Запах ветра

Глава 6

Я медленно поднималась по лестнице к своей квартире. Тусклый жёлтый свет пыльных ламп на каждом этаже заставлял автоматически щуриться, и почему-то напоминал мне слабое и бледное освещение в коридорах больницы по ночам. Может быть, это из-за того, что как раз в детстве я нередко бывала там.

Мягкую тишину в подъезде прерывали лишь мои тихие шаги по ступенькам. Под подошвами сапог тихо хрустел песок с солью, которым возле нашего подъезда щедро посыпали ступеньки дворники. Мои мысли были далеко от меня самой, или наоборот, я сама была далеко от себя. Вроде бы, я чувствовала, что в моей жизни скоро начнётся что-то грандиозное, весёлое, энергичное, заставляющее аж дрожать изнутри от предвкушения чего-то совершенно другого, совершенно нового и неизведанного, что, скорее всего, принесёт мне радость и счастье, вернёт всё давно забытое. Однако, вместе с этим, что-то и немного тревожило.

Я чувствовала всем своим существом, как что-то неумолимо тянет меня назад. Казалось, будто бы в меня вцепилась своими холодными и тонкими, словно молодые веточки у деревьев, руками Госпожа грусть, у которой на непроницаемом, словно застывшем, лице-маске была довольная, как у чеширского кота, но при этом пугающая, улыбка. Именно Госпожа грусть не давала мне делать что-то новое, осуществлять свои мечты, не отпуская прошлое.

Чувства к Андрею снова вернулись ко мне, хотя мне казалось, что они давно развеялись, словно сожженная бумага, вынесенная на чистое поле и унесённая ветром. Но и вернулись они неожиданно, мне казалось, что кто-то снова нашёл ключик к моему сердцу и нагло влез в него, раскрыв все замки настежь. Чувства, словно цунами, сначала бьющиеся о скалы, а позже в ярости сносившие города с лица Земли, бились внутри меня, а потом резко вышли криком и обидой, гневом и желанием прижать Андрея к себе, рассказать о том, что произошло за всё то время со мной, когда его не было рядом. Глупости.

Вдруг я поняла, что уже стою у своей квартиры. Быстро я поднялась, или просто не заметила. Впрочем, суть не в этом. Я расстегнула карман своей сумки в поисках ключей. Кусочки металла подмигнули мне из одного из карманов. Я, довольная и радостная, предвкушая то, как буду пить горячий чай после холодной улицы, вставила их в замок.

- …Ха-ха-ха! Да, у неё как всегда везде порядок! Удивится…- неожиданно я уловила обрывки фраз, доносившиеся из моей квартиры. Резко прошиб холодный пот, а ноги решили, что держать меня они не очень-то и хотят: "Дескать, падай, хозяйка на пол, мы не против, нам вот сейчас вообще страшно!"

Но я одна живу, кто там может быть? "Так, Катрина, соберись!" - я хлопнула себя по щекам.

- Ай!

Больно как-то получилось. Далее я решила игнорировать сие чувство и сделала маленький шаг к двери, уперлась в неё руками и приложила ухо. Голоса стали тише, видимо, те, кто там находился, ушли в другую комнату. Страх почему-то сменил дикий азарт, и что было самым странным, так это то, что я почему-то была совершенно уверенна в том, что никого не испугаюсь, а также в своих спринтерских силах. Ну, кто его знает, ни один человек не подозревает, насколько быстро тот может бегать в стрессовых ситуациях. По крайней мере, выбежать из подъезда успею и милицию, если что, вызвать смогу.

Я решительно повернула ключ и резко распахнула дверь.

Разговоры затихли, но я услышала быстрые шаги. В то время, пока я ждала кого-то, медленно протянула руку в сторону включателя и, нащупав квадратик пластмассы, нажала на него.

Свет включился, и моему взору явились родственники.

Мама, тётя и двоюродный старший брат. Удивление внутри меня само было в шоке, и я и оно вместе взятые не знали, как реагировать.

- Привет… мам. Ты же говорила, что приедешь через месяца два… - я растеряно переводила взгляд с одного родственника на другого. Братец Артур всё также полыхал своей огненно-рыжей шевелюрой. Моя тётя, мама Артура, тоже имела рыжие волосы, но они у неё сильно вились. Брат же втихаря волосы выпрямлял, правда, это секрет, так что никому не говорите, ладно?

- Ты нам не рада? – обиженно произнесла мама. Вот есть у неё такая неприятная черта в характере: чуть что, не разобравшись ни в чём, сразу же обижается и дуется несколько дней. Я, чтобы сгладить этот острый угол, сразу же решила выправить ситуацию:

- Да нет, что ты! Я, конечно, рада, просто это было та-ак неожиданно! – и резко взмахнула руками. Кто не будет рад неожиданным гостям, правда? Вот и я о том же, свалились, как снег на голову, сейчас, кстати, на улице сильная метель. Сегодня в универе было очень скучно, так что лишь пурга вернула меня в реальность. Ещё про приезд: у меня в комнате столько хлама, постель не застелена, Бог ты мой!

Чувствую, что позже выслушаю замечания о том, что надо всегда всё убирать и ставить на место. Да, с этим я полностью согласна, но, когда возвращается твой возлюбленный, который уехал пять лет назад – честно, не до этого.

- Я тогда очень рада, - произнесла мама и натянуто улыбнулась.

- Здравствуйте, тётя Оля.

- Привет, Катрина. Ты так изменилась, - тётя погладила себя по своим пышным и вьющимся волосам. – стала более женственной, красивой…

- Спасибо. Привет, Артур! – вот этому человеку я рада была всегда и совершенно не стеснялась того, что в моей комнате графские развалины.

Когда мамы ушли, парень подошёл ко мне и приподнял.

- А ты всё такая же мелкая и лёгкая.

- Ты телебашня бесстыжая! Отпусти меня! – брат принялся меня щекотать. - Ха-ха-ха! Отпусти-и! - запищала я сквозь смех и слёзы.

- Дети, хватит шуметь! Катрина!

- Что? – удивлённо спросила я, попеременно пытаясь стукнуть брата локтем в живот. Наглец ловко уворачивался и хихикал.

Кстати, заметила я, моё плохое настроение и чувство подавленности мигом улетучилось. Я сняла куртку и повесила её на крючок, разулась.

Меня привлёк приятный запах вкусной и знакомой маминой еды: пахло тушеной капустой и кроликом.



Лана Летаева

Отредактировано: 10.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться