Записки химеры 1. Первые шаги

Размер шрифта: - +

8 января 617134 года от Стабилизации

Шесефес — Еёей, Тартар

Нормально поспать так и не удалось: я то проваливалась в дремоту, то просыпалась от холода и забиралась глубже в толкучку, туда, где теплее. Потом снова пыталась заснуть, не обращая внимания, как по мне пролезает очередной замёрзший, а через некоторое время опять оказывалась с краю. В общем, «отдых» получился сомнительный. Тем более, что из-за низких температур есть хотелось всё сильнее.
Встала очень рано, поняв, что если сейчас не приму меры, то это плохо кончится. И сразу заметила у противоположной стены Ликрия. Может, он и более устойчив к холоду, но судя по позе, всё равно замёрз — во всяком случае сжался в комок и тоже воспользовался подручными утеплителями. Остальной народ сторонился мужчину (скорее всего, опасаясь псевдоволос), так что прижаться к кому-то и погреться таким образом у него не получится.
Если Ликрий и спал, то очень чутко. По крайней мере, не успела я приступить к еде, как он поднял голову и поинтересовался:
— Как ты?
— Нормально, — кивнула я, решив не жаловаться на очевидное. — А как у тебя экзамены?
— Базовый уровень получил, — бледно улыбнулся мужчина. — Тебе долго ещё?
Тяжело вздохнув, пожала плечами:
— Ещё два предмета. Надеюсь, что за сегодня управлюсь, но не уверена.
— Нам надо уезжать отсюда, — тихо сказал Ликрий. — Чем раньше, тем лучше.
— Почему? — поинтересовалась я. — В Бурзыле сутки длиннее — то есть ждать подготовительных курсов дольше, погода хуже, а заработать больше, чем потратим, всё равно не получится — экономить выгоднее.
— Всё так, — кивнула химера. — Но там гораздо меньше конкуренция за выброшенные вещи. Для нас это актуально.
Я невольно хмыкнула:
— А ещё там меньше шансов выжить.
— Смотря у кого, — уверенно возразил Ликрий. — Да, в Бурзыле намного больше угроза заболеваний, в каком-то плане хуже обстановка... но не для нас. И у меня, и у тебя организм очень устойчив к инфекционным, инвазионным и некоторым другим атакам. Так что нам выгоднее быть там, чем здесь: вероятность заболеть повышается незначительно, а хоть какой-то выбор на свалках вполне компенсирует минусы от худшего климата.
А ведь в чём-то он прав. Тщательно жуя остатки вчерашнего пайка, попыталась заново оценить ситуацию. Обладая на Земле слабым иммунитетом, я привыкла беречься и избегать всяческой заразы. С другой стороны, теперь организм вроде бы должен стать намного крепче. По крайней мере, судя по характеристике из института. Невольно прислушалась к ощущениям. Будь я прежней, уже сейчас что-нибудь бы подхватила. И дело даже не столько в холоде, сколько в ночёвке вповалку — наверняка какая-то инфекция да ходит. А ничего подобного не ощущается. Замёрзла, голодная, но из носа не течёт и горло не саднит. Да и вообще, с учётом обстоятельств, чувствую себя отлично.
Поправив самодельный капюшон, засунула руки под одежду, чтобы погреть. Надо ехать. Единственный вопрос: до или после получения базового уровня? Впрочем, я не о том думаю: школьное образование никто не мешает закончить в Бурзыле. Зато...
— Как насчёт отправиться в Бурзыл вечером? — поинтересовалась я. — Всё равно на билеты тратиться, а так ещё и переночуем в тепле.
— Отлично, — тут же согласился Ликрий. — Разумное предложение.
Договорившись встретиться на станции, мы расстались, и я отправилась по мусоркам. К сожалению, поиски принесли успеха не больше, чем в прошлый раз. Подобрав какие-то подходящие мне по пищевому коду объедки (судя по всему, для околачивающегося рядом народа пища оказалась ядовитой), закусила (только больше раздразнив аппетит), подновила утеплители и задумалась. Очень хотелось выпить чего-нибудь горячего, хоть простого кипятка. Самое обидное, что в санузле школы температуру воды из-под крана не отрегулировать, она чуть тёплая — поэтому таким образом сэкономить не получится. С другой стороны, экзамен длится несколько часов, а значит, успею согреться и так. Значит, вперёд, сдавать очередной предмет и отходить от холода.
Если вчера я была морально и физически готова к проверке, то сегодня внутри поселилась неуверенность. На мгновение даже промелькнула подлая мысль, что хорошо бы за меня сдавала лидирующая личность. Она наверняка справится — заодно и мне легче. Но я тут же отбросила дурную идею. Главным образом, потому, что всегда считала такое поведение бесчестным... а воспринимать нас как одно целое всё ещё не могу. Хотя, если уж совсем откровенно, то были и другие причины. Например, внимательно прочитанная характеристика психологических и моральных качеств второй личности. Судя по ним, она тоже весьма принципиальное существо и не потерпит, если ей начнут пользоваться. Отказать-то, может, и не откажет, но отношения испортятся... и кто знает, не решит ли стать ущербной, зато одной, когда появится возможность. Нет, злоупотреблять её симпатиями нельзя — чтобы они не испарились. Ну, а последняя причина совсем банальна, хотя, если подумать, тоже важна. Лидирующая личность ни разу не показала, что может без лекарств взять единоличный контроль над телом: то есть или не умеет, или это большой риск, или — её решение. Относительно дешёвые средства, которые раньше позволили бы загнать мою половину сознания в кому, после окончательного формирования тела действуют гораздо слабее, в результате дозу придётся брать высокую — а из-за этого с каждым употреблением повышается риск того, что моя половина (а значит и тело) погибнет. Уже сейчас такая вероятность составляет примерно одну пятую. Разумеется, есть безопасные лекарства, но увы, их стоимость вполне сравнима с платой за экзамен. Так что выгоднее сходить на пересдачу. Тем более, что последней может и не быть.
Экзамен по обществоведению проходил практически также, как предыдущие, и проверяющим оказался уже знакомый бомж. А вот результат получился вполне нормальным: на сей раз не по-минимуму, а с неплохим запасом. Уже не раз и не два я порадовалась, что программа тартарского базового уровня простая, и для сдачи требуется гораздо меньше знаний, чем на Земле. Иначе быстро подготовиться бы не удалось. Особенно, с учётом того, что ещё и язык учить приходилось.
Немного передохнув и утолив голод той же дешёвой едой из магазина, какую покупала и в прошлый раз, я несколько минут раздумывала, чем заняться. Сегодня разыгралась непогода, даже в подземной части города ветер сильный и холоднее, чем обычно. Так что бродить по улицам не стоит, лучше попытаться закончить с последним предметом.
Снова тёплая школа и знакомый экзаменатор. К моему удивлению, в этот раз, обычно кажущийся безалаберным и ехидным, бомж вёл себя на редкость серьёзно. Устал, что-ли? Но вопросы по-прежнему задавал сложные, гонял нещадно, отчётливо заставляя почувствовать ущербность знаний. Если физические нормативы (на редкость низкие), осилить удалось быстро и без проблем, то по теории разговор затянулся, даже превысив отведённое для проверки время.
— Подготовка недостаточна, — в конце безжалостно констатировал экзаменатор.
Поспешила. Хотя, кто мог знать, что требования по самокультуре настолько серьёзные? Такое впечатление, что за счёт этого предмета тартарцы отыгрываются за всю остальную базовую программу.
— Что делать планируешь? — поинтересовался бомж, закидывая на плечо сумку.
— Готовиться и пересдавать, что же ещё? — нерадостно буркнула я.
— Вообще-то, я насчёт непосредственных планов спрашивал, — усмехнулся экзаменатор, одновременно со мной выходя из кабинета, а потом и из здания. — Сегодня ветрено. Есть где пересидеть?
Я пожала плечами.
— Можешь у меня на техническом этаже немного переждать, — неожиданно предложил мужчина. — Заодно объясню, в каких разделах знания не соответствуют.
— Почему? — прямо взглянула на него я. — В чём твоя выгода?
— В идеалах, — самодовольно заявил бомж. — По десять раз пусть денежные сдают, а ты не можешь себе такого позволить. Я же не бедствую, так что вполне способен оказать бесплатную консультацию.
Ну-ну. Я недоверчиво оглядела экзаменатора. Выглядел он, мягко говоря, отнюдь не зажиточным. Но от предложения отказываться как минимум глупо.
— Спасибо.
Хотя идти пришлось совсем недалеко, мужчина успел спросить, собираюсь ли я поступать, и куда именно.
— Самоубийца, особенно извращенец — очень хорошая профессия, — одобрил бомж наше с Ликрием решение. — Она сильно повышает цену человека, заработки тоже отличные, да ещё работа интересная, многообразная, позволяет постоянно повышать квалификацию и трудиться в нескольких режимах.
— Зато рисковая, — невольно возразила я.
Мужчина рассмеялся:
— Не рискует только тот, кто не живёт... хотя, с другой стороны, даже они постоянно под угрозой.
В это время мы пришли. Бомж жил прямо под школой, на одном из подземных и, действительно, технических этажей.
— Представителей моей профессии домовладельцы охотно пускают на бесплатный постой, — пояснил он. — Ведь мы, в числе прочего, регулярно проводим профилактический осмотр оборудования — а значит, уменьшаем риск аварий.
Мужчина махнул в сторону накрытых обломком пластика труб.
— Располагайся. Чай будешь? — Не успела я задать вопрос, как экзаменатор добавил: — По кодам подходит, не волнуйся, — снова сделал паузу и насмешливо закончил: — К тому же, бесплатно.
— Буду, — тут же кивнула я. Почему-то в школе сегодня полностью согреться так и не удалось.
Пока вода кипятилась, мужчина не теряя времени, подробно и доходчиво объяснил, где и что ещё надо выучить по самокультуре... точнее, даже не выучить, а хорошо разобраться. Выяснилось, что я не совсем верно поняла программу. На самом деле, для сдачи важнее уметь правильно поставить диагноз и принять меры, чем глубокие знания по анатомии. Более того, требуется не просто помочь себе (например, остановить кровотечение или справиться с отравлением), но и предусмотреть, как уберечь себя от прочих неприятностей в это время (например, чтобы не нарушить какой-то обычай). Естественно, о сложных случаях речь не идёт, но набор всё равно большой. Кроме этого, требуется знать технику безопасности... фактически нечто вроде ОБЖ, но оригинальный, индивидуальный, вариант.
— Как ты думаешь, почему этот предмет вообще в базовый уровень входит? — напоследок поинтересовался экзаменатор, наливая горячий ароматный напиток в небольшие стаканчики.
— Наверное, потому, что в Чёрной Дыре очень много разных видов и помесей, — я осторожно взяла в руки посудину и удовлетворённо зажмурилась от пробежавшей волны тепла. — По этой причине не получится действовать по одной или сходным схемам для всех. А если знаешь о себе недостаточно, то можешь не уберечься. И с техникой безопасности тоже самое: то, что для одного безвредно, для другого ядовито, а симптомы и первая помощь могут сильно различаться.
— Верно, — кивнул бомж. — Но это не всё и даже не главное. В принципе, здоровье каждого тартарца — его личное дело. Но не когда вопрос касается работодателей, поставщиков нескольких услуг и государства... — собеседник улыбнулся и придвинул миску с сухариками (последние явно не с мусорки, там бы такая вкуснятина не завалялась). — Если у человека достаточно средств, чтобы во всём платить за себя самому, то самокультура не имеет такого актуального значения. В другом же случае, например, когда речь идёт о кредитах, в том числе на образование, Тартар заинтересован в том, чтобы деньги к нему вернулись. Поэтому смотрит, в том числе, на то, насколько претендент разбирается в самом себе. Способен ли он правильно рассчитать силы, спланировать свои действия так, чтобы не подорвать здоровье, сможет ли вовремя заметить нарушения, принять адекватные меры и тому подобное. А наша задача, при оценке знаний по самокультуре, убедиться, что человек способен позаботиться о себе и обеспечить всё вышеперечисленное.
— Ты хочешь сказать, что если предмет не сдан, то кредита не дадут?
— Именно, — подтвердил мужчина. — Это вообще всего базового уровня касается, но самокультуры в первую очередь. Тартар охотнее даст кредит хронически больному, но который знает, какой образ жизни вести, чтобы суметь учиться и работать со своей патологией, чем полностью здоровому, но от которого неизвестно чего ждать.
Мы помолчали. Я наслаждалась горячим напитком и прекрасным вкусом угощения, краем глаза ещё раз внимательно просматривая паспорт собеседника. В прошлый раз не заметила интересный факт: оказывается, он является не только профессиональным «бомжом», а обладает ещё несколько специальностями. Две из них имели длинные заковыристые названия, из которых удалось понять только про то, что первая как-то связанна с анализом информации и вторая — разновидность то ли инженера-практика, то ли техника. Ещё две расшифровать гораздо проще: дипломат по работе с Homo и историк-антрополог — тоже по людям.
— Интересно? — спросил мужчина. — На тебя я обратил внимание потому, что одна из твоих личностей — Homo. К тому же ты — бывший, относительно недавний рендер. Уже можешь разговаривать нормально, но старые ценности, привычки и реалии ещё не забыла.
— Кое-какие уже почти. Ты намекаешь на то, что хочешь побеседовать о том, где и как я жила до ренства?
— В числе прочего. Но даже если не согласишься, это всё равно интересный опыт. Любопытно смотреть на твои жесты, поведение, оценку жизни, событий и общее недопонимание, — улыбнулся он.
Немного подумав, я посмотрела на почти опустевшую миску с остатками сухого хлеба и кивнула. С меня не убудет, а хоть чем-то отблагодарить экзаменатора хотелось. Удивительно, но больше мужчину интересовали мои впечатления здесь. Бомж реагировал очень живо, некоторые мои оценки его откровенно забавляли, другие заставляли задуматься. Незаметно для себя я разговорилась. Мужчина тоже не оставался пассивным слушателем, то комментируя, то проясняя детали или указывая на ошибки при оценке событий или поступков. Создавалось впечатление, что, хотя мы почти не знакомы, этот тартарец понимает меня лучше, чем Шас.
— Почему ты бомжуешь? — не удержалась я от вопроса, развалившись на тёплом полу. — Судя по паспорту, образование у тебя хорошее, неужели нет работы?
Собеседник весело хмыкнул.
— Я устроил себе творческий отпуск. Пишу книгу и, по настроению, подрабатываю в свободном режиме, — пояснил он. — К тому же получаю практический опыт по последней специальности — в смысле, как бомж.
— Угу, — непонимающе потянула я и уже собиралась лезть в сеть, чтобы уточнить, что за «бомжи» такие, когда мужчина продолжил:
— Направление бомжей очень сложное для освоения. Обычно образование такого типа получают не ранее, чем вторым, чаще третьим или позже. Мы — специалисты широкого профиля. Например, именно данная профессия позволяет мне экстренно оценивать знания по всем базовым предметам. Ещё я специалист по безопасности в некоторых ситуациях, репетитор и так далее. Диплом бомжа открывает многие двери, в том числе, недоступные для простого, даже зажиточного, обывателя, — пояснил мужчина. — Что же до имиджа... это забавно. Особенно любопытно наблюдать за реакцией тех, кто не в курсе некоторых тартарских особенностей.
— Ты не бедствуешь, — сделала закономерный вывод я, снова рассмешив собеседника.
— Разумеется, нет. У меня достаточно денег, чтобы снимать квартиру или дом в течение длительного времени... но зачем, если мне и так хорошо? — внезапно он стал серьёзным. — В Тартаре многое не так, как в других странах. Безденежными обычно являются либо люди без образования, либо тем или иным образом попавшие в сложную ситуацию или лишившиеся звания разумного — у некоторых просто аннулируют паспорта, закрывают счета и они превращаются в аллюсов. Профессиональные же бомжи, нищие, бродяги и тому подобные специалисты вполне могут обеспечить себе достойную жизнь.
Мы беседовали ещё несколько часов, лишь ненадолго прервавшись, чтобы пообедать. Второй раз мужчина не собирался меня кормить, но отдал недоеденные остатки от своей порции. К сожалению, их не хватило чтобы насытиться, и пришлось добавить кусок прессованной массы из сумки.
Кроме прочего, ненадолго речь зашла про способ выживания с помощью свалок и мусорок. Бомж подтвердил мои выводы: чтобы хоть как-то прокормиться в Шесефесе, придётся тратить на поиски кучу времени и сил — в результате на подготовку или работу их уже останется мало.
— На крупных свалках несколько легче, но до них ещё добираться придётся: туда-сюда не походишь. Твой знакомый прав. В плане обилия и выбора выброшенных предметов ситуация на западе, в целом, лучше. Другой вопрос... — мужчина бросил быстрый взгляд на меня. — Но для тебя он не актуален.
Я кивнула, подтверждая, что поняла намёк. А вскоре разговор закончился, и бомж попросил освободить помещение.
Вечерело. Погода на улице так и не исправилась, но субъективно казалось теплее — из-за сытости и того, что ещё не успела замёрзнуть. Решив не возвращаться в закуток к аллюсам, сразу отправилась на вокзал. Посидеть можно и там.
Всё-таки, когда приходится экономить каждую копейку, жизнь комфортом не отличается. Вот и сейчас пришлось несколько часов пробираться через полгорода, вместо того, чтобы быстро доехать на транспорте. По пути сделала несколько остановок на участках, которые казались более тёплыми. Заодно отыскала самые дешёвые из подходящих мне билетов, для которых класс обслуживания при поездке ещё предусматривает отопление.
Ликрий уже ждал на вокзале.
— Ещё раз посмотрел на эти мусорки. Тут найти хоть что-то хорошее затруднительно, — поделился он, доставая очередную пачку с объедками из тоже найденной на свалке большой драной сумки. — Прямо хоть на охоту на аллюсов выходи.
Поморщившись, я согласно повела рукой. Коллегу можно понять. Судя по всему, энергии ему требуется гораздо больше, чем мне. Ошмётками и очистками её траты компенсировать сложно. Но мысли о поедании разумных, пусть и не людей, всё равно очень неприятны.
До соседнего города добрались быстро — всего за пару часов. Но я даже подремать успела, устроившись под багажной полкой у батареи (более комфортных мест дешёвый билет не предусматривал). Только под конец поездки поймала мимолётный брезгливый взгляд одного из гуманоидов. Но обиды не было. Наоборот, вспомнилось, как я сама реагировала на некоторых пассажиров, когда только приехала в Тартар. А если подумать, то всегда ли их отталкивающий вид или запах означал невоспитанность или эпатаж? Мало ли, в какие обстоятельства попадёт разумное существо. Судить же по первому взгляду, не копнув глубже как минимум глупо. Вон, даже бомж-экзаменатор, мало того, что состоятельный, но ещё весьма культурный и гуманный человек.
Междугородняя электричка прибыла ночью. Пешком мы вскоре достигли нужного вокзала, а потом долго бродили по перрону, дожидаясь нашего поезда. Ещё раньше, посоветовавшись, мы взяли билеты разных классов. Поездка Ликрия (в товарном вагоне) обошлась дешевле, а на сэкономленные деньги мужчина прикупил еды. Мне же такой билет не подходил, поэтому пришлось заплатить дороже, купив верхнее багажное место в вагоне для четырёх- пятиметровых земноводных пассажиров. Потом я долго колебалась, но всё-таки тоже пополнила запас продуктов. И воды набрала, в подобранную ранее бутылку. Всё-таки до Бурзыла ехать больше суток — лучше подстраховаться.
Уже перед посадкой (а поезд был проходящим) посмотрела на серьёзно уменьшившуюся сумму на счету и вздохнула. За первые дни свободы расходы слишком велики. А ещё и на базовое образование теперь точно потрачу больше, чем девять рублей — хорошо, если десятью обойдётся. Если так пойдёт и дальше, то денег не хватит до поступления. Остаётся надеяться, что в Бурзыле с мусорок пропитаться действительно легче.



Софья Непейвода

Отредактировано: 14.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться