Записки химеры 1. Первые шаги

Размер шрифта: - +

18 июня 617132 года от Стабилизации

Аэропорт, Сворована

Я всё-таки зашла в организованный в аэропорту кабинет Белокермана, но не затем, чтобы подать заявлении о компенсации, а просто с целью поговорить. Оказавшись в незнакомой стране, я элементарно растерялась и, возможно, именно поэтому пыталась держаться поближе к согражданам. Про них, в отличие от остальных, хоть что-то знаю. Даже если такое поведение кому-то покажется несамостоятельным, всё равно лучше хотя бы попробовать получить информацию до того, как предпринимать какие-то действия. Дождавшись, пока посол Белокермана разберётся со всеми желающими получить объяснения или деньги (а таковых оказалось вовсе не так много, как я ожидала), подошла к столу.
— Компенсация? — полуутвердительно поинтересовался белорун.
— Нет, — отрицательно повела я рукой. — Я хотела бы узнать о правилах поведения за границей и, если возможно, получить совет, как не сделать хотя бы самые элементарные и распространённые ошибки.
Мужчина на несколько мгновений задумался.
— Ты неполноценный гражданин, — заметил он чуть позже.
— Да. И думаю, что ты в курсе того, что я об этом знаю, иначе не стал бы сообщать мне о моей неполноценности, — от обиды я сказала это резче, чем собиралась. — Но здесь не Белокерман. Или независимо от местонахождения мне не стоит обращаться к согражданам с вопросами, поскольку внутренние правила действуют везде?
Пальцы белоруна чуть дрогнули, но он быстро взял себя в руки.
— Нет, за пределами нашей страны эти правила не действуют, — а ещё немного помолчав, добавил: — Я могу проконсультировать тебя сейчас или в свободное время. Но только при одном условии. Ты сменишь гражданство в ближайшие дни.
От удивления я ненадолго потеряла дар речи. А потом оно сменилось искренним возмущением. Почему? Как он себе это представляет? Сомневаюсь, что можно быстро и легко получить прописку в другой стране. Да и зачем? Хотя, если Белокерман защищает попавших в беду граждан, оплачивает им, например, лечение и переезд, а также отвечает за совершённые ими преступления, то тогда легко понять, почему так стремятся избавиться от бывшего рендера. Не зная законов и обычаев, любой из нас может запросто их нарушить и естественно, что нести ответственность за это страна не хочет. Обида вспыхнула с новой силой. Если бы белокерманцы проводили хотя бы краткие курсы по законам и обычаям других государств и правильному поведению, то это ещё можно было бы простить. Но ведь рендеров как нарочно держат в неведении!
— Пока я не вижу причин для смены гражданства, — гордо подняв голову, сказала я. — Прости за беспокойство.
— Если ты не видишь причин, это не значит, что их нет, — слова белоруна заставили задержаться, когда я уже почти дошла до двери.
— Я неточно выразилась, — сделав паузу, несколько раз глубоко вздохнула, чтобы успокоиться и не нагрубить. — О причине, по которой Белокерман хочет от меня избавиться, легко догадаться. Но у меня пока нет для этого причин.
— Есть, — мужчина сказал это так уверенно, но одновременно не настаивая, что я заколебалась.
— И какие же?
— Белокерман — мелкая страна, и чем дальше ты от неё, тем меньшим влиянием она пользуется. Если в Свороване у нас хотя бы есть посольство, то во многих других и его нет. Белокерман не оказывает помощь и поддержку своим гражданам за пределами внутренней территории. Насколько я знаю, ты всё равно собираешься переехать жить в другую местность. Практически во всех государствах отношение к своим согражданам лучше, чем к иностранцам. Поэтому не разумнее ли сразу стать подданным страны, в которой собираешься поселиться?
— Возможно, это и так, — кивнула я. — Но, во-первых, я ещё сама не знаю, куда буду переезжать, а, во-вторых, не думаю, что эмигрировать так легко.
— А вот по некоторым их этих вопросов я могу тебя проконсультировать и дать несколько советов.
— При обязательном условии быстрой смены гражданства? — подозрительно спросила я.
— При разговоре на данную тему — нет, — сделал отрицательный жест кистью белорун. — А вот при консультации по другим вопросам — да.
Я задумалась. Информация никогда не повредит. Но при этом вовсе не обязательно ей следовать советам, не проверив каким-либо образом.
— Договорились, — вернувшись, я опустилась на пол и замолчала, не зная, с чего начать разговор. Но собеседник явно не хотел затягивать.
— Большинство мелких стран неохотно принимают иммигрантов. Поэтому реально без проблем можно получить вид на жительство только в одной из гигантских. Кстати, в них и отношение к самым разным видам, полукровкам и другим странным существам относительно ровней и лояльней. Передай ненадолго паспорт, — взяв документ, белорун прикоснулся им к специальному разъёму и сразу же возвратил мне. Несколько минут мужчина просматривал полученные данные, а именно жизненные коды, а потом одобрительно шевельнул пальцами. — Практически вся территория Миртара находится в неподходящих для тебя зонах, так что в эту страну лучше не переезжать. В остальных гигантах достаточно комфортных местообитаний, но Вертар — слишком милитаризирован, в нём будет сложно устроиться человеку без хорошего образования, а Мориотар не рекомендую даже рассматривать как возможную страну проживания.
Я вопросительно посмотрела на белоруна, но, заметив, что он не понимает, высказалась вслух:
— Почему?
— Порядки в Мориотаре слишком сильно отличаются от таковых в других странах. И смертность иммигрантов в нём самая большая из пятёрки — даже просто выжить трудно, в том числе образованным и подготовленным людям.
— Учту, — кивнула я.
— Остаются две страны: Древтар и Тартар. На мой взгляд, очень хороший выбор. В обеих легко получить гражданство и, если соблюдать некоторые правила, можно комфортно жить.
— Расскажешь в чём их различия?
— Расскажу, но только при условии быстрой смены гражданства, — будто в насмешку пальцы белоруна чуть дрогнули.
— Нет, не надо. Благодарю за консультацию.
— Я послал тебе номер телефона, на случай, если передумаешь в ближайшие пару дней, — сказал собеседник, и, попрощавшись, я покинула кабинет.
Не успела оглядеться и продумать, что надо сделать в первую очередь, как меня поймал местный житель, судя по форме, из служащих аэропорта. Подобных ему я почти не встречала в Белокермане, но здесь уже видела. Круглолицый, с многочисленными веснушками и здоровым румянцем, забавным, одновременно сплюснутым и курносым носом — всем этим он напоминал обыкновенного деревенского парня-раздолбая с карикатуры. Выбивались только большие, обвисшие уши и то, что это был не человек. Удивительно, как много встречается гуманоидных разумных существ, похожих на Homo и, одновременно, отличных достаточно, чтобы не возникало путаницы. Наверняка, этому должно быть хоть какое-то объяснение. Может, гуманоидная форма тела сама по себе способствует возникновению разума?
— Я тебя чувствую, — радостно сказал мужчина, заставив отвлечься от размышлений. — Вот, возьми, это правила поведения в Свороване, — он вручил мне маленькую брошюру из гибкого пластика. — К сожалению, твой общедоступный электронный носитель информации то ли отключён, то ли заблокирован, и я не смог напрямую скинуть всё то, что требуется.
— День, — кивнула я. — Общедоступный электронный носитель — это компьютер или мобильник? — дождавшись подтверждения, сунула руку в карман и вытащила телефон. На его экране высвечивалось сообщение о том, что сеть не опознана и идентификация прошла неудачно. Мысленно отругала себя: учитывая, что интернет в Белокермане ограничен одной страной, можно было предположить, что и с сотовой связью те же заморочки. Интересно, тут вообще есть интернациональная техника? По идее — должна быть.
— Белокерманская модель, — без проблем опознал служащий. — Если необходимо, то могу передать информацию через коды твоей страны — у нас есть. Также предлагаю услугу по быстрой модификации этого средства связи таким образом, чтобы он работал на нашей территории. И рекомендую сменить оператора.
— Хорошо бы, — с готовностью согласилась я. — А можно модифицировать так, чтобы и в других странах проблем со связью не было?
Служащий ответил отрицательно и поинтересовался, на какое время и с какой целью я приехала. Я задумалась, а потом решительно кивнула своим мыслям:
— Ненадолго, скорее всего на несколько дней, проездом.
К моему удивлению парень ничуть не удивился.
— Ага, я так и думал, что в Тартар, — широко улыбнулся он и задорно подмигнул. — Советую не затягивать с покупкой билетов — уже большую часть разобрали. Проводить к нужной кассе?
Несмотря на отказ и откровенный намёк на желание побыть одной, служащий не смутился и теперь то рассказывал забавные и любопытные истории из жизни аэропорта, то предлагал оказать какие-нибудь услуги: помочь устроиться в гостинице, найти гида, организовать обед или экскурсию и так далее. Естественно, ни одна из услуг не была бесплатна, но названная цена показалось вполне приемлема. Другой вопрос, что сейчас мне не нужна помощь такого плана.
Уже через несколько минут я поняла, что, хотя недостаток информации в Белокермане нервировал, но не меньший дискомфорт вызывала реклама и обилие малоценных сведений. Прервав собеседника на полуслове, поинтересовалась, оказывают ли где-нибудь консультации по иммиграции в другие страны.
— Женщинам у нас легко получить вид на жительство, — не задумываясь, заявил парень. — Достаточно родить ребёнка от гражданина, — его взгляд, ранее выглядевший приветливым, теперь показался масляным.
— Консультацию по иммиграции в другие страны, — повторила, на сей раз сделав акцент на предпоследнем слове.
Вопреки ожидаемому, служащий с готовностью переключился на новую тему и начал рекламировать юридические конторы, которые могут оказать подобную услугу. Из-за этого создавалось впечатление, что ему вообще неважно, о чём говорить, лишь бы говорить. Через некоторое время я прервала его словоизлияние и выбрала ту, что резко отличалась от других коротким лозунгом «обслуживаем быстро, некомфортно, некультурно, качественно, дорого». По крайней мере, при ней не было кафе, массажного кабинета, пляжа и других ненужных сейчас благ цивилизации. Это позволяло предположить, что там всё-таки хоть что-то делают.
Избавиться от парня удалось только у самой конторы, заплатив за сопровождение, предупредив, что пробуду в кабинете долго, и несколько раз отказавшись от его предложений всё-таки дождаться «такую красивую иностранку».
Стоило зайти внутрь, как некое тритоноподобное гуманоидное существо сразу же поинтересовалось, по какому вопросу и достаточно ли денег на консультацию. Убедившись в моей платёжеспособности (заодно выяснилось, что на самом деле «дорого» — вовсе не настолько дорого, как я опасалась), отправили в один из кабинетов. Посередине помещения вместо стола или стойки комнату перегораживало стекло, по высоте доходящее мне до пояса, за которым плескалась вода. Там же располагался компьютер и консультант. Последний оказался представителем незнакомого мне вида моллюсков.
Вкратце описав ситуацию (но умолчав, что попала в Чёрную Дыру извне), я протянула паспорт и приготовилась ждать. Но юрист не стал тянуть время и, почти сразу же вернув документ, озвучил результаты. Моллюск практически повторил слова белоруна, но немного больше времени уделил пояснениям. Например, выяснилось, что посол немного покривил против истины и Белокерман на самом деле оказывает хорошую поддержку, но только тем, кто отправился в командировку или на отдых по рекомендациям врачей, а остальным — слишком незначительную, в результате чего она не даёт практически никаких бонусов. Одновременно с этим, в любом из гигантских государств поборы с иностранцев значительно выше, чем со своих сограждан — поэтому большая часть тех, кто приезжает на достаточно долгий срок, сразу стремится получить гражданство. Любая страна из гигантской пятёрки, в отличие от мелких, легко принимает новичков.
— Но есть проблема. У тебя нет ни образования, ни уникального опыта работы, ни редких способностей. Ты не представляешь интереса ни для одного государства, — прямо заявил юрист. — А значит, в любой стране ты будешь человеком максимум второго сорта. Хуже всего к таким относятся в Вертаре — так что не советую туда ехать. Лучше всего — в Миртаре, но тебе не подходит его территория. Дальше следует рассматривать ситуацию в зависимости от того, что ты больше хочешь: выжить или возвыситься.
— А разве можно выбрать только что-то одно?
Моллюск взмахнул щупальцами, обрызгав меня и пол водой и недовольно щёлкнул клювом:
— В Древтаре легче выжить, но сложно получить образование, обеспечить нормальный или высокий заработок, обрести независимость и возможность уверенно передвигаться по другим странам. В Тартаре выжить сложнее, гораздо больше зависит от удачи, знакомств и наличия нужной информации. А вот образование доступно практически всем, причём качественное, которое ценится не только в этом государстве, но и в большинстве других. В Тартар многие едут именно с целью получить профессию.
— А что думаешь насчёт Мориотара? — поинтересовалась я, заметив, что юрист ни словом не обмолвился о пятом гиганте.
— Если тебе дорога жизнь, здоровье, рассудок и возможность переродиться после смерти — никогда не пересекай границу Мориотара, — моллюск замолчал, всем видом давая понять, что не собирается продолжать разговор на эту тему.
Выяснив ещё несколько менее важных вопросов, я поблагодарила, заплатила за консультацию и вышла на улицу. С опаской огляделась, и, убедившись, что служащий аэропорта всё-таки ушёл, облегчённо вздохнула. Несмотря на то, что объяснений белокерманец давал меньше, самые важные сведения совпали с полученными у независимого специалиста. Значит белоруну можно верить. Если так — то почему бы и не принять его предложение? Ещё немного подумав, я позвонила послу и сообщила, что решила согласиться не тянуть со сменой гражданства, но только при условии, что во время консультации удастся понять, в какую страну лучше иммигрировать. Скорее всего, он обрадовался, по крайней мере, сам предложил посмотреть, не найдётся ли возможности каким-либо образом увеличить мои шансы на выживание в другом государстве. Я с энтузиазмом приняла предложение, после чего мы договорились о встрече завтра после полудня и распрощались.
Только сейчас, успокоившись, я обратила внимание на окружающий мир и, случайно подняв взгляд, впала в ступор, из-за чего так споткнулась, что чуть не упала. Остановилась и снова посмотрела в небо. Солнце было другим. В отличие от похожего на Земное белокерманского светила, местное почти в два раз меньше и бело-зелёное. А с противоположной стороны, невысоко над горизонтом, несмотря на ясный день, виднеется яркая голубая звезда, которая ни разу не показывалась в Белокермане. Бред. Я ведь не могла улететь на другую планету или в другую солнечную систему? Или могла? Но почему тогда в аэропорту указано слишком маленькое для межзвёздных перелётов расстояние и каждый раз упоминаются соседние страны? Нет, сомневаюсь, что самолёт унёс нас на другую планету. Но тогда почему светило выглядит настолько иначе? Никаких хоть сколько-то разумных идей в голову не приходило. Ещё немного постояв и поглядев в небо, решительно опустилась с облаков на землю. Сейчас не время размышлять о странностях этого места. Сначала надо остановиться в гостинице и решить самые насущные проблемы.



Софья Непейвода

Отредактировано: 14.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться