Запах жертвы

Размер шрифта: - +

Глава 6

Авария.

Ничего не слышала глупее.

Я подавилась смешком и прикрылась ладонью. С точки зрения ментов и так странно себя веду. Смеяться быстро расхотелось. Авария… И у них такие серьезные лица.

Какая может быть авария после всего, что Эмиль пережил? Он был мэром города, ни перед кем не встал на колени, его тело давно превратилось в решето – и смерть в аварии? Нелепица какая-то.

– Мне нужно побыть одной, – я упрямо отнекивалась от вопросов, пока они не ушли.

Пусть сами теряют время. Если Эмиль действительно попал в аварию и пострадал, сейчас он где-то там: голодный и хищный, как дикий зверь, ищет жертву.

Я быстро взбежала по лестнице – в спальню. Нужно торопиться, раненый вампир в городе – всегда к беде. Люди не понимают, в чем дело, они ему не помогут.

Сама найду место и привезу его сюда. Если он жив.

На ходу я просмотрела в телефоне последние новости.

Авария произошла ближе к пригороду: этой ночью только один грузовик переехал черный джип. У меня чуть не остановилось сердце, когда я увидела фото разбитой, частично сгоревшей машины. Джип Эмиля смяло, как бумажный лист, на асфальте была кровь – много крови. Я поняла, почему менты решили, что он погиб – человек такую кровопотерю не переживет.

Я с трудом попала в рукав водолазки, с горем пополам ее натянула, просматривая фото. При таком столкновении не пострадать он не мог. Не знаю, мог ли погибнуть, но если исчез вместе со вторым водителем, значит... Скорее всего, тот водитель сейчас лежит где-нибудь в канаве или в лесополосе, обескровленный и выжатый досуха. Эмиля надо найти до того, пока он, раненный и ищущий крови, не натворил еще дел.

Я набросила на плечи ремни кобуры, сверху куртку – короткую, мехом внутрь, застегнулась и вышла на крыльцо. Его расчистили от снега, ботинки слегка скользили на красном мраморе.

– Открой ворота! – крикнула я охраннику, устраиваясь за рулем «мерседеса». Холодный воздух обжег горло – ночью ударил мороз. Рука дрожала, когда я заводила машину.

Кровь забыла.

Пока охранник возился с воротами, я сбегала на кухню и вернулась с бутылкой из темно-зеленого стекла. Кинула ее на заднее сидение и выехала за ворота, буксуя в снегу.

До места аварии недалеко: Эмиль нарвался на грузовик, когда злой и раздраженный гнал в город после скандала. Получается, косвенно в произошедшем виновата я.

Пальцы заныли, когда я непроизвольно стиснула руль. Почему не промолчала? Зачем начала орать? Он бы не ушел…

Место нашла быстро. На перекрестке уже было свободно. Я медленно проехала мимо, рассматривая мусор после аварии и виды, знакомые по фото из интернета. Машины уже убрали – даже грузовик. Кругом валялись пластиковые фрагменты, стеклянная крошка, а в центре перекрестка натекло огромное масляное пятно.

Я припарковалась на обочине чуть дальше и выбралась из машины. Пар срывался с губ, мешая видеть. Уши мерзли – второпях я не надела шапку, и набросила капюшон с меховой оторочкой. Все равно холодно. Руки покрылись красными пятнами.

Обычно у нас теплее. Если Эмиль серьезно ранен, а эффект крови уже закончился – он может замерзнуть. Ничего, я знаю, как ведут себя вампиры при смерти, и обязательно его найду.

Я прошла по кромке дороги, глядя под ноги: на снежный накат на обочине. Я высматривала кровь.

Перекресток был не слишком оживленным. Место малолюдное – и это очень хорошо, он не нападет на случайного прохожего. Поблизости жилья я не видела. По обе стороны от дороги раскинулись заснеженные пашни, перемежаемые лесопосадками. За полем начинался редкий лес. Эмиль мог уйти туда?

Я обернулась, рассматривая местность и приложив ладонь козырьком к глазам. Солнце вставало, истекая алым и золотым. Я так привыкла к полумраку, что и от этого неяркого света у меня слезились глаза.

Кровозависимый вампир будет реагировать острее. Свет причиняет им боль, а раненные они стремятся в убежище, забиться в темный угол, чтобы не нашли. Вытолкнуть их оттуда может только голод. И что перевесит у Эмиля, не знаю.

Если Эмиль ушел куда-то, то сейчас прячется. Тревожило еще кое-что: если он забрал водителя грузовика и выпил его, то должен был прийти в себя. Почему же не вернулся домой?

Я пошла дальше и остановилась, как вкопанная, заметив цепочку кровавых капель. Но следы обрывались так же неожиданно, как и появились. Я спустилась в поле и огляделась: занесенное снегом, оно смотрелось нетронутым. Наст не нарушен, здесь никто не ходил. Все выглядело так, словно здесь случайно брызнуло кровью…

Я бестолково покружила по полю, надеясь обнаружить еще что-нибудь. Как Эмиль мог добраться до леса, не потревожив снежный наст? Никак. Это невозможно. Я остановилась, рассматривая лес. Больше укрытий здесь нет, если он спрятался, то только там.

Придется искать другие следы.

Я выбралась на дорогу, тщательно осмотрела обочину с этой стороны и перешла на противоположную. Кое-где попадалась кровь, но в поле след обрывался.

Мог ли Эмиль попасть в лес, минуя поле? Если он был смертельно ранен, то действовал по наитию, как дикий зверь. Инстинкт велел бы ему вернуться домой, а если дом далеко, он искал бы укромное место.

Не на дороге же он сожрал этого несчастного водителя! В том, что похитил его именно Эмиль, я не сомневалась. Больше некому, а в версию полиции я не верю. Много они знают, ага.

Я остановилась, со злости врезав кулаком по ладони. Поиски завели в тупик, я понятия не имела, что делать дальше. Раненый вампир не может бесследно исчезнуть – он будет искать жратву.

Я снова набрала его номер, но телефон оказался отключен – или просто разрядился. Где же он?

Я еще раз осмотрела еловые макушки у горизонта, снежное поле, мусор после аварии, усеявший дорогу и не нашла лучше, чем проорать, давясь ледяным воздухом:



Мария Устинова

Отредактировано: 12.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться