Записки из сундука

Глава первая «Начало, или Блокнот купить непросто»

 День уже начал заниматься, и лучи утреннего солнца стали осторожно прокрадываться сквозь узкие полоски оконных штор в коттеджи, квартиры, дома и домишки местных жителей. Вот крохотный солнечный зайчик добрался и до квартиры Соколовых, и сразу начал обследовать территорию. А попал он в комнату к самому младшему из этого семейства – десятилетнему Пете, пухленькому мальчику с озорными кудряшками.

 В этот самый момент, когда проворный зайчишка решил разбудить нашего соню, мальчик, словно предчувствуя такую шалость, ловко перевернулся на другой бок, крепко обнял клетчатое одеяло и продолжил сладко спать. Прошло еще каких-то полчаса, и Пете пришлось сдаться уже не только под натиском ярких солнечных лучей, но и кухонных кастрюль, громыхающих с каждой минутой все громче и громче. Он предпринял еще одну попытку спрятать голову под подушкой, но вскоре понял, что это абсолютно бесполезно.

  Петя лениво потянулся, сначала открыл один глаз, затем другой, натянул на себя свой любимый домашний наряд: бледно-голубую футболку, синие брюки, поправил свои кудрявые вихри и, кое-как справившись с уборкой огромной кровати, наконец, побежал умываться. Когда мальчик зашел на кухню, за столом уже ютилось всё их небольшое семейство.

  Сестренка Надя, блондиночка лет пятнадцати, надвинув на нос очки в тонкой прямоугольной оправе, листала стопку свежих журналов, аккуратно делая пометки на полях о новых исследованиях в области физиологии и медицины. Её волосы были, такие же светлые, как у брата, но в отличие от него совершенно прямые, сейчас были собраны в тугой хвост.

 Надины черты лица были столь правильными, что многие сочли бы её красавицей, не будь она так часто холодна с окружающими. Пете и вовсе казалось, что кроме естественно-научных познаний его сестру абсолютно ничего не интересует. Вот и сейчас молодая девушка была так сильно увлечена чтением, что даже не заметила, как тарелка аппетитных сырников материализовалась у нее перед самым носом.

 Петя взгромоздился на свое законное место рядом с папой, когда и перед ним появилось любимое утреннее лакомство, заботливо приготовленное мамой. А теперь пришла очередь рассказать и о родителях наших Пети и Нади.

  При всей их доброте и любви к своих детям в каждом их слове, в каждом их шаге присутствовала какая-то необъяснимая излишняя строгость, которую, пожалуй, Надя и позаимствовала у них. Не только их одежда, но и они сами были застёгнуты на все пуговицы. Они всегда куда-то спешили: на работу, в магазин, по делам.

  Дети всё время замечали в них какую-то тревогу, не отпускающую их ни на час. Казалось, если они перестанут спешить, остановятся, чтобы перевести дух, ослабят хоть немного тугой узел галстука, расстегнут хоть одну пуговицу на пиджаке или не начистят до блеска туфли, то окружающие что-то про них поймут, какую-то тщательно скрываемую тайну.

 Хотя, быть может, это были всего лишь фантазии Пети, любящего, как часто говорили родители, летать в облаках вместо того, чтобы есть остывающий завтрак. Тем временем мама с папой уже начали собираться на работу, а Надя мыть тарелки, Петя хотел было ей помочь, но она весело отмахнулась от него: «Сама справлюсь».

 Теперь Пете предстояло выполнить важнейшую задачу летних каникул – купить блокнот и прославиться, став великим писателем, или сначала прославиться, а потом стать знаменитым писателем. Что важнее и в какой последовательности это следует сделать, он пока еще не решил. С сюжетом тоже пока не все было ясно, но главное - надо было купить блокнот, огромный и непременно потертый. Только где такой найдешь - в магазине-то все новые.

  И вот уже с час мальчик бродил по небольшому книжному магазину, кажется, уже перебрав все блокноты, альбомы, записные книжки и на всякий случай -  школьные тетрадки. Но даже никакого намека на то, что он искал, не было. Все какое-то пестрое, яркое, детское. Нет, это все определенно не то.

  Атмосфера замкнутого пространства уже начала надоедать, потому Петя схватил первую попавшуюся книгу из списка для чтения на лето, ну, не зря ж все-таки в книжный магазин приходил и отправился на кассу.

  Ровно через пять минут, когда дошла очередь Пети отплачивать покупки, продавец с явным неодобрением и даже некоторой подозрительностью посмотрела на него. Мальчик не знал, что и думать, он глянул  на деньги, которые лежали перед продавцом, потом на себя, рюкзак. Нет, дело было явно не в нем.

  «Что это? Что это такое?» – почти кричала продавец, и от ее льстивой вежливости не осталось и следа. – «Что это такое? У нас таких вещиц в жизни не продавалось!» Женщина, указывала на лежащую перед ней старую пыльную, готовую чуть ли не рассыпаться от малейшего прикосновения записную книжку. Она была такой древней, что даже тяжело было представить, какой цвет она некогда имела, ведь сейчас это был какой-то невнятный коричнево-бордовый.

 Продавец уже подумала, что и вправду ошиблась и мальчишка тут не причем, и хотела было побыстрее избавиться от этой злосчастной записной книжки. Еще секунда и она оказалась бы в мусорной корзине, но Петя, успев вовремя спохватиться, остановил ее: «Это мое! Мое! Это я случайно…» Он промямлил еще что-то невразумительно и, схватив эту диковинную вещицу, теперь с трудом дожидался, когда продавец наконец-то отдаст купленную им книгу.

 Сейчас мальчик со всех ног бежал к их с сестрой секретному месту – лавочке в заброшенном парке. По соседству была зона для отдыха, в котором всегда было людно, шумно. Но здесь их никто и никогда не беспокоил, если только какой-нибудь случайный прохожий, да и он обычно стремился побыстрее уйти, чтобы вернуться к снующей городской толпе.

 Наконец-то Петя был на месте. Он скорее плюхнулся на лавочку, достал свою сокровище – старинную записную книжку. Аккуратные надписи, сделанные удивительным каллиграфически почерком, какие невероятные и фантастические рисунки и даже схемы - все это напоминало то ли дневник какого-то гения-безумца, то ли какой-то затерявшейся во времени неизданный фантастический рассказ.



Татьяна По

Отредактировано: 09.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться