Записки из сундука

Глава четвёртая «Сказано – сделано»

 

Ещё до наступления вечера под чутким руководством Аделаиды Степановны свежескошенная трава была выгружена из соседского самосвала, а затем уложена дедушкой и внуками в огромный стог сена прямо перед самым домом.

А на следующее утро, как и договаривались, ребята продолжили своё расследование. Петя выходил на дежурство первым, потому именно ему пришлось проснуться, когда не было ещё и пять часов, чтобы точно не столкнуться с Мишей, который всегда вставал раньше всех и любил в гордом одиночестве покопаться в своих железяках.

Наиболее привлекательным наблюдательным постом для юного Ватсона показался тот самый вчерашний стог сена, потому он закопался по самые уши, а точнее сказать, с головой, в душистую траву, оставив только тоненькую щёлочку для дыхания, и приступил к слежке.

Как ребята потом решили, данная дислокация на самом деле оказалась крайне удачной, ведь рядом был не только дом, но и тот самый, интересующий всех сарай.

Не прошло и пяти минут, как на горизонте появился Миша, чему в принципе Петя совсем не удивился, да и ничем примечательным его поведение особенно не отличалось. Он возился со старой радиолой, у которой, кажется, были просто неполадки с иголкой, которую стоило заменить.

Тёплые рассветные лучи продолжали всех будить: птички начинали петь и чирикать, а петухи неугомонно напоминать всем и вся вокруг, что пора подниматься с тёплой постели.

Мальчик продолжал бороться со сном, который ласково манил его в свои объятья тишиной и размеренностью сельского утра: ни тебе надоедливых гудков машин, ни настойчивых отголосков соседских разговоров за стеной.

Но вездесущая цивилизация и здесь взяла своё: с грохотом открылись ворота соседского двора, откуда выехала грузовая газель, хозяин которой, по всей видимости, очень спешил в город, чтобы успеть на работу вовремя, потому беспощадно хлопал железными дверями, ругая и себя, и сломавшийся будильник, и весь свет сразу.

От всего этого шума Петя наконец полностью проснулся, встрехнул головой, протёр глаза и продолжил прерванное наблюдение.

Вдали слышался гомон людских голосов: кто-то шёл доить коров, кто поливать огород, а кому-то просто не спалось. В это самое мгновение открылась дверь, и на пороге дома появилась Аделаида Степановна. Она осторожно сошла по лестнице, стараясь создавать как можно меньше шума, и даже специально перепрыгивала через скрипучие ступеньки.

«Ого! Вот это бабушка даёт!» - подумал Петя, наблюдая за акробатическими кульбитами Аделаиды Степановны, которая осмотрелась и быстрыми шажками ринулась к сараю и, открыв замок, скрылась в его темноте.

По щелчку выключателя, Петя догадался, что включили свет, по грохочущему шуму, что там что-то ищут. Он хотел было выбраться из своего укрытия и пробраться ближе к сараю, но тут мальчик услышал, как открывается дверь. И точно, кто-то вышел из дома и направился прямо к стогу сена, остановился около него, словно чего-то ждал, потом повернулся на оклик Аделаиды Степановны и зашёл за ней в прохладный сарай. Только сейчас наш Ватсон понял, что это был не кто иной, как его дедушка.

«Нет, ну, это уже ни в какие ворота не лезет…Дедушка…но зачем?» - мальчик не успел закончить свой внутренний монолог, как понял, что ещё немного, и он упустит третьего важного участника этой утренней процессии – Миша захлопывал дверь импровизированного конференц-зала.

И вот Петя получил возможность покинуть наблюдательный пункт, чем сию же секунду и воспользовался, осторожно выбрался из стога, чтобы не привлекать лишнего внимания, и на цыпочках подкрался к двери сарая. Бесполезно, абсолютно ничего не видно и почти не слышно … Если раньше и были щели, их забили, да и его родственники, находящиеся внутри, будто зная, что их собираются подслушать, вели себя тише некуда.

«Ох, что же делать?» - Петя уже пять минут ходил туда-сюда рядом с сараем, а нужная идея так и не приходила в голову. Он уже начал было поддаваться отчаянию, когда вспомнил про их с Надей секретный тайник, в который они в детстве прятали свои сокровища: красивые пуговицы, найденные монетки, бусинки, небольшие игрушки. Точно, про эту-то щель ни дедушка, ни бабушка не могли знать. Он оббежал сарай и постарался аккуратно отодвинуть в сторону доску, держащуюся только на честном слове, а вернее - одном гвозде.

Но не тут-то было! Доска была заложена дровами, уложенными вдоль задней стены сарая для просушки, а потому никак не хотела отодвигаться, вот почему всё происходящее Петя смог увидеть только через узенькую щёлочку в стене, да и только, забравшись на дровяные ряды.

Вот наконец удалось что-то рассмотреть: Аделаида Степановна сидела на полу рядом с огромным открытым сундуком, доверху набитым старыми книгами, фотоальбомами и разными письмами, уже успевшими пожелтеть от времени. Бабушка недовольно смотрела на присутствующих мужчин и тыкала пальцем в какой-то листок: «Ну, я же говорила вам, что нужно искать именно здесь, почему вы меня не слушали? Все это время он был здесь! Я же вам говорила…- повторила она, тяжело вздохнув. – Столько времени потеряли…»

Николай Васильевич старался не показывать беспокойства: «Мы обязательно исправим, всё исправим! – он попытался изобразить улыбку, но она получилась какой-то кривоватой. – Всегда ж справлялись, да и внук нам поможет! Так же, Миш?» Тот кивнул в ответ. Дедушка оглядел пространство вокруг, будто пытаясь сосредоточиться и продолжил: «В общем, нужно действовать! И я предлагаю вот что…» Не успел он договорить, как его отвлёк жуткий грохот, словно на их улицу подъехала огромная фура и разом выгрузила всё содержимое.

Но на самом деле виной всего этого переполоха был их младший внук, переступая с одного места на другое, он пытался найти наиболее удачную позицию для наблюдений, но в итоге оступился и свалил всю эту шаткую дровяную конструкцию.



Татьяна По

Отредактировано: 09.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться