Записки лжецов

Глава 47

Это должно было случиться. Рано или поздно, это должно было произойти, хотя хотелось бы, чтобы никогда.

Сати приложила руку ко лбу Хади. Он горел. Простуда, обычное дело для большинства людей, для него обернулась жестокой лихорадкой, выматывающим кашлем, сильной слабостью и затрудненным дыханием. Хади практически не вставал из постели и, уходя, Сати неизменно брала с него обещание, что если что-то пойдет не так, он вызовет скорую. Каждый звонок мобильного, пока она была в офисе, заставлял ее сердце подскакивать и судорожно сжиматься при мысли о том, что мужу стало совсем плохо.

Хади держался как мог, даже успевал пошутить, только день ото дня количество острот иссякало. Он много спал, а когда не спал, находился в каком-то полузамороженном состоянии, лежал, закутавшись в одеяло, уставившись в одну точку. Сати несколько раз предлагала вызвать врача, но Хади с какой-то отчаянной яростью отметал это предложение. Он хотел бороться сам. Не желал признавать, что какая-то простуда может стать для него смертельной.

И Сати смирялась с его протестами, поила его имбирным чаем и свежими соками, подкармливала сиропами и таблетками от кашля – до сего дня. Сегодня утром Сати проснулась на диване в гостиной, куда переехала, чтобы не заразиться, и зашла в спальню, чтобы проверить, как себя чувствует Хади. Ей показалось, что он слишком тяжело дышит, а, прислушавшись, она поняла, что не обман слуха – его дыхание, сиплое и натруженной, словно еле пробивалось из легких.

- Хади, - позвала его Сати. – Ты в порядке?

Он не ответил, и она не знала, стоит ли его будить. Проверила ладонью температуру, которая никак не хотела опускаться. Он не был в порядке, она это чувствовала. Слушая его тяжелые вдохи, Сати ощутила, будто начинает задыхаться сама. Она достала из кармана телефон, еще несколько мгновений колебалась, думая, стоит ли нарушить запрет мужа вызывать скорую, потом не выдержала, мысленно послала его и набрала нужный номер.

Когда она описывала диспетчеру симптомы болезни и упомянула ВИЧ, Хади с трудом раскрыл глаза и слушал, что она говорит. Не возражал, и на том спасибо.

- Прости, - сказала Сати, завершив вызов. – Но мне кажется, тебе лучше поехать в больницу.

Вместо ответа Хади еле заметно кивнул. Несмотря на опасность подцепить от него простуду, Сати подобралась к нему, обняла и уткнулась в полыхавшую жаром шею.

- Я не хочу тебя потерять, - жалобно сказала она. К горлу подступили слезы страха, и девушка еще сильнее вжалась носом в его тело.

- Я тоже… - еле слышно сказал Хади и закашлялся. Сати подняла на него глаза, и он продолжил: - Я тоже не хочу… себя потерять…

Она засмеялась, но от этой шутки стало еще больнее. Так молча, в обнимку они пролежали до приезда врача.

Выруливая со стоянки вслед за каретой скорой помощи, Сати ощутила отчаянное желание расплакаться, но сумела его подавить. Хади еще жив. Она не станет оплакивать живого человека так, будто он умер. Однако ей ужасно хотелось, чтобы хоть кто-то оказался рядом в эту минуту. И она позвонила сестре.

 

***

После разговора с Сати Лаура зашла в спальню и увидела, как Илез, стоя перед зеркалом, поправляет ворот рубашки, чтобы он аккуратно выглядывал и-под вязанного свитера, который она подарила ему на день рождения.

- Ты куда-то уезжаешь?

- Да. Поеду с ребятами посижу.

Илез взял с туалетного столика банку воска и уложил волосы. Не слишком ли он старается для встречи с ребятами? Хотя какая разница?

- Подвезешь меня до больницы? – спросила Лаура и тоже начала переодеваться, даже не дожидаясь его ответа. Если Илез не сможет ее подвезти, она поедет на такси. Если он ей запретит, она подождет, пока он свалит, и все равно поедет к Сати. Сестра была из тех людей, которые все переваривают в одиночку, и сейчас, когда она неожиданно попросила Лауру приехать и побыть с ней в больнице, та поняла, что случилось нечто из ряда вон выходящее, с чем Сати не в состоянии справиться сама. И Лаура очень хотела хоть как-то ей помочь, даже просто подержать ее за руку и крепко обнять.

- А что случилось? – спросил Илез.

После его признания в измене они поначалу не разговаривали вообще, но так как играть в молчанку, живя в одном доме и в одной комнате, было нереально, вскоре они все же начали общаться – отстраненно и вежливо, как соседи по коммуналке. Зато они больше не ругались. Вообще.

- Хади попал в больницу. Кажется, воспаление легких. Она попросила меня приехать.

- Не проблема. Подвезу.

Ровный, ничего не выражающий тон. Как стоячее болото. Сколько еще это будет продолжаться? Всегда? Ведь ничего уже не вернуть.

- Давай побыстрее, - Илез бросил взгляд на наручные часы. – Я пойду заведу машину.

Лаура оделась, дала няне Камала несколько поручений и вышла на улицу. Вокруг дома лежали белые пушистые сугробы, зима выдалась снежной. Джип Илеза уже стоял на дороге. Лаура по привычке села рядом с ним на переднее сиденье и устремила взгляд вперед. В салоне приятно пахло «Хьюго Боссом». Это тоже для друзей?

- Кто она? – неожиданно для себя спросила она Илеза.

- Не понял.

- Ну… Она, - Лаура не прикладывала особых трудов, чтобы тон звучал безразлично.

Илез, пользуясь отсутствием машин на дороге, на пару мгновений обернулся и недоуменно посмотрел на нее. Лаура поймала его взгляд и вскинула бровь.

- Что? Мне интересно.

«…на кого ты променял свою семью. Которой все равно уже нет».

- Зачем тебе это?

- Просто так, - она отвернулась к окну. – Не хочешь, не говори.

Илез вздохнул.

- Это Наташа.

- Та одноклассница? – деловито уточнила Лаура.

- Да.

- Понятно.

Пауза. Лаура подумала, что недаром тогда, когда Илез привел ее на УЗИ, что-то маякнуло на границе сознания, но ей было не до выяснения подробностей.

- И все? – Илез явно ждал от нее более яркой реакции.

- А что еще? – пожала плечами Лаура. – Если хочешь, можешь рассказать, давно ли вы мутите за моей спиной.



Индира Искендер

Отредактировано: 30.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться