Запах ветра

Глава 16

- Вкусный чай, не находишь? – негромко сказала Лена, отпив из кружки, и посмотрела на Давида.

- Да, конечно, - согласился с ней парень, поудобнее устраиваясь в угловом кухонном диване. В кухне Катрины было очень уютно: она была средних размеров, вокруг преобладали приятные приглушённые апельсиновые оттенки, переплетавшиеся с цветами свежей зелени. Диван и стулья были мягкими. В большое окно, обрамлённое лёгкими светло-жёлтыми занавесками, падал лёгкий рассеянный зимний свет. Давид сделал большой глоток бодрящего напитка и тихо поставил кружку на небольшой стол.

- А теперь колись, что у вас с Катриной за игры? – увидев вопросительный взгляд брата, Лена ответила: - Не думай, что я не заметила вашего интересного представления перед Андреем. До него-то не дошло… - на последних словах девушка усмехнулась.

- Ты про это… - Давид неспеша отставил кружку в сторону и посмотрел в окно. «Катрина дала согласие на то, чтобы я рассказал всё Лене, если такой случай наступит,» - подумав, парень повернулся к Лене. – Ладно. Она меня попросила ей подыграть.

Даже несмотря на то, что Кэт разрешила всё рассказать Лене, Давид говорил с неохотой. Вопрос – ответ. Не более. Ему самому понравилась эта маленькая тайна между ним и этой невысокой девушкой с интересным, временами стальным характером и выдержкой. Она сама как актриса: при человеке, которого она любит сыграть так, будто тебя интересует совершенно другой…Талант.

- Какая же она хитрая лисичка, - неожиданно выдала такое Лена, почему-то удовлетворённо улыбнувшись, словно была довольна своей ученицей.

- Но! – Давид поднял указательный палец вверх, - Видел я Кэт не впервые.
Парень сразу же заметил, как посерьёзнела Лена и даже немного подалась вперёд. Сестра теперь всем существом слушала его.

- Я её когда-то встретил возле корпуса, в котором учится Андрей и она. Спрашивал адрес. Он, кстати, сейчас даже где-то у меня в куртке и лежит, - Давид схватил печенье из крохотной плетёной мисочки и быстро кинул в рот.

- Понятно всё, но ты же ей помог не просто так? – в голосе Лены сквозил открытый интерес. - Если что, Андрею я ничего не расскажу, пусть сам доходит до этого... – а потом добавила, но словно говоря сама с собой: - Мне интересно: сколько времени ему понадобится, чтобы всё это понять.

- Даже не знаю. Но Кэт меня заинтересовала, да и отдавать Андрею я её не намерен. Он не заслужил её.

- А ты любишь Кэт? – Вдруг задала вопрос девушка, после которого в кухне установилась куда более глубокая тишина, которая висела в комнате вначале. Лена откинулась на спинку стула, закинув одну ногу на другую. Ей хотелось узнать ответ именно на этот вопрос.

- Не могу сказать точно. Но меня к ней тянет. Как магнитом, - ответил парень после некоторых раздумий.

- Давид, пойми, ты не должен просто так лезть в её жизнь, а потом оставлять ни с чем… Как Андрей в прошлом. Тем более, мне тоже знакомо чувство, когда тебя бросают. Просто так. Без объяснений. Да и бессовестно…- Лена, наклонив голову, опёрлась ей об руку. – Я думаю, что не дам её обидеть.

- Знаю я, - отмахнулся Давид от сестры и нахмурился. Он снова посмотрел в окно. Во дворе бегала детвора. Одни бегали друг за другом, играя в снежки, вторые лепили снеговиков, третьи катались на санках…

Некоторое время брат с сестрой сидели молча. Тихо шипел в стороне остывающий чайник, через вентиляцию в окне был слышен яркий детский смех. Брат с сестрой ощущали, что между ними висит какое-то напряжение. Вероятно, всё дело было в том, что они многое хотели друг другу сказать, но сейчас решили остаться со своими мыслями. Девушка посмотрела на круглые часы с чёрным котом, висевшие на стене. Ей скоро надо было уезжать.

- Мне кажется, что Катрины как-то долго нет, - сказала Лена, переведя взгляд с часов на Давида. – Пойдём, посмотрим что ли…

Брат с сестрой почти синхронно поднялись и вышли в коридор. Впереди шла Лена. Подойдя к комнате девушки, она слегка приоткрыла дверь.

- Ой, - это было всё, что смогла вымолвить Лена. Давид, заволновавшись, просунул в комнату голову и обомлел. Катрина лежала на своей кровати в одних светлых по колено шортах и…бюстгальтере.

- Куда это ты там смотришь, а? – мерзко захихикала Лена, закрывая парню глаза.

- Никуда! – мгновенно среагировал парень, отвернувшись.

- Так, погоди, - Лена, пихнув парня локтем в живот, отчего тот, от неожиданности, согнулся едва ли не вдвое, быстро подошла к Катрине.

- Кэт, Кэт, - негромко повторила несколько раз имя девушки Лена, легонько тряся её за плечо. Катрина тяжело дышала и была очень горячей. – У неё высокая температура, - констатировала девушка, убирая руку.

- Давид, сходи в ванную и намочи полотенце. Не спрашивай у меня, где она. Найдёшь. Я же тоже не знаю этого, - опережая вопрос брата, сказала Лена. Давид быстро скрылся в коридоре.

- Какая же она потная, - Лена потрясла руками и огляделась в поисках градусника. Он оказался на совершенно чистом столе, то есть без нагромождений всякого хлама. – Какая же она чистюля.

На нём, кроме градусника с пакетом лекарств, стоял большой кактус, лампа и карандашница, под которой был блокнот.

Девушка обнаружила на краю листок, на котором была написана температура, которую измеряла Катрина и время приёма жаропонижающего.

- А она ответственная… - Лена внимательно изучила всё, что там было написано и, пока не было Давида, открыла шкаф. Вытащила тонкую футболку и, прилагая неимоверные усилия, надела её на Катрину. Это было тяжело, тем более что после того, как Лена усадила Катрину к стене и, просунув руки девушки в рукава майки, резко опустила её, получила опустившейся ладонью Катрины по голове. Прямо по макушке. От неожиданности Лена подскочила, а Катрина медленно съехала по стене на подушку, и Лена поправила задравшуюся майку девушки.

Пришёл Давид с мокрым полотенцем.

- Я думала, ты в другой город пошёл за водой, - недовольно протянула девушка, ставя градусник девушке.

Давид пожал плечами и уставился на Лену. Девушка ещё раз отжала полотенце, правда, на ковёр, аккуратно сложила его пополам и положила на лоб Катрине. Встав, она снова прошествовала к шкафу и вынула оттуда полотенце среднего размера.

- На, намочи ещё это.

- А ты быстро освоилась, - усмехнулся Давид, принимая полотенце из рук сестры.

- Я думаю, было бы глупо сейчас спрашивать у Катрины разрешения на это, - как ни в чём не бывало, парировала Лена.

На этот раз Давид вернулся быстрее.

- А теперь, будь добр, скройся за дверью.

- Я бы это и без тебя сделал, - сказал Давид, поднимая звонящий телефон. – Алло…

Лена аккуратно протёрла мокрым полотенцем девушку, положив потом то на батареи. Девушка достала градусник у Катрины и посмотрела на температурный лист, написанный Кэт.

- Температура падает. Слаба богу, - увидев заинтересованный взгляд быстро вернувшегося брата, Лена пояснила: - Была тридцать восемь и девять, теперь тридцать восемь и три... Давид, который час?

- Почти час дня, - практически сразу ответил парень.

- Мне надо ехать по делам. У меня клиентка будет через полчаса.

- Должен ли я остаться?

- Тебе придётся остаться, - с нажимом сказала Лена. - Ключей же запасных у нас нет. Не закроем же мы Катрину с запиской: "Кэт, это Лена и Давид. Мы уехали и закрыли тебя в квартире. Перезвони нам, и мы вернём тебе ключи".

- Но мы можем не закрывать. Вдруг она скоро проснётся.

- А вдруг она встанет только утром? Представь себе такую картину: Кэт просыпается, а вокруг нет ничего... Всю мебель стащили воры, - и Лена развела руками в стороны, накидывая на себя шубу.

- Ладно, - пожал плечами парень.

- Но, смотри мне: к Кэт не лезь. Экспонат без надобности руками не трогать и даже не смотреть, - пригрозила пальцем Лена.

- Лена, за кого ты меня принимаешь?! - в искреннем возмущении воскликнул парень.

- Ладно-ладно... Как Кэт проснётся, так и уйдёшь, - и на этих словах Лена скрылась за дверью, оставив Давида в растерянности и тишине квартиры.

Парень огляделся по сторонам. На стене в коридоре висели светлые полки, на которых стояли комнатные небольшие цветы, различные статуэтки и маленькие фарфоровые вазочки.

- Они для цветов? - задал в вопрос в воздух Давид и заглянул в комнату Катрины.

Девушка мирно спала на боку, и теперь она тише дышала. Кажется, температура спала, потому что её щёки больше не пылали красным. Давид вышел в зал и обнаружил там множество семейных фотографий. Его привлекла фотография, на которой было больше всего людей: два мужчины, столько же женщин и два маленьких ребёнка. Скорее всего отдыхающие были летом в каком-то парке. В девочке в зелёном платье Давид узнал Катрину. На фото она улыбалась, волосы её были завязаны в два коротких хвостика, кончиками едва дотрагивающиеся до плеч, а рядом с ней стоял мальчишка с огненно-рыжей шевелюрой, в котором парень без труда узнал Артура. Мальчик был чуть выше сестры. В руке он радостно держал оторванный кусок сахарной ваты, которая была ещё и на щеках.
Артур был одет в оранжевую футболку, синие шорты, а на голове у него была кепка с ушами Микки-Мауса. Давид чуть не прыснул со смеху, вспомнив нынешнего серьёзнейшего Артура в троллейбусе, сразу же представив того с этими ушами.

Посмеявшись, Давид прошёл к огромному мягкому креслу и аккуратно сел в него, после чего включил фильм на телефоне. После фильма Давиду позвонила сестра, уточняя, стало ли Катрине лучше.

Спустя некоторое время парень задремал. Из поверхностного сна его вырвал чей-то звонок. Звук мелодии доносился из соседней комнаты, и музыка была другой. Давид, быстро поднявшись с кресла, пошёл на звук.

Звонил телефон Катрины. Номер был не зарегистрирован, но Давид легко узнал в нём номер Андрея.

- Алло? – уверенным голосом первым начал диалог парень. Некоторое время на том конце провода висела тишина.

- Алло? - повторил Андрей слова Давида.

- Да! - ответил ему тот и услышал отдалённое "Походу не туда попал". Андрей отключился и через минуты две позвонил снова.

- Алло! - раздражённо сказал Давид, ожидая ответа брата.

-...Давид? - поражённо протянул парень.

- Ты попал по адресу.

- Стоп...это же номер Катрины? - негромко проговорил Андрей. Он был растерян.

- Да-а, - улыбнувшись, издевательски протянул Давид, - ты снова попал по адресу.

- Но что... Что ты там делаешь?! - ошарашено спросил парень.

- Андрей, она моя девушка, неужели я не могу прийти к ней в гости? Да и ты забыл мою просьбу о своём присутствии в её жизни?

- Твою мать! Давид! Откуда ты там? – не сдержав ярость, крикнул в чувствах Андрей.

- Так говорю же, в гости зашёл, чай пьём, фильм смотрим.

Андрей что-то прошипел в ответ и бросил трубку. Давид удовлетворённо хмыкнул и, положив на место телефон Кэт, вышел в зал. Он приятно удивился, что настолько быстро смог вывести брата из себя.

Ещё около часа парень бесцельно бродил по квартире, осматривая жилище Кэт. Позже он снова уселся в кресло и принялся читать новости в интернете. Часы показывали половину шестого вечера, и через некоторое время Давид не заметил, как уснул. Телефон упал ему на колени, но парень этого даже не почувствовал.

***

Я открыла глаза и, зевнув, сладко потянулась. В комнате было темно. В голове прояснилось, и чувствовала я себя гораздо лучше. Перевернувшись на живот, я увидела, что окно было зашторено. Но - разве я завешивала шторы? Не помню... Часы на стене показали половину пятого утра. Рановато я встала, однако.

Единственным насущным желанием в этот момент был поход в туалет. Я поднялась с постели и почувствовала на себе майку. Она была полностью пропотевшей, и я быстро сняла её с себя.

Включив ночник в коридоре, я неспеша прошлёпала к туалету по сухому полу, по дороге собрав на стопы тысячу пылинок. Проходя мимо зала, мне показалось, что краем глаза я заметила в кресле какую-то тёмную фигуру. Я, став у входа в зал и оперевшись рукой об арку, сильнее всмотрелась, сощурилась. Фигура не двинулась. В комнате и коридоре стояла звенящая тишина. Я посмотрела по сторонам: всё было так же… Мм, наверное, показалось. Наверное, навалила одежды на кресло, вот в темноте и мерещится всякое. В любом случае, сейчас у меня есть одно срочное насущное желание и желание спать. Всё неважно! Всё остальное утром!

Уснула я быстро, предварительно отвесив шторы. Утром меня разбудили настырные солнечные лучи, которые светили прямо в моё разочарованное лицо. Ведь я хотела спать. Пришлось подняться и направить свои стопы в зал. Чувствовала я себя очень даже ничего, поэтому была способна сделать растяжку. Боль в горле заниматься не мешала.

Увиденное поразило меня своей... необычностью? В кресле, в явно неудобном положении, полулёжа восседал Давид. Так значит, это все же не куча одежды?! Но что парень делает в моей квартире? Это сон? Я больно шлёпнула себя по ноге. От звука шлепка Давид открыл глаза.

Парень явно был чем-то поражён, поскольку сразу же широко распахнул глаза и посмотрел на меня в упор.

- Нет, я конечно всё понимаю, Кэт. Но ты что, пытаешься меня...соблазнить? – с маленькой запинкой произнёс парень.

- Что? - Я не понимала, что парень имеет ввиду, и отчего-то провела рукой по шее, наклонив голову набок. Дотронувшись до плеча, я ощутила, что наткнулась на шлейку. Я. Была. В одном бюстгальтере. Осознание пришло мгновенно, и я отскочила за стену.

- Ты... Блин, зараза! - я увидела свой халат, гордо возлежащий на спинке дивана и, протянув руку, схватила его, мгновенно закутываясь в приятную ткань. - Почему ты не сказал?!

Давид развёл руками.

- Что ты здесь делаешь?

- Жду твоего пробуждения. Ждал.

- В смысле "ждал"? - на этих словах в мою память ворвалась волна воспоминаний. Лена, паспорт, Давид, чайник и пустота. Утро.

- Ну-у, - протянула я, - так и быть, я угощу тебя завтраком. Вставай, пойдём есть.
Давид поднялся с кресла и, уперев руки в поясницу, со стоном столетнего старика разогнул спину, а потом медленно подтянулся. Как и любую девушку меня сразу же привлёк немного задравшийся свитер, показавший часть живота парня. И он был совершенно плоский на пару с прессом. Взгляд было отвести тяжело, да и моё дыхание вдруг сбилось и остановилось. Это и есть пресловутая химия?

Опомнившись, что на меня может смотреть Давид, я сильно зажмурилась пару раз до боли в глазах.

- Что ты делаешь? - вдруг удивлённо спросил парень.

- Просыпаюсь. Идём.

- Странно ты просыпаешься, однако…

Я быстро вошла на кухню и поставила чайник. Больше никуда я не собиралась уходить, как, например, вчера. Не буду наступать на одни и те же грабли. Услышав, как на кухню вошёл Давид, я поинтересовалась:

- Что будешь?

- Пить? – сладко зевая, уточнил он.

- И есть, - ответила я, стоя к парню спиной.

- А что будешь ты? - вдруг спросил Давид, чем поставил меня в тупик. Мне вообще, по сути, утром хватает одного лишь чая с бутербродом, что я, собственно, и сказала парню.

- Ну тогда я буду то же, что и ты. Боже, как же меня угораздило уснуть в кресле? – угрюмо сказал Давид, разминая плечи. – Надо было идти к тебе… Пристроиться с краюшка.

- Щас! – возмутилась я и просверлила парня взглядом.

- Ну тогда хотя бы на полу, - с озорными искрами в глазах сказал парень, обвораживающее улыбнувшись. Я сразу же отвернулась.

- Ладно, - я вынула из холодильника колбасу и быстро нарезала её кружочками, может, не слишком красиво и аккуратно, но какая разница, верно? - Сколько ты будешь бутербродов?

- Чая одну кружку и один сахар. А бутербродов пять, - выдал парень на одном дыхании. Даже не запнувшись. Я шокировано обернулась.

- Пять?

- Можно шесть.

- Не наглей! С чего ты такой прожорливый? - возмутилась я и даже взмахнула руками.

- С того, что я парень. Да и вообще...- на этом слове я прервала Давида:

- Ладно, - сокрушённо покачала я головой, - в качестве благодарности сделаю тебе пять бутербродов и, ммм, допустим, печенье к чаю, - я возвела глаза к потолку и прижала палец к губам.

- И печенье, - сразу же счастливо подхватил Давид.

Закипел чайник, и я залила чай в заварник. Мы даже не разговаривали. Парень смотрел в окно, а я занималась едой. Мне хотелось поговорить с ним, но только я не знала, о чём.

- Спасибо большое, - поблагодарил Давид, когда я поставила перед ним скромный завтрак.

Парень сидел на диване, я села напротив него на стул и укусила бутерброд.

- Чефо смотфиф? - жуя колбасу, пробубнила я. Пережевав, добавила: - Я так и подавиться могу.

- У тебя красивые волосы, зачем ты их завязываешь в хвост?

Не такого вопроса я ожидала.

- Мне так удобнее. - Моё сердце начало отбивать сейчас совершенно другой ритм, куда более учащённый. Вопрос только - "почему?". Голос Давида имел приятный тембр и был каким-то волнующим. Горло сильно заболело и я закашлялась.

- Всё в порядке? - взволнованно сказал парень, подавшись вперёд.

Я принялась яро ему кивать. Он, наверное, испугался, что дело было в бутерброде, поэтому я, на всякий случай, замотала головой сильнее. Пытаясь донести до него то, чтобы он не лез ко мне.

Когда я прокашлялась, то ощутила, как из глаз посыпались крупные горячие слёзы, да и в лицо стало очень жарко. Я резко встала из-за стула и, схватив лежащий на полке блокнот, замахала им.

Давид всё ещё не сводил с меня встревоженного взгляда.

- Всё в порядке, не беспокойся, - просипела я, махая рукой. - Это просто кашель, я не подавилась. - Фу-ух, - глубоко вздохнув, я вернулась на место.

- Уже пора… Мне надо идти, дела, - вдруг удивил меня парень таким поворотом беседы.

- А... А почему ты уже уходишь? - ко мне вдруг пришло осознание того, что я не хочу, чтобы он уходил. Я поговорить хочу! Да хоть о погоде!

- Я к Лене поеду, забыл у неё свою сумку с ноутбуком. Надо по поводу работы кое-что уточнить.

- А-а, - я отвела взгляд и посмотрела куда-то в пол. - Ты где-то работаешь?

- Я работал, потом уволился. Вскоре снова устраиваюсь на работу, - сказав это, Давид встал из-за стола и пошёл в коридор. Я обернулась и увидела, что он доел не все бутерброды.

- Эй, Давид!

- Что? - сразу же ответил парень, завязывая шнурки на ботинках.

- Ты не доел.

- Ну, не могу же я объесть девушку, тем более, что ты заболела. Тебе надо хорошо питаться. Не бутербродами, конечно, - на этих словах он усмехнулся.

- А я же... Ладно. Ой, твой телефон! - я подхватила мобильник парня, лежащий на диване, и подбежала к нему в коридор.

- Спасибо, Катрин, - парень надел куртку и принялся хлопать по карманам. - Та-ак... Где мои перчатки?

Я огляделась по сторонам и увидела их на полке.

- Вот! - и ткнула в них пальцем.

- Спасибо...- После некоторой паузы парень вдруг выдал: - Сними резинку.

- Что? - я не поняла просьбы парня и удивлённо воззрилась на него.

- Сними резинку с волос, - раздельно повторил Давид, продолжал упорно настаивать на своём.

- Зачем? - упрямилась я. Нет, ну действительно, зачем? Странная просьба какая-то.

- Сними. Тебе жалко, что ли?

Да не сказала бы…

Я неспеша сняла резинку, и волосы тихо рассыпались по плечам приятной тяжестью, после чего я посмотрела на парня снизу вверх. Давид смотрел на меня, не сводя глаз. Его взгляд был каким-то пристальным и цепким. Он заворожено смотрел на меня, а я не знала, чего ожидать от Давида. Одной рукой парень держал перчатки, а второй вдруг осторожно потянулся ко мне. Я слегка отклонилась от его руки и не сводила с неё глаз. Мы стояли на расстоянии шага друг от друга. Нас разделяло ничтожное пространство.

Давид вдруг бережно дотронулся рукой до пряди волос и неспеша потянул её к себе. Он медленно провёл по ней пальцами, а моё сердце пропустило глубойкий и тяжёлый удар. Его действие показалось мне невероятно милым и полным нежности. Парень ещё некоторое время гладил прядь волос, а я едва дышала, наблюдая за ним. Я не знала, что мне делать.
Как реагировать на такой поступок? Что он хочет сделать? Что? Я... Я тоже хочу его коснуться... Едва я подняла руку и протянула её к лицу парня, Давид отпустил прядь, и та вернулась на место. Не знаю, почему я позволила ему дотронуться до своих волос. Не знаю, почему не могу отвести от него взгляда. Не знаю...

Парень вдруг дотронулся рукой до моего плеча, отчего я слегка вздрогнула, почему-то ощутив лёгкий электрический разряд, распространившийся по всему телу. Моё сердце сделало очередной аритмический кульбит и забилось ещё сильнее, мне перестало хватать воздуха вокруг.

- Выздоравливай! - жизнерадостным голосом, как ни в чем не бывало произнёс Давид, не убирая ладонь с моего плеча. Теперь я ощутила, что его рука была действительно большой и очень-очень тёплой. Мягкой. Он вдруг медленно, словно дразня, провёл пальцами по нему вниз к локтю. Подушечки пальцев у парня были тёплыми и мягкими. Он нежно провёл ими до локтя, оставляя после прикосновений горячие следы, и вдруг одёрнул руку, словно обжёгся.

Я тоже вздрогнула и несколько раз быстро моргнула:

- Эй! Что ты себе позволяешь, а? - наконец-то в моё сознание ворвалось возмущение, сметя со своего пути напрочь чувство нежности. Я смогла нормально дышать, а после почувствовала, как с лица сползает жар, оставляя место прохладе, царящей в квартире.

- Извини, сам не могу сказать. Ну, мне пора, Лена уже подъехала. До встречи! - Давид открыл дверь, а я ему вдруг помахала рукой. Стоп. Когда это я успела её поднять?

- Пока, - дверь глухо закрылась, и наступила тишина. Я снова осталась одна дома и первым делом решила пойти прибраться на кухне, дабы отвлечься от всего этого... странного. Что же это было за наваждение, я и сама не знала, теряясь в догадках. И как разобраться в этой ситуации?

Через несколько часов у меня снова поднялась высокая температура и я слегла. Мне звонила Анита, но я была не в силах поднять телефон. Лишь написала ей сквозь закрывающиеся глаза смс-сообщение, объяснив, что я болею, а потом провалилась в глубокий и долгий сон.

Я проснулась оттого, что сильно хотела пить. Открыв глаза, медленно подняла себя в сидячее положение и, ссутулившись, разлепила спёкшиеся губы. Сейчас я чувствовала себя просто бомжом: голова была грязной, сама я до ужаса неопрятной да и воняла просто как мужик.

- Господи, почему же я заболела?

Терпеть не могу это состояние...

***

Захлопнув за собой дверь, Давид быстро ссыпался по лестнице и вышел на улицу. У подъезда его ждала Лена. Он написал ей, пока Катрина готовила завтрак. На улице поднялась немыслимая плотная метель, постепенно скрывающая всё в округе. Мороз сразу же принялся кусать незакрытые части тела парня. Давид надел вторую перчатку и, засунув руки в карманы, подбежал к машине сестры.

- Привет, - первым поздоровался он с сестрой, с шумом закрыв дверь машины и стряхивая с волос кучу снежинок.

- Эй, милый мой, осторожнее, - прошипев, сделала замечание брату девушка, - Она вообще-то дорогая, или ты готов оплатить ремонт? - прищурилась Лена, глядя на Давида. Парень либо сделал вид, что не слышит сестру, - либо действительно был погружён в свои мысли. - Доброе утро!

- Я здоровался.

- Ну что, как Кэт? - спросила Лена, аккуратно выруливая со двора. Из-под шин был слышен приглушённый скрип снега.

- Не знаю. Сейчас вроде проснулась без температуры. Как будет дальше, я без понятия, - и на этих словах парень развёл руками в стороны, тихо включив в машине радио.

- Она действительно только сейчас проснулась, или это ты решил остаться с ночёвкой?

Давид пропустил мимо ушей колкость сестры и пристегнулся.

- Нет, она только сейчас встала.

- Эх...-как-то опечаленно протянула Лена, выезжая на дорогу.

- Чего это ты так разочарованно "эхаешь" ? - нахмурился парень и даже посмотрел на сестру.

- Да ничего. Что у тебя с мордашкой? Нечасто увидишь румянец на твоём лице...

- Ты серьёзно? - спросил парень, открывая сверху зеркало. На его лице действительно было два небольших розовых пятна. - Это мороз.

- Пусть будет мороз, мне-то что...- замолчала вдруг Лена. - Тебе ко мне или домой едешь?

- Мои вещи ещё не привезли в новую квартиру. Должны позвонить, - устало произнёс парень и широко зевнул. - Тем более мой ноутбук у тебя. Господи, как же болит всё тело... Ой-ёй...

Парень увидел, с каким шокированным лицом посмотрела на него сестра и, скроив ещё более уставшую мину, пояснил:

- Я уснул в кресле. В зале.

- Да я и не спрашивала, чего оправдываешься?

***

- Да, Анита, - повторила я снова. - Я не поеду в универ. Вызвала врача на дом. Что значит "почему"? У меня температура тридцать девять и два! Я нос не высуну на улицу! - сказала я скороговоркой подруге, после чего сразу же мучительно закашлялась. Кашель сильно драл горло.

- Катрина? - в который раз повторила подруга.

- Т-та? Кха-кха-кха! Анит, - прохрипела я ответ, - я тебе перезвоню, - закончила я говорить шёпотом. Привалившись спиной к стене и закинув руку на голову, я принялась глубоко дышать. Был уже третий день болезни, а мне становилось всё хуже и хуже. Вместо того, чтобы остаться на прежнем уровне, как, например, вчера, когда Давид уехал, температура стала подниматься выше и быстрее, хотя и спадала она быстро, что не могло не радовать. Но прибавился мучительный кашель, который иногда просто не давал вдохнуть в легкие кислород.

И я, с воем втягивая воздух в себя и запивая всё это водой, заливалась слезами, которые из-за кашля сами собой лились из глаз. После приступов кашля глаза обычно ещё минут пять были красными от напряжения.

Кашель такой силы не пожелаю почувствовать ни одному врагу. Сегодня должна была приехать врач и назначить мне лекарства, да и открыть больничный лист. Чувствую, у меня это надолго.

Приступ кашля мог застать меня и во сне, отчего я просыпалась посреди ночи и вскакивала с постели. За одну лишь сегодняшнюю ночь я просыпалась трижды и где-то по полчаса отходила. Пила воду, морс, а потом шла ложиться спать. Это было невыносимо. В моменты, когда температура спадала, я занималась уборкой, учёбой, смотрела фильмы и готовила себе простую еду.

Хотя вчера сил хватило и на полноценный куриный бульон с запечёнными овощами и картофелем, после которого я даже почувствовала себя гораздо лучше, но лишь на время. И всё, остальной день я провела в лежачем положении.

Когда пришла врач, она выписала мне лекарства, назначив жаропонижающие средства, отхаркивающие и бронхорасширяющие сиропы. Женщина написала мне в справке ОРВИ. Врач сказала приехать через неделю к нам в корпус в медпункт на повторный осмотр и, покинув квартиру, оставила после себя лишь приятный аромат духов.
Эта неделя дала мне время на то, чтобы остыть. Успокоиться и немного привести свои мысли в порядок. К сожалению, я так и не разобралась ни в Давиде, ни в своих чувствах к Андрею.

Кстати, звоня Аните, я увидела у меня на телефоне пропущенный и принятый вызов с неизвестного номера. Я не перезванивала на него, так как придерживаюсь принципа "Кому надо, тот сам перезвонит". Но за последние три дня я не помню того, чтобы отвечала на чьи-то звонки, кроме Аниты. Когда же это могло произойти? Вероятно, я случайно нажала "Принять".

Неделя ожидания прошла очень быстро, температура всё ещё не стала нормальной, держась у максимальной отметки в тридцать восемь и шесть. Кашель продолжал появляться приступами, но не столь частыми, как несколько дней назад. Это меня радовало.

Я измерила температуру, сейчас она была тридцать семь и восемь. Я собиралась ехать в наш медпункт. Надела свой самый тёплый колючий серый свитер, чёрные штаны с начёсом и завязала волосы в высокий хвост.

Уже второй день я слышала в подъезде какую-то возню, шум и грохот. Вчера, выйдя из душа, я, посмотрев в глазок, увидела, как два больших дядьки тащили вверх холодильник, а ещё позже, новый диван. У нас новые жильцы в доме? Интересно, кто же они?
Я ненавидела шарфы, но сейчас приходилось завязывать на шее представителя этого вида и предпринимать истощающие нервную систему попытки застегнуть куртку. Замок просто не хотел заходить на шарф, а когда он всё-таки застёгивался, то придавливал его, практически лишая меня доступа воздуха.

В итоге я, в приступе ярости, сорвала его с себя, пару раз покрутив его в руках, пытаясь растянуть, и накинула его поверх куртки как змею, кругами, не завязывая. Это был почти идеальный вариант. Почти компромисс.

Я вышла из подъезда и едва не уткнулась носом в каких-то рабочих, на сей раз тащивших огромный коричневый, видно, из натурального дерева, разобранный стол.
Протиснувшись мимо них, я побежала на остановку, усердно подавляя мучительный кашель, который сделал мой голос неимоверно ужасным. Дико сиплым.

***

Андрей сидел на паре и откровенно скучал, рядом с ним сидела Анита и старательно писала конспект. Сейчас за кафедрой что-то читал его дядя Халява Даниил Андреевич. Он был братом его матери, проживающей в этом городе. Но так как парень забыл тетрадь, то ничего не делал. И, чтобы показать своё уважение, он не зависал в телефоне, а просто мучился от безделья, притворяясь, что внимательно слушает и все-все запоминает.

Отпросившись, парень встал из-за стола и направился по лестнице вниз, к выходу из аудитории. Андрей увидел, что Анита сразу же встрепенулась и проводила парня взглядом до самой двери.
Андрей решил размяться и бесцельно походить по этажам университета, возможно, зайти в столовую и перекусить. Входные двери университета хлопнули и парень услышал частый звук от каблуков. "Наверное, девушка зашла", - лениво потягиваясь на ходу, подумал Андрей и пошёл в столовую.

Подходя к двери буфета, краем глаза парень успел заметить, как в большой арке, справа от столовой, мелькнул чей-то длиннющий шарф и услышал тот же отдаляющийся звук каблуков.

***

Я вовремя успела на приём к врачу, потому что она не успела уйти на обед. Это не могло не радовать, ведь ждать её сорок минут у меня бы просто не хватило сил. А ещё удача повернулась ко мне лицом: очереди не было.

Врач приняла меня быстро и, покачав головой, продлила больничный ещё на неделю. Она надеялась, что за эти семь дней я стопроцентно оправлюсь. А я взяла и разочаровала её. На этот раз врач выписала мне ещё и противовирусное. Жаль, что эта светлая мысль не посетила её светлую с завивкой голову неделю назад. Если бы она это сделала, что сейчас, возможно, я бы точно была здоровой.

Я вышла из кабинета и поплелась к выходу, на ходу пряча листик с рекомендациями в сумку. Было жарко, в носу и горле болело. Мне срочно надо было возвратиться домой и выпить жаропонижающее, а ещё лечь спать.

- Катрина!

Я обернулась на голос.

- Андрей? – сощурившись, я продолжила: - Что ты хотел?

- Ты… Ты не ходила на пары долго. Я тебе даже звонил.

Звонил? Когда это?

- Я заболела. Анита это знает, мог бы спросить у неё.

- И ещё я хотел узнать. Что у тебя делал Давид?

- Во-первых, откуда ты знаешь? Шпионил? - Я не стала ждать ответа. - А вообще, он в гости заходил. И Лена вместе с ним. Ты что-то имеешь против?

Андрей отвернулся и через несколько секунд продолжил: - А что Вы делали?

- Чай пили, - я решила умолчать про то, что уснула.

- Ясно…

- Андрей, мне надо идти домой. У меня температура, я хочу спать. Что-то ещё?

- Да, я хотел ещё спросить тебя. Ты так быстро влюбилась в Давида? За месяц?

Мне очень захотелось прекратить этот разговор хотя бы потому, что мне от температуры стало жарче, поэтому я ляпнула первое, что пришло в голову:

- Андрей, - устало позвала я, и парень повернулся ко мне лицом. – Ты что, влюбился в меня?

Наверное, я попала прямо в точку, потому что парень весь напрягся. Он резко отвёл взгляд в сторону. И лишь спустя мучительно долгие секунды ожидания, наконец, ответил:

- Я...



Лана Летаева

Отредактировано: 10.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться