. Дяденька стащил с девочки трусики, с силой придавил к кровати, яростно впихивая что-то большое и твёрдое между её ног. Боль была такая страшная, что девочка потеряла сознание. Когда она открыла глаза, мужчина всё ещё двигался на ней, всхлипывая, иногда издавая протяжные стоны. Самое страшное было в том, что родная мать продала невинность дочери за довольно круглую сумму, которая позволила ей беспробудно пить целый месяц.

   После этого случая девочка дала себе слово, что выберется из этого ада, где время от времени её насиловали очередные мамины любовники, которые не успевали дотащить засыпающую женщину до постели. Не получив того, за чем пришли, от взрослой женщины, они утоляли свои потребности с девочкой. Ей хватало ума понять, что надо бежать из дома!

   Будучи от природы привлекательной, к семнадцати годам она расцвела и превратилась в красавицу. В газете объявили набор девушек для конкурса "Мисс Тверь", не буду вдаваться в подробности, как она сумела туда пробиться. Заняв первое место, девушка отправилась покорять Москву. О возврате к прежней жизни не могло быть и речи! Во что бы то ни стало она должна быть богатой, чтобы не повторить судьбу матери. Сминая всех на своём пути, она двигалась к намеченной цели. Но все было мало: ни квартира, ни машина, ни даже драгоценности не радовали. Ей хотелось счастья, элементарного женского счастья и любви.



Ирина Наякшина

Отредактировано: 30.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться