Записки лжецов

Глава 21

Тяжелый дым окутывал зал торжеств, стелился по полу, цепляясь за ноги гостей. Заставленные едой и напитками столы, казалось, парили в облаках. Дым был и в голове Сати, стоявшей в стороне от торжества, в предназначенном для невесты, украшенном цветами и лентами углу. Мама всегда уверяла ее, что день свадьбы – самый счастливый в жизни девушки, но сегодня Альбике почему-то отводила взгляд.

Свадьба представляла собой довольно странное смешение традиций и современного подхода. Хади оказался из местности, где не принято было, чтобы невеста сидела за столом, как это происходило на свадьбах Лауры и Надима, и Сати пришлось смириться с тем, что здесь обычай нарушен быть не может. Покуда Хади сидел с друзьями за праздничным столом, она вынуждена была стоять и наблюдать, как гости едят вкусные блюда, пьют и танцуют на празднике, который ее никак не касался. Подойди она к столу даже ради стакана воды, и опозорит обе семьи.

Послаблением же было присутствие на свадьбе членов семьи и близких друзей с ее стороны, которым была отведена отдельная часть зала. Там были и отец с матерью, и Надим с женой, и Лаура. И Илез, ревниво поглядывавший то на нее, то в другой конец зала, на Хади. Никто из них не мог подойти к Сати, чтобы подбодрить или поздравить, и она чувствовала себя невыносимо одинокой, стоя на стороне незнакомых ей родственников Хади.

Сати пыталась представить себя замужней женщиной, которая не должна допускать общения с посторонними мужчинами. Она не имеет права изменять мужу, даже если ей наплевать на него и по сути никакой он ей не муж, а палочка-выручалочка в критической ситуации. И все же, каждый раз ловя на себе взгляд Илеза, Сати опасалась, что может пасть еще ниже, хотя, казалось, она и так достигла самого дна.

Муж! Этот самовлюбленный, ржущий с друзьями тип – ее муж… Хоть подстригся и выглядит посолиднее, и на том спасибо. Сати дежурно улыбалась подходившим сфотографироваться гостям, кивком головы отвечала на поздравления и благодарила Бога, что на их свадьбах не принято целоваться под крики «Горько!» или выносить окровавленную простыню.

А еще не надо было танцевать в обнимку медляк. Когда начался танец жениха и невесты, Сати, опустив глаза долу и строя из себя невинную стеснительную лань, медленно пошла по кругу, одной рукой придерживая пышное платье, выписывая другой легкие узоры. Поначалу с ней танцевал один из приглашенных танцоров, но потом его место занял Хади.

«Танцует неплохо, - подумала Сати, искоса наблюдая за его ловкими движениями и пируэтами. – Не будет так комично смотреться, когда это видео облетит все страницы наших свадеб с заголовком «Свадьба Гулливера и лилипута».

Место Хади занял кто-то из его друзей, потом еще один и еще. Сати в отрешенности все бродила по кругу, покачивая рукой, но не стараясь попасть в такт. На ее голову сыпались пятисотки и тысячные купюры и улетали куда-то под ноги. Лезгинка, меняя ритм, приглашала в круг все новых танцоров, и вскоре Сати начало казаться, что она танцует уже битый час. Шок от того, что это происходит действительно с ней, отступил, и теперь девушка хотела лишь, чтобы все поскорее закончилось и их отпустили домой – подальше от людей, перед которыми нужно строить из себя счастливых молодоженов.

Когда они с Хади наконец оказались в машине одни, не считая водителя лимузина, Сати казалось, что она прожила на свадьбе полжизни. Никакого ощущения праздника, только чудовищная усталость и капелька радости от того, что ей все же удалось все это пройти ради чести семьи и счастья сестры.

- У меня для тебя дома подарок, - сообщил Хади. Теперь он получил право с ней разговаривать и естественно этим воспользовался.

- Какой?

- Сюрприз!

«Только бы не еще одна секс-игрушка, - подумала Сати. – Кэтсьюта мне вполне хватило».

- М-м, - без энтузиазма хмыкнула она. – Кстати, куда мы едем?

- Ко мне, конечно. Куда еще?

- Мы же договорились, что будем жить раздельно.

- Я помню! Но я еще не нашел подходящую квартиру. Я тебе не миллионер, чтобы снимать четырехкомнатную за сотку в месяц, – с раздражением сказал Хади и выглянул в раскрытое окно. – Да и будет странно, если мы сейчас разбежимся по разным хатам, потому что за нами едут мои друзья.

- Зачем?

- Провожают до порога да еще завтра с утра завалятся. Так что лучше побудь пока у меня. Надеюсь, ты готовить научилась? Мика не очень лестно отзывался о твоих успехах на кухне.

Сати сжала губы. Ей сейчас было не до споров, шуточных или нет. Она не стала поднимать вопрос и о спальном месте - помнила, что у Хади был не только диван в гостиной, но еще и отдельная спальня, которую она и собиралась занять.

- Ты насчет первой брачной ночи не передумала? – лукаво спросил Хади.

Вместо ответа Сати закатила глаза и отвернулась к окну. Где-то среди огней большого города Илез вез домой Лауру. Не ее. Слезы сами навернулись на глаза.

- Есть салфетка? – спросила она, и голос выдал ее с головой.

Хади молча протянул ей носовой платок. У Илеза всегда были одноразовые салфетки. Он пользовался другим одеколоном. Он говорил по-другому, пошлил по-другому. Знал, как ее утешить. Хади ни о чем ее не спрашивал, просто уставился в свое окно, будто ее и не было рядом. Впрочем, учитывая его дурацкий характер, и это было благом.

Сати думала, что эта ночь будет самой унылой и длинной из всех ночей за двадцать четыре года – ночь тоски по несбывшимся мечтам. Однако, когда она переступила порог квартиры Хади, ее действительно ждал сюрприз!

- Мика! – закричала Сати, едва увидев младшего брата, и бросилась ему на шею, чуть не сбив с ног пышным платьем.

- Эй, тихо-тихо, - рассмеялся он и крепко обнял ее.

Всевышний, как она по нему скучала! С тех пор, как ему пришлось бежать за границу, Мика не появлялся в Москве, общался с семьей – теми, кто от него не отвернулся - только по Скайпу. И вот он здесь, такой родной, бесшабашный и невезучий, как она сама. Сати отстранилась и погладила его по щетинистой щеке. Когда из любопытного мальчишки он превратился в мужчину с блестевшей в самой глубине темных глаз грустинкой?



Индира Искендер

Отредактировано: 30.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться