Запах безумия

Размер шрифта: - +

Глава XX

Чувствовать себя жертвой – страшно. Чувствовать себя добычей – ужасно. Чувствовать себя равной – правильно.

Из писем Ариан к Рейфорду

 

Январь, 1818 год.

Зимние дни мы проводили в компании Джонатана в Рейфорд-холле. Поначалу я возражала, предпочитая находиться в своем доме, но Грэм настоял на своем. Впрочем, основной точкой преткновения стала моя белая спальня, которую муж категорически не желал переделывать. Даже угрозы того, что я лично оплачу ремонт, не сдвинули его с места, поэтому я старалась как можно меньше времени находиться в своих комнатах. Одну из гостиных я особенно полюбила. Она находилась в дальнем углу дома и ей редко пользовались, хотя она отличалась теплым уютом. За декабрь я почти полностью перебралась в нее, разбирая бумаги за небольшим столом или читая любимые книги. Почему-то муж предпочитал не беспокоить меня в этой комнате, а я вновь и вновь проигрывала в своей голове ту информацию, которую почерпнула из осенних разговоров с лордами.

Все-таки они верили, что какая-то сила есть. Во всяком случае, те из них, кто относился к самому верху, такие, как Линтон, например, даже не подозревали о подобных умозаключениях своих знакомых. Маркиз вообще был уверен, что существуют всего две ступени, предпочитая не обращать внимания на мелкие несоответствия. Точно также поступало и большинство, а верхушка получала то, что и хотела лишний обособленный инструмент воздействия.

Несколько раз я пыталась самостоятельно поймать то самое ощущение, которое показал мне Рейфорд, но безуспешно. Чего мне не хватало веры в то, что это на самом деле есть? Способностей? Или сумасшествия? Я не знала, а муж категорически отказался что-либо мне вновь показывать, утверждая, что мне не стоит в это вмешиваться. Да, втягивать во все это стоит, а делиться знаниями - нет. Теперь я выжидала момент, когда смогу предложить ему что-то, на что он будет готов меняться. Знать мне хотелось хотя бы второй шифр, которым переписывалась исключительно верхушка и лишь на темы, относящиеся к силам. Первый я уже давно выучила под руководством мужа.

В тот вечер, я зачиталась, позабыв про время и, по-видимому, задремала, убаюканная потрескиванием дров в камине и теплом от одеяла, которым накрывала ноги. Зимой темнеет рано, поэтому, открыв глаза, я никак не могла понять, сколько сейчас времени. Часов в гостиной не было, но так как Грэм не пришел меня будить, я полагала, что не проспала ужин.

Голова была странно тяжелой, будто бы я не просто задремала на пару часов, а уснула в неудобной позе. Я потерла ноющий висок и распахнула дверь, чтобы отшатнуться. В коридоре было темно. Я помотала головой, надеясь, что мне почудилось, но коридор встретил меня той же темнотой. Что за черт?! Я крикнула в пустоту, чтобы мне принесли свечу, так как я не озаботилась ею наличием в гостиной и замерла, ожидая услышать топот слуг. Ответом мне была тишина.

Я закрыла дверь и снова вернулась в гостиную. Куда все подевались? Можно было, конечно, предположить, что я проспала дольше обычного и сейчас ночь, но тогда меня услышал бы дежурный лакей, да и часть свечей у нас всегда горела. Грэм, который нередко ложился поздно считал, что может себе позволить не экономить на свете. А тут полная тишина и темнота. Вроде бы сегодня нет выходного у слуг, когда они уходили в ближайшую деревню. Я вновь затрясла головой и рассудила, что в доме есть единственный человек, который может дать мне объяснения – мой муж. А искать его стоит на втором этаже, там, где располагался его кабинет.

Успокоившись и решив, что мне стоит делать, я вновь распахнула дверь и постояла несколько минут, привыкая к темноте. К моему сожалению, этот коридор был внутренним и света от луны или звезд здесь не бывало. Я снова покачала головой, уже представляя, какой выговор я устрою слугам и Рейфорду, если все-таки это его вина.

В детстве я не боялась темноты, но сейчас впервые задумалась, что зря. Мои шаги, отдающиеся эхом по коридору, были единственными, что я слышала, помимо собственного дыхания. Все бы ничего, но темнота напоминала мне вязкую густую патоку, которая обволакивала меня, тянула куда-то, туда, куда совершенно не стоит идти. Сглотнув, я разулась, чтобы стук каблуков домашних туфель не выдавал моего приближения. Пусть потом все покажется мне большой глупостью, но страх, что в доме что-то происходит, не оставлял меня.

Я вышла в парадный холл, откуда начиналась главная лестница и огляделась. Здесь всегда сидел лакей или дворецкий, а сейчас стул пустовал, будто предупреждая о неладном. Я повела лопатками и резко повернулась, чтобы ничего не увидеть. Показался, мне просто показался тяжелый взгляд в спину. Я выдохнула и вновь позвала слуг, на этот раз тише. Ощущение неправильности происходящего не покидало меня. Тишина снова стала мне ответом. Я пожала плечами, усилием воли заставляя себя успокоиться и, приподняв край платья, начала подниматься по лестнице.

Когда я дошла где-то до середины, мне вновь померещилось, что на меня кто-то смотрит, и я вновь предельно резко развернулась, едва не упав. Мне снова показалось или на этот раз я видела мелькнувшую тень, которая скрылась под лестницей. Я прислушалась, надеясь уловить хоть что-то, но дом отвечал мне гробовой тишиной. Вздохнув, я снова стала подниматься, торопясь покинуть это место. На лестнице, в длинном платье я была излишне уязвима.

Поворот и вот я уже стою у начала нового коридора, который должен привести меня к мужу. Снова обернувшись, я сделала шаг вперед, ускоряясь, чтобы быстрее добраться до Грэма. Все произошло почти мгновенно. Я услышала стук захлопнувшихся дверей, которые отделяли коридор от лестницы, поняла, что сама загнала себя в ловушку, когда увидела тень мужчины, двигающуюся следом за мной. От страха, я громко и отчаянно закричала, зовя мужа, и бросилась бежать. Неизвестный за мной.



Рина Оникс

Отредактировано: 16.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться