Записки химеры 1. Первые шаги

Размер шрифта: - +

Вечер 18 – утро 19 июня 617132 года от Стабилизации

Сворована

Найти гостиницу не составило никакого труда. Местные как с цепи сорвались, каждый норовил услужить, проводить, да ещё и развлечь по дороге, а некоторые и вовсе предлагали себя в качестве возможных половых партнёров. Некоторое время я недоумевала: непривычное внимание одновременно льстило и раздражало. Поскольку нехватки в представительницах прекрасного пола не наблюдалось, начала закрадываться мысль, что я соответствую местным канонам красоты. Но это заблуждение просуществовало лишь до тех пор, пока не добрались до здания гостиницы, на стене которого красовался крупный плакат, изображающий женщину с младенцем и агитирующий приезжих дам получить гражданство и материальное пособие через материнство. Выходит, проблема продолжения рода здесь стоит не менее остро, чем в Белокермане. Но, даже несмотря на все возможные сложности, как минимум неумно ухаживать за представителем другого вида — ведь детей от такой связи всё равно не появится. Или я чего-то не понимаю?
Выбрав из предложенного списка недорогой номер для Homo, с удовольствием повалялась на настоящей кровати, посидела в кресле и походила босиком по махровому, приятно щекочущему стопы, ковру. Всё-таки я не склонна к настолько аскетичной жизни, какую ведут белоруны и будь моя воля... Хотя нет, воля и разум как раз призывают тратить поменьше.
Отдохнув, внимательно прочитала выданные в аэропорту правила поведения, и убедилась, что ничего необычного в них нет. А вот вложенный в брошюру листок с запретом продавать, передавать или ещё каким-либо образом распространять завезённое мной сильнодействующее наркотическое вещество вызвал много вопросов. Осмотрев всё имеющееся имущество, я обнаружила, что код продукта, указанный в инструкции, совпадает с таковым у «пищевой добавки». Но ведь я же не наркоманка! Или всё-таки?.. Подумав, утешила себя тем, что физиология у нас может сильно различаться, и что мне — необходимый компонент, то им яд. Ведь живут же они здесь, а я не могу. Невольно взгрустнулось. А что, если «подкормка» на самом деле служит только для того, чтобы отбить чувствительность, а не поддержать жизнь?
После ужина отправилась на прогулку. Как и прежде, следом увязался местный вислоухий сопровождающий, и накопившееся за день раздражение выплеснулось наружу:
— Здесь вообще возможно побыть в одиночестве хоть где-то, кроме как заперевшись в номере?! Там толпа, тут толпа, а ещё под курорт пытаетесь замаскироваться!
— Так ты бы так прямо и сказала, что ищешь одиночества, — ничуть не смутился незваный гид. — Организую за небольшую плату.
Чуть не заскрипев зубами, я перевела на его счёт пару копеек, пообещав себе, что если это не сработает, они больше ни гроша от меня не получат. Ещё раз улыбнувшись, парень развернулся и быстро удалился по аллее. А я, с трудом удержавшись, чтобы не сплюнуть, пошла дальше, решив сразу же вернуться в гостиницу, если пристанет очередной проводник. Но, к моему удивлению, никто из местных не только не навязывался, но и делал вид, что меня не существует. А потом их и вовсе стало меньше: остались только те, кто уже сопровождал иностранцев. Если сравнивать с тем, что было до сих пор, то просто небо и земля. Неужели тот ушастый не просто клянчил деньги, когда предлагал организовать одиночество?
Быстрый шаг помог успокоиться, и я свернула к морскому побережью. Да, в Свороване тоже есть море, хотя и иное, чем в Белокермане.
Разницу между ними даже не пришлось искать. В отличие от застроенной и освоенной водной глади здесь она была свободна и радовала глаз своей первозданной дикой красотой. Порадовавшись, что в Свороване правилами разрешено ходить по земле, я сняла обувь и свернула с тропинки, с наслаждением ступая по невысокой, до половины икры, мягкой и шелковистой траве. Закатное солнце окрасилось в желто-зелёный цвет, и проходящие через редкие кроны высоких деревьев лучи рисовали на земле причудливые блики. Ближе к воде возвышались шикарные заросли душистых цветов, а дальше виднелся пляж, на песке которого не видно ни одного следа человека. Чистая вода, лёгкие волны и множество красивейших рыб, которых можно рассмотреть, забравшись в воду по колено. Лес, пляж и море — всё совершенно. Волшебная, просто сказочная красота.
Залюбовавшись, я не сразу поняла, что с окружающей обстановкой не всё так просто. А даже почувствовав неладное, не сразу сообразила, в чём дело. Природа походила на сказочную. Слишком комфортно, чтобы посчитать экосистему естественной: нет ни упавших веток, ни колючей травы, ни комаров. Задумавшись над этим вопросом, прошлась по берегу и пересчитала встретившиеся типы растений, включая все, и травянистые и древесные виды. Получилось всего-то чуть больше двух дюжин, причём большую часть разнообразия составляли цветы. Мало. Настолько мало, что даже страшно становится. Значит, то, что показалось диким пляжем и лесом, на деле является садом. Нет, это ничуть не умаляет заслуги местных жителей, наоборот, те, кто смог разместить посадки так, чтобы их приняли за естественный ландшафт, достойны уважения. Просто обидно, что и тут нет ни капли дикой природы. Неужели в Чёрной Дыре везде такая же ситуация? Снова забравшись в море, я плеснула водой себе в лицо. Нет, не стоит думать о плохом. Несмотря ни на что, территория Сворованы достойна того, чтобы ей наслаждались. В конце концов, надо же хоть как-то воспользоваться тем, что нахожусь в курортной стране?
В обратный путь я повернула, только когда начало темнеть, благо до гостиницы можно без проблем добраться прямо по берегу моря. Другие здания практически скрывались за высокими деревьями, из-за чего столица Сворованы мало походила на город. Невольно взгляд снова поднялся к небу. С одной стороны взошла белая луна, размером раза в полтора больше земной. А в Белокермане такого спутника нет, иначе за столько времени я бы наверняка хоть раз его увидела. Да и созвездия выглядят чужими, непохожими ни на те, что видны из северного полушария Земли, ни на те, что горят в небе моей новой родины.
У двери в номер, меня поджидал служащий аэропорта, которого с трудом удалось узнать без формы. Преградив дорогу, он серьёзно сообщил, что хочет поговорить.
— Извини, но приглашать внутрь не буду, — твёрдо предупредила я.
Парень немного помялся, а потом спросил:
— Сколько?
— Что «сколько»? — не поняла я.
— Сколько ты хочешь за концентрат?
В голову закралась страшная догадка, а не про пищевую добавку ли он говорит? По своему поняв моё молчание, местный повторил просьбу, на сей раз назвав знакомый код интересующего его товара.
— Подожди здесь минутку, выйду и поговорим, — решительно кивнула я, отодвинула парня и приложила ключ к электронному замку. Оказавшись в номере, дождалась, пока дверь автоматически закроется и, метнувшись к терминалу управления, поспешно её заблокировала. После чего включила связь и холодно сообщила: — Я не торгую наркотиками, — и, не слушая ответа, отключила домофон.
А потом нахлынула паника. Что теперь делать? Вдруг этот «служащий» решит подождать до утра или, хуже того, приведёт каких-нибудь знакомых? Только местных психов и не хватает для полного счастья! В Белокермане если они и были, то, по крайней мере, по улицам не разгуливали. Что же делать? Подумав, я всё-таки решила не подозревать администрацию гостиницы и позвонила на вахту, пожаловалась на произошедшее. Через несколько минут со мной связались и вежливо сообщили, что меры приняты, и такого больше не повторится. Но я всё равно успокоилась не сразу, долго ворочалась и прислушивалась к несуществующим подозрительным шорохам.
Вопреки опасениям, утром ничто и никто не напоминал о неприятном происшествии. Но оно не прошло бесследно, кроме прочего, заново разбудив подозрение, а не являюсь ли я наркоманкой. Ведь, если подумать, моё состояние в болоте очень даже походило на ломку и передозировку — даже галлюцинации не обошли стороной. Немного поколебавшись, узнала у одного из гидов, где расположена аптека и, решительно отказавшись от сопровождения, отправилась туда.
— Вижу тебя, — приветливо кивнула я консультанту и сразу же перешла к делу. — Я хочу узнать, что это за лекарство и продаёте ли вы такое же.
К моему удивлению, женщина даже не стала вводить код пищевой добавки в компьютер, лишь глянула и сразу же подобралась, как гончая, почуявшая след:
— Где ты его взяла и почему на нём нет контрольного блока? — её взгляд, казалось, пронзал насквозь.
— Привезла с собой, — честно ответила я, краем глаза с опаской косясь на двух вооружённых ушастых, неизвестно откуда взявшихся и перекрывших выход из помещения. — Мне никто не говорил, что нужен какой-то блок.
— В Свороване это вещество запрещено к завозу и распространению. Владение и употребление такими препаратами возможно только по серьёзным медицинским показаниям, — женщина требовательно протянула руку. — Паспорт, — получив желаемое, ненадолго удалилась за стойку, а потом махнула охранникам и те, так же безмолвно, как появились, покинули комнату. — Всё в порядке. Хотя не понимаю, почему за этим не проследили в аэропорту, контрольный блок должны были поставить там. Но ладно уж, на первый раз ограничусь предупреждением и сама исправлю ошибку. Однако в следующий раз советую не нарушать закон.
Консультант налепила на пузырёк пару металлических кружочков.
— Если хочешь пополнить запасы пищевой добавки, то выгоднее покупать мелким оптом, — уже вполне дружелюбно посоветовала она.
Я помолчала, отходя от неприятной новости. Выходит, тот служащий-наркоман ещё и меня подставил, ведь он знал о завезённом лекарстве и не предупредил. Поколебалась, одновременно опасаясь показаться дурой и желая окончательно прояснить вопрос. Но потом всё-таки решилась:
— Можно узнать, наркотик ли это для меня?
И тут же пожалела, что не сдержалась: взгляд аптекаря очень выразительно показал её мнение о моих умственных способностях. Но почти сразу же на лице появилось понимание:
— Провалы в памяти всегда создают серьёзные проблемы, — сочувственно кивнула женщина. — Нет, для тебя это наркотик не больше, чем вода, воздух или пища.
Подумав, поинтересовалась о стоимости пищевой добавки и испытала настоящий шок, когда поняла, что за месячную норму придётся заплатить почти четырёхмесячный размер белокерманской зарплаты:
— Ничего себе вы тут цены накрутили! Это из-за того, что для вас оно опасно?
— Мы не накручивали цену, — обиженно возразила аптекарь. — Если бы мы так уж сильно её завышали, то приезжие просто-напросто отоваривались бы в посольстве Тартара. А предпочитают брать у нас.
— Может и так, — не стала спорить я и, поблагодарив, покинула помещение.
Даже если допустить, что стоимость выше обычной... ну пусть в два раза — всё равно очень дорого получается. Странно, а в Белокермане это же лекарство давали бесплатно. Почему? Зато теперь понятна ещё одна причина, по которой белоруны хотят от меня избавиться. Только на содержание куча денег уходит. Однако, в свете нового знания, обида на новую родину не усилилась, а наоборот, ушла. Белокерман дал мне много, даже больше, чем казалось сначала. И при этом не кричал на каждом углу о своём благородстве. Желание белокерманцев избавиться от лишних трат естественно и понятно. Но не обидно: ведь они не выгоняют вон, а просто предлагают варианты. Решение остаётся за мной.



Софья Непейвода

Отредактировано: 14.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться