Записки лжецов

Глава 3

С этими словами Илез поцеловал ее. Без лишних нежностей, сразу жадно и глубоко. Не соображая, что творит, Сати подалась навстречу, отвечая не менее страстно. Когда-то эта плотина должна была рухнуть, и вот, кажется, настал тот самый час. Илез буквально пожирал ее губами, как мучимый жаждой путник, обнаруживший в пустыне оазис с чистым источником, а его руки свободно гуляли по ее телу. Сати казалось, что низ живота сейчас взорвется от переполнявшего ее возбуждения. Она хотела его до слез, до стона и крика, и он наверняка видел ее состояние, нарочно заводя все больше. Сказка длилась секунд пять.

- Нет… - выдохнула Сати, нечеловеческим усилием воли оторвавшись от его губ. – Прошу, перестань…

- Не перестану, - ответил Илез, не ослабляя напора. – Помнишь, как ты любила пошалить здесь со мной? Помнишь, как хорошо нам было вместе? Я все помню, моя красавица. Ты была такой нежной…

- Нет, нет!.. О Боже, что ты со мной делаешь? – Сати попыталась отвернуться от его вездесущих поцелуев. Едва не плача, она продолжала борьбу с бешеным желанием, велевшим послать на три буквы всех, начиная с Лауры и Руслана. – Илез, пожалуйста!

- Ты ведь хочешь этого.

- Да… Нет! Нет! - Сати изо всех сил уперлась руками в его грудь и зажмурилась, чтобы не видеть горящий страстью взгляд – лучший комплимент, который она когда-либо от него получала. – Прекрати! Я серьезно!

Илез снова попытался сократить дистанцию, и Сати ничего не оставалось как отвесить ему пощечину, насколько хватило замаха. Звук удара разлетелся по салону машины и, казалось, заставил звякнуть маленький зеленый кулончик на зеркале заднего видения. Илез отпрянул. Он пару секунд недоуменно взирал на Сати, а она, вжавшись в кресло, ожидала любой реакции вплоть до ответной пощечины, которая, кстати, неплохо бы отрезвила.

- Прости, - извиняющимся тоном пробормотала она. – Но ты не должен был…

Лицо Илеза приобрело недовольный и решительный вид. Он, стиснув зубы, потер щетинистую щеку, не сводя с нее пристального взгляда.

- Прости, - повторила Сати, не зная, что еще сказать. – Я умоляю тебя, Илез, заклинаю всем, что тебе дорого - больше не приезжай! Завтра у меня помолвка. Я должна идти.

- Не будет у тебя помолвки, - хмуро сказал Илез. – Ты ему откажешь.

- Все уже оговорено. Я должна дать согласие.

- Тогда… - Он замешкался, раздумывая, как можно было бы ее остановить. – Тогда я расскажу Руслану кое-что про нас. Пару маленьких секретов, которыми ты с ним вряд ли поделилась. Ведь он наверняка не знает, насколько далеко заходили наши встречи?

Сати, раскрыв рот от шока, недоверчиво посмотрела на Илеза. Он же шутит? Он же не станет шантажировать ее прошлыми ошибками? Или будет?.. Она вглядывалась в его суровое лицо с бликами отчаяния, и с ужасом осознавала, что да. Будет.

- Ты не можешь так поступить…

- Могу и поступлю именно так, если узнаю, что ты согласилась за него выйти. Тогда он сам тебя пошлет, опозорив на всю диаспору. Так что выбирай: добровольно отказать или принудительно.

 

За окном светало, а девушка так и не смогла сомкнуть глаз. Лежа в постели, она в стотысячный раз прокручивала в памяти их поцелуй и его слова. Время от времени из соседней комнаты доносилось хныканье сестренки, которое вырывало Сати из торнадо мыслей и эмоций, но едва оно стихало, воронка затягивала снова. Он расскажет обо всем Руслану. Нет, не посмеет. Или все же посмеет? Или нет? Как это узнать? Как проверить? Как не огрести позор на всю семью? Стоит ли так рисковать? Но как теперь отказать, когда уже назначили помолвку? Или все же отказать, ведь лучше небольшое унижение, чем грандиозный скандал. Ну да, а потом голодной волчицей ходить вокруг да около и в итоге однажды сорваться? Потому что то, что вытворял с ней Илез – это было слишком хорошо, чтобы долго сопротивляться.

Так и не приняв окончательного решения, Сати смогла на пару часов заснуть перед тем как будильник на телефоне поднял ее снова.

- Господи, на кого ты похожа! – всплеснула руками Альбике, когда дочь появилась на кухне. – Ты не спала?

- Немного, - ответила Сати, присаживаясь за стол рядом с детским стульчиком, в котором сидела Сальма в ожидании утренней порции каши. – Мне не спалось.

- Да, день волнительный, - согласилась Альбике и отвернулась к кастрюльке с закипавшей овсянкой. – Но ты приведешь себя в порядок? Помнишь, назначено на пять?

Сати бросила взгляд на электронные часы на панели плиты – на размышления у нее оставалось еще около восьми часов. Она взяла с тарелки бутерброд с сыром и прожевала его всухомятку, не ощущая вкуса.

Телефон вжикнул входящим сообщением.

«Ты – самое прекрасное, что случалось в моей жизни». Отправитель – «Илез Дачиев», так официально он был подписан в ее телефонной книге, когда после свадьбы с Лаурой перестал быть «Лезиком».

Сати представила, как он сейчас сидит за обеденным столом в окружении семьи. Лаура подливает ему чай, а Камал доверчиво жмется к отцовскому колену, ища его внимания. А сам Илез в это время строчит любовное сообщение сестре собственной жены. Проглотив ком в горле, Сати выключила звук на телефоне и отложила его подальше, чтобы не видеть экран, а сама обернулась к Сальме, которая уже начала капризничать от голода.

- Ты как, дорогая? – спросила Альбике, заметив задумчивый грустный взор дочери. – Ты не выглядишь радостной.

- Я просто… Не знаю… - Сати встретилась с ней взглядом и задумалась о том, не рассказать ли ей о сложившейся ситуации. Возможно, мама подсказала бы выход из этого совершенно безвыходного положения?

- Послушай, Сати, - Альбике отложила ложку, которой помешивала кашу, и подошла к ней. – Ты правда хочешь замуж за Руслана? Может быть, я слишком давила на тебя в этом вопросе? Но все, о чем я мечтаю, это чтобы ты была счастлива. И если ты сомневаешься… Это, конечно, будет очень неприятная ситуация, но все же если ты не хочешь замуж…



Индира Искендер

Отредактировано: 30.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться