Запах безумия

Размер шрифта: - +

Глава XIV

Непокорность. Как я люблю твою непокорность.

Из писем Рейфорда к Ариан

 

Март, 1817 год.

На время холодов мы перенесли свои уроки фехтования в дом и теперь нередко пугали слуг тем, что сражались в коридоре или гостиной, периодически ломая или разбивая, мешающие нам предметы. Рейфорд находил это забавным, а я раньше занимавшаяся больше из интереса утроила усилия. Мне пришло в голову, что так, при необходимости я смогу защититься от мужа, если он вновь потеряет контроль. С того январского разговора мы больше не поднимали эту тему. Я давала себе время на обдумывание и наблюдение, а виконт не стремился к новым откровениям.

Зимой я успела с новым интересом понаблюдать и за пасынком. Мне вдруг пришло в голову, что подобные отклонения могут быть наследственными. Я начала принимать активное участие в их разговорах и забавах, стремясь больше внимания уделять Джонатану до тех пор, пока Рейфорд, как-то проходя мимо, не шепнул мне на ухо:

 - Не беспокойся, птичка. Он нормальный.

Я раздраженно рыкнула вслед мужу и, хлопнув дверью, вышла, демонстративно не став с ним больше разговаривать в тот день. Рейфорд же откровенно потешался над ситуацией, но вечером долго говорил про собственные наблюдения за сыном. Мне пришлось признать его правоту, хотя мысли о самом виконте меня не оставляли. Я стала лучше понимать то, что тогда происходило. Он в своей слепой жажде обладания терял над собой контроль и стремился подавить меня. Как бы мне не хотелось вспоминать и сравнивать Шарлеруа и случившееся уже здесь, я решила, что должна это сделать. И обнаружила существенные отличия. Все следы, которые оставлял на мне Рейфорд всегда были непреднамеренными. Он не бил меня. Разрывающей внутренности боли тоже не было. Да, приятного мало, но основной проблемой был ужас, который я испытывала от воспоминаний. Руки я тогда стерла себе лишь потому, что слишком сильно ими дергала, пытаясь освободиться, а синяки на шее и ключицах чаще всего были от жестких поцелуев. Я не могла сказать, что мне это нравилось. Могло ли быть так, что Рейфорд сказал правду о том, что не получает удовольствие от боли? Пока я не знала точно ответа, также как и не знала, как поведу себя, когда он вновь потеряет контроль. То, что так произойдет, я больше не сомневалась.

Очередной урок фехтования переместился из гостиной в холл, и мы заскользили по паркету, стараясь нанести колющие ранения друг другу. Благо пораниться специально затупленными учебными шпагами можно было лишь при большом желании, а виконт отказался надевать специальные костюмы. Он говорил, что на улице, когда нападают, нет времени отвешивать поклон и спрашивать место дуэли. Было заметно, что супруг явно предпочитает какой-то другой стиль боя, а не французскую и итальянские школы, которые он мне показывал. Оружие явно было излишне легким для него, и он порой недовольно морщился, поглядывая на шпагу. Я предложила Рейфорду нанять для меня учителя, но виконт отказался от этой затеи, сказав, что для женщины мне будет довольно и этого. Он обещал, что для меня сделают трость, похожую на его с полым нутром, в котором будет спрятан клинок. Она всегда будет прикреплена к моему седлу и в случае необходимости я смогу ей воспользоваться. Также муж продемонстрировал мне, где в каждой карете и коляске спрятаны пистолеты, пули и запас пороха к ним. Рейфорд явно не мелочился. Такое количество оружия обошлось ему в приличную сумму денег.

Сегодня же все явно шло не так. Я злилась на то, что не выспалась и в суматохе споткнулась, разбив любимую фарфоровую статуэтку. Злилась, что муж, который всю ночь не давал мне спать выглядит свежим и довольным. Просто злилась на Рейфорда. От этого я открывалась и виконт уже дважды «убил» меня на дуэли. Мне хотелось рычать и бить себя хвостом, как тигру, с которым меня как-то сравнил Рейфорд.

 - Все, - виконт опустил шпагу и отошел. – Сегодня занятие бесполезно. Ты злишься и невнимательна, Ариан. Помни. Очень важно сохранять хладнокровие и просчитывать варианты противника. Если ты будешь бояться или яриться, то проиграешь. Возьми себя в руки, у тебя даже повода нет.

 - Ах, нет?! – я зашипела, как рассерженная кошка, в глубине души, понимая, что муж прав, но отвратительное настроение вырвалось на волю. – Есть! Это все ты! Ты во всем виноват!

 - Я? – Рейфорд искренне изумился. – Так в чем же я виноват, моя прекрасная волчица?

 - В своем существовании, - отрезала я, надменно вздернув подбородок. – Ты – Натаниэль Грэхем Блейк испортил мне жизнь.

Виконт поперхнулся и вздернул бровь:

 - Сейчас, кажется, я всего лишь тебя учу.

 - Ты вообще замечаешь, что привык сражаться иначе?! – я возмущенно фыркнула и топнула ногой. – Это даже мне видно. Все эти ужимки, завитушки и балансирование. Ты даже морщишься, когда выполняешь эти элементы. Так почему бы тебе не научить меня тому, в чем ты, действительно, мастер?

 - Леди недовольна презренным учителем, - виконт, паясничая, поклонился, а потом резко пригвоздил меня взглядом. – Хорошо. Выбьешь шпагу, я покажу тебе, как стоит драться, когда защищаешь свою жизнь.

 - Отлично, - я встала в стойку, злость с новой силой ударила в голову.

Видимо, эта капля гнева стала последнее, так как в голове прояснилось, а ноздри больше не раздувались от ярости. Я злилась и одновременно была спокойна, и мне очень хотелось стереть насмешливую улыбку с губ мужа. Поворот. Наклон. Звон. Уход влево. Увернуться от укола снизу. Отвести удар своей шпагой. Насмешливо улыбнуться, вынуждая Рейфорда пойти в настоящую атаку. Скоро я едва успевала парировать его удары, уйдя в оборону и выжидая нужный мне момент. Я просчитала, что у меня будет единственная возможность выбить шпагу у виконта в том приеме, который мне особенно хорошо удавался, но который не любил Рейфорд. Кисть расслаблялась на мгновение, и был шанс, что моей силы хватит, чтобы это провернуть. Вдох. Выдох. Удар. Шпага Рейфорда описала в воздухе дугу и со звоном упала на пол, а я приставила кончик своей к его горлу и довольно улыбнувшись, сказала:



Рина Оникс

Отредактировано: 16.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться