Записки лжецов

Глава 31

Илез неподвижно стоял посреди кабинета УЗИ, устремив перед собой невидящий взгляд. Его рука все еще стискивала телефон, на скулах медленно перекатывались желваки. Лаура находилась на грани обморока, но никак не могла в него провалиться. Это было бы настоящим спасением от охватившего ее отчаяния. Не имея возможности отключить сознание, она до рези в глазах всматривалась в пустое лицо Илеза, пытаясь мысленно донести до него, что он не может развестись, особенно теперь, когда, судя по всему, у Сати с ее мужем все срослось.

Но Илез явно не хотел этого принимать. Механическим движением он опустил сотовый в карман и закрыл лицо руками. Наташа все еще сидела у экрана с датчиком в руках и с изумлением наблюдала за развернувшейся перед ней семейной драмой. Прошло несколько томительных секунд. Лаура боялась пошевелиться или издать хоть какой-то звук. Может быть, тишина успокоит его, он одумается, и они вместе поедут домой. И все будет как прежде, в первый год после свадьбы. Пока не влезла ОНА!

- Илез… - осторожно позвала Наташа. Она подошла к нему и тронула за плечо. Лаура моментально вспыхнула ревностью. Никто не смел трогать ее мужа, даже если он только что дал ей развод!

- Ты во всем виновата, - процедил Илез. Он убрал руки от лица и с ненавистью взглянул на Лауру. – Ты со своей чертовой беременностью! Если бы ты не соврала мне, я бы послал тебя подальше еще давным-давно и не дал ей выйти замуж! Проклятая лгунья! Ты все испортила!

Каждая брошенная им фраза будто выжигала сердце Лауры раскаленным железом. Ему было мало слов развода, теперь он хотел раздавить ее окончательно, оплевать и уничтожить. Она все еще сквозь слезы цеплялась за его взор, пытаясь вызвать хоть каплю жалости, но Илез, страдая сам, явно получал удовольствие от того, что есть кому разделить с ним душевные муки.

- Илез, успокойся, пожалуйста, - бывшая одноклассница приобняла его и повела к двери. – Не горячись. Идем. Идем, поговорим.

Поддаваясь ей, Илез побрел прочь из кабинета. На пороге он, не оборачиваясь, бросил.

- Жди у машины.

Лаура не знала, о чем ее муж мог говорить с Наташей. Она покорно встала возле закрытого джипа и ждала, как он и велел. Ненависть к Сати переполняла сердце. Лаура не представляла, что Илез мог сам так измениться и снова потянуться к сестре, если она к нему охладела. Не могло такого быть. Наверняка она его провоцировала! Лезла к нему, строила глазки! А он и не устоял. Мужик ведь, их всех тянет налево. Еще мама говорила, что все мужики по сути кобели. Но Лаура надеялась, что Илез не такой, что они будут жить долго и счастливо, сохраняя верность друг другу...

Когда муж вышел наконец из клиники, Лаура взмолилась Небесам, чтобы Наташа уговорила его не торопиться с разводом. Она страшно боялась его потерять, но еще больше – расстаться с Камалом, а при разводе Илез наверняка захотел бы оставить сына себе. Не говоря ни слова, Илез открыл машину и сел за руль. Всю дорогу он не смотрел на Лауру, а она боялась спросить его, куда они едут. Только спустя несколько километров она поняла, что он везет ее к матери.

- Илез, - жалобно сказала она, ощущая, как снова пелена слез застилает глаза. – Пожалуйста, прости меня!

- Молчи, - ледяным тоном сказал он. – Просто молчи. Не доводи до греха.

- Прошу тебя… Не отнимай у меня Камала! Я этого не вынесу, Илез!

- Надо было думать раньше, а не врать.

- Когда раньше?! – не сдержалась Лаура. – Когда раньше?! Когда ты целовался с ней на кухне?! Или еще раньше?! Когда она начала к тебе липнуть?

- Что за бред! – рявкнул Илез. – Она ко мне не липла!

- Да?! Тогда почему ты стал таким?! Ты ведь любил меня! Ты женился на мне, а не на ней! А ей просто стало завидно, вот она и лезет… - Лауре казалось, что с криком становится немного легче, но ощущение было ложным. Рвавшаяся наружу недосказанная правда обжигала еще больнее.

- Заткнись ради Всевышнего! Ты не соображаешь, что говоришь! – закричал Илез в ответ на ее истерику. – Я никогда тебя не любил! Ты мне нравилась, да… Я думал, что полюблю. Что ты будешь такая же, как она, ведь вы сестры. Близнецы! Но я ошибся. Ты совершенно не такая, как Сати, и никогда такой не станешь. Ты никогда не сможешь ее заменить!

Лаура, широко распахнув глаза, смотрела на него и не хотела дышать. Он не просто растоптал ее гордость. Он ее убил. Прикончил ее душу. Илез покосился на нее, едва оторвав взгляд от дороги.

- Я не хотел, чтобы так вышло, - сказал он чуть спокойнее. – Я думал, все получится. Все так быстро произошло. Ты не виновата. Ты просто не для меня. Я хотел дать тебе развод еще раньше, но все не решался… Медлил. Когда ты сказала о беременности, я решил отложить его, потому что… Мне просто было тебя жалко.

- А если бы я была беременна… - прошептала Лаура.

- Я бы развелся с тобой позже. Я больше так не могу, Лаура. Я устал притворяться, что у нас все хорошо. Я не хочу больше никого обманывать. И раз уж ты не беременна, думаю, дальше тянуть это не стоит. Тем более что из-за твоего вранья она вышла за этого ублюдка, пусть даже и говорит, что это понарошку!

Машина въехала во двор дома, где жила Альбике. Лаура, уставшая плакать и вообще жить, ощущала, как медленно заканчивается под ногами доска, ведущая в открытое море.

- Илез, ну пожалуйста! – снова взмолилась она. – Я слышала… Ведь она… Она уже с ним! Мы могли бы начать все сначала!

- Выйди из машины.

- Ты не можешь забрать у меня сына! – Лаура схватила его за руку, но Илез холодно отстранился. – Он еще слишком маленький! Ему нужна мать!

- Камал останется со мной. Я буду привозить его, обещаю. А теперь выйди, пожалуйста, из машины.

Лаура трясущимися руками открыла дверь джипа и вылезла из салона. Даже когда Илез уехал, она еще долго стояла в оцепенении с бегущими по щекам слезами, пока окончательно не замерзла на октябрьском морозце – только тогда медленно пошла к подъезду.

Альбике, увидев состояние дочери и выяснив все подробности, бросилась звонить Эмрану, и у Лауры затеплилась слабая надежда, что еще не все кончено. Развод среди ее земляков никогда не был личным делом мужа и жены - в процесс включались обе семьи, пытались примирить супругов, и нередко им это удавалось. Если отец уломает Дачиевых, а они, в свою очередь, надавят на Илеза, он ее вернет. Сила родительского мнения имела на него огромное влияние, как и на большинство мужчин их нации. Несмотря на унижения, которые Лаура перенесла, несмотря на признание мужа в том, что он ее просто использовал как суррогат сестры, без Илеза она ощущала настоящую ломку, которая лишь усиливалась вместе с тоской по сыну. Она готова была перетерпеть все, чтобы снова быть рядом с Камалом и с ним.



Индира Искендер

Отредактировано: 30.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться