Запечатанное счастье

Размер шрифта: - +

Глава 1

Сквозь безмятежный сон до меня доносились отрывистые фразы:

- Она должна выжить любой ценой…Не хватало испортить отношения с Редгеном…

- Ничего не могу гарантировать, милорд, ничего. Очень сильный, неизвестный яд…Приняла сама, а это…регенерацию.

Похоже я опять не выключила телевизор. Ну и пес с ним. Перевернувшись на другой бок, плотнее смежила веки. Главное, не фокусироваться на фильме и тогда можно спокойно доспать до будильника. Иначе, если встану искать пульт, то уже не усну. Так и провалилась в темный омут под обещания «придавить мерзавку, если выживет».

Будильник выдернул меня из чудесного сна – я носилась по ночному туманному лугу. А следом за мной черной тенью неслась волчица, она игриво прихватывала меня за пятки и толкала лоснящимся боком. Готова поспорить, что такой странный сон результат фильма. Надо будет потом посмотреть программу и найти его, люблю фэнтези.

Вот только телевизор был выключен. Хм, это на какой же громкости соседка смотрела? И эти люди еще что-то мне говорят про мой пылесос! А моя «чайка», между прочим, сосет так, что линолеум от пола с хрустом отдирает. Не то что современные бесшумные финтифлюшки.

- Опять грохочет,- раздалось из-за двери соседской комнаты. – Порядочные люди по ночам спят!

- И тут возникает вопрос, почему не спишь ты,- фыркнула я. – Дашь в долг?

За дверью даже дышать перестали. И только тихий-тихий шорох домашних тапочек – соседка отступала к кровати. Вот и хорошо. Нет, деньги в долг никогда и ни у кого не беру, но за последние пару месяцев я точно узнала, как избавиться от назойливой собеседницы. Заговорить о деньгах.

Вообще-то, она нормальная просто ближе к концу месяца у нее заканчивается наличность. Все почему? Все потому что я весь месяц питаюсь одинаково. А она с зарплаты шикует – притаскивает красную рыбу, икру. Ясен перец у нее уже к двадцатому числу деньги остаются только на макароны.

Спонсор хорошего утреннего настроения – бардак на кухонном столе. Грязная тарелка, десертный нож, чашка с недопитым чаем. Нинка опять сорвалась с диеты. Иначе бы прибрала за собой.

Тяжело вздыхая, я скинула тарелку в мойку и вытащила свою чашку. Ополоснула ее кипяченой водой из чайника и налила сок. Времени на полноценный завтрак нет. Увы, среднестатистическая офисная мышь не может себе позволить опозданий. Это только в фильмах героини такие все красивые влетают в офис в девять ноль-ноль с сохраненной укладкой. А я не ведьма и когда снимаю шапку, то еще минут пятнадцать привожу прическу в порядок.

Так, сумка собрана с вечера, костюм отглажен. Сок выпит, печенька съедена. Помыть голову, сделать укладку и вперед, на баррикады. Жизнь после развода есть и она не заканчивается на поедании вкусняшек перед телевизором. Хотя бы потому что кто-то на эти вкусности должен зарабатывать.

Весь день я мысленно возвращалась к своим полночным грезам. Во-первых, выяснилось, что никакого фэнтези не транслировали. По крайней мере на тех каналах, что мне доступны. А во-вторых, меня преследовали изображения синеглазой волчицы из сна.

- Алис, ты на обед-то идешь? Или так и будешь выключенный монитор гипнотизировать?

Я перевела взгляд на коллегу, потом на монитор и, пожав плечами, встала из-за стола. Так или иначе, а идти придется. Мне и так удалось выбить неделю за свой счет и пережить первые дни в одиночестве.

За спиной нет-нет, да проскальзывал шепоток «Да-да, она его застукала в постели с Альбиной из статистики», «Да нет же, не с Альбиной, а с Катюхой из бухгалтерии». А мне хотелось развернуться и рявкнуть, что кувыркался мой бывший муж сразу с двумя. Он же Шеф, он же Босс, ему же «все можно, ты ведь понимаешь, Алисочка?». Я понимала. Поэтому сфоткала эту троицу и сбежала. Только благодаря фотографии мне удалось развестись без потерь – он оставил за мной купленную в браке квартиру и небольшой счетец в банке. Правда, пока в квартире идет ремонт я живу в общежитии.

- Алиса, ты должна нам все рассказать,- коллеги смотрели на меня как стая собак на единственную кость.

- Да что там рассказывать? – я устало улыбнулась,- он босс и ему все можно. В том числе и уложить двух шлюх в супружескую постель.

- То есть и Альбинка, и Катька? Ничего себе.

Общественность в лице девиц из нашего офиса загудела, переваривая новость. А у меня по спине продрало морозом – посредине нашей кафешки стояла волчица.

- Девочки, вы собаку видите? – я смотрела ей прямо в глаза.

Девочки тут же заозирались и, глядя сквозь черную зверюгу, тут же отчитались:

- Только Василинка из юр.отдела. Та еще собака женского рода. Ты про нее?

- Д-да,- я потерла глаза, но синеглазая зараза никуда не делась.

Больше того, она подошла вплотную и положила морду мне на колени. Что я могла сделать? Только сделать свои глюки еще более странными. Со вздохом я протянула ей пирожок с мясом и шепнула:

- Ешь, тебе нужней. Я-то хоть работать могу.

Волчица слизнула подношение в один миг. И в этот же миг исчезла. Я только успела убедиться – живот у нее ввалился, мне не показалось. Это было заметно еще во сне. И ведь что интересно, шерсть густая, лоснящаяся, а живот впалый и если примять шерсть, то можно прощупать ребра.

До вечера я доработала как в полудреме. Несколько раз видела волчицу, но внимания не обратила. Надо проверить, что мне там в аптеке дали – все же снотворное может иметь самые разные последствия. Тем более, что девушка продала мне его только после душераздирающей истории о супружеской постели и двух козах в ней.

По дороге домой заскочила в магазин и долго смотрела на сардельки. Купить или нет? Волчица трусила следом за мной, а еще на нее начали оборачиваться люди. Так, может быть, это не галлюцинации? Тогда ее стоит подкормить, а то вдруг нападет на кого-нибудь? Голодные собаки, между прочим, сбиваются в стаи и рвут людей. Одна волчица — это, конечно, не стая. Но все же, все же.



Наталья Самсонова

Отредактировано: 21.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться