Записки лжецов

Глава 29

Поначалу Сати опасалась, что Хади именно так и поступит. Его остроты «ниже пояса» уже не вызывали в ней былой неприязни, наоборот, ей понравилось отвечать ему той же монетой. Более того, в ее взбудораженный разум закралась мысль о том, что все же можно было бы как-то воспользоваться его безотказностью и попробовать то, чего ей уже так давно хотелось. Фантазии, одолевавшие Сати еще со школы, еле сдерживаемые родительскими установками, взорвались гейзером, едва Илез дал ей понять, что согласен сократить дистанцию. Только они никогда не доходили до основного процесса, всегда ограничивались ласками, пусть и до изнеможения. Сати все еще любила Илеза, но терпеть было уже выше ее сил. Она просто хотела уже сделать это, хотя бы с Хади, тем более что он, в отличие от всех остальных мужчин, включая Дачиева, не был для нее запретным плодом. Хочешь? Бери и пользуйся! Все официально.

Впрочем, опасения насчет того, что Хади перестанет ее доставать, оказались беспочвенны. Он продержался недолго, и через несколько дней, когда они переехали в отель на побережье Средиземного моря, чтобы завершить медовый месяц без участия родственников, сорвался…

- Держите меня четверо! Какая шикарная кровать! – воскликнул Хади, едва переступил порог их номера люкс, оплаченного щедрым дедом в качестве подарка молодоженам. Он отшвырнул в сторону чемодан и с разбегу завалился на широкую двуспальную кровать, на которой Сати могла бы с комфортом спать и вдоль, и поперек. – Теперь твоя очередь спать на полу, - заявил он, обнимая пухлую подушку и сворачиваясь калачиком. – Я буду спать здесь!

Сати попыталась улыбнуться, а у самой ноги ослабели при мысли о том, что Хади окажется с ней в одной постели. Ночевать на полу она точно не собиралась – дополнительного матраса или хотя бы мягкого ковра на устилавшем пол ламинате не было. Она могла бы, конечно, настоять, чтобы он перебрался вообще в другой номер, но…

Заметив ее затравленный вид, Хади сложил руки, как в молитве.

- Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! Я буду хорошо себя вести, обещаю!

- Ты не станешь ко мне приставать ночью? – строго спросила Сати.

- Нет…

«А жаль», - подумалось ей.

- Если не скажешь волшебное заклинание, - продолжил Хади.

- Какое заклинание?

- Беним кызы яла, - сказал он и, расхохотавшись, откинулся на гору подушек.

- Хорошо, я учту, что на тебя действует сильнее всего, - ответила Сати. Бесполезная информация. У нее никогда язык не повернется ему такое сказать. А ведь Илезу она говорила и кое-что погорячее.

Отель, в который их направил дедушка Мехмет, находился на грани закрытия после туристического сезона. Анимация на нуле, в корпусе - остатки туристов, собранные из всех отелей сети. Сати и Хади то уходили на пляж, чтобы погреться на солнышке, то бродили по улочкам поселка, то просто сидели в номере и смотрели местное телевидение, и Хади переводил ей турецкие сериалы. Впрочем, назвать качественным переводом «Короче, она сказала, что бросает его» или «В общем, он сказал, что любит другую» после пятиминутной речи героев – было сложно.

В первую ночь Сати еле заснула. Непривычная близость Хади не давала ей расслабиться, хотя через минуту после того, как они выключили свет, он уже спал без задних ног. А она все ворочалась, вслушивалась в его спокойное глубокое дыхание и, разумеется, боролась с собой, чтобы снова не заняться тайной привычкой. Проиграла. Только теперь в ее фантазии был вовсе не Илез…

Сати не знала, какие эмоции испытывает от этой обстановки ее супруг. Он сдержал слово, не лез к ней, сразу отворачивался на другой бок, спал в трениках и футболке (подчеркнув, что вообще-то предпочитает не стеснять тело одеждой, но ради ее спокойствия наступит на горло собственной привычке). Это было очень благородно, мило и… обидно, особенно учитывая, что Хади нашел некий баланс между естественной серьезностью и подчеркнутой горячностью, заставляя Сати то внимательно его слушать, то краснеть от намеков и фантазий.

…Девушка снова беспокойно перелегла на спину, бессонными глазами уставившись в полумрак номера. Прошло почти две недели, а Илез так не позвонил и не написал. Она терялась в догадках о причине такого резкого изменения в его поведении, но склонялась к мысли, что он просто так переваривает ее свадьбу. Для всех было бы лучше, если бы на этом все и осталось, но она знала Илеза – он, как и большинство парней ее нации, был слишком упрям, чтобы легко отступиться от выбранной жертвы. Может, стоило все же сказать ему, что она спала с Хади? Наверняка это бы здорово поостудило его пыл, а то и заморозило навсегда. Впрочем, никогда не поздно объявить об этом. Сказать, что они с мужем зажили нормальной семейной жизнью. Мол, стерпелось-слюбилось. Даже если это правда лишь отчасти.

Сати очень хотелось лечь на правый бок, но она терпела, потому что сейчас на левом лежал Хади. А когда она оказывалась с ним вот так близко, нос к носу, ее охватывало возбуждение, снять которое можно было только одним способом, иначе спокойной ночи не видать. Как можно любить одного мужчину, а хотеть при этом еще и другого? С тех пор, как Сати познакомилась с Илезом, остальные парни перестали для нее существовать. Она понимала, что вот тот или другой внешне симпатичен, но никогда не чувствовала желания с ними пообщаться. Весь мужской пол автоматически переехал в категорию «знакомые» без вариантов перейти ее границы. Если она мечтала о сексе, то только с Илезом, все фантазии были связаны исключительно с ним. И вот на тебе! Неожиданная, почти животная тяга к Хади, словно она сама – озабоченный плейбой.

Мышцы онемели, не в силах полноценно расслабиться без сна, и ныли, требуя от Сати занять другое положение. Она скрепя сердце перевернулась на правый бок и вздрогнула, едва не вскрикнув от неожиданности: Хади не спал, молча глядя на нее из темноты.

«Да уж, не мог он спать спокойно в одной постели с особью женского пола», - промелькнуло в голове Сати, пока она беспомощно прислушивалась, как под темным взором парня по телу струится знакомый пожар.



Индира Искендер

Отредактировано: 30.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться