Записки маленькой Лили

Размер шрифта: - +

Шалости и пироги

Началось лето. А это означало, что мое увлечение фотографиями пришлось приостановить. Но я точно была уверена, что у бабушки мне будет совершенно нескучно. Я любила её кур, петуха Эдика, сырники по утрам и сказки на ночь. Там я включала другую себя. Позволяла себе всё то, что не могла позволить дома. Любые шалости, любые идеи имели шанс на жизнь. Я не сдерживала себя, потому что тот городской ребенок, который жил во мне на протяжении всего моего пребывания с родителями, не мог больше командовать мной. Просыпалась новая я. Каждый день я бросала себе вызов, и каждый день бабушка мазала мои ссадины йодом. Я принимала их как трофей за смелость. Мальчики не могли за мной угнаться только потому, что я весила меньше их и бегала вдвое быстрее. Они казались мне тогда совершенно нелепыми и смешными. Поездка в деревню представлялась мне целым приключением, которое потом переходило во что-то большее.
- Бабушка, привет!,- крикнула я ей с порога.

- Лили! Дорогая! Наконец моя девочка приехала, - она крепко обняла меня, давая понять, как сильно соскучилась, - давайте скорее раздевайтесь и за стол, у меня всё давно на плите стоит.

У бабушки был командный тон, который заставлял тебя повиноваться. Но голос её был пропитан добротой и мягкостью, поэтому все поручения выполнялись с радостью. Мало что могло вывести её из веселого расположения духа. Она любила эту жизнь во всех её проявлениях. Мою мать она старалась воспитать соответствующе. «Никогда нельзя жаловаться на обстоятельства. Не проявляй слабость. Ты выше этого» эти слова были сказаны моей маме в семнадцать лет, и по её рассказам, они сильно воодушевили её. Моей бабушкой можно было только восхищаться. Я получала удовольствие от общения с ней. Она всегда старалась понять меня, словно никогда и не забывала о том, что взрослый ребенком уже был, а ребенок взрослым – нет. У нас с ней были свои собственные тайны, в которые мы не посвящали даже мою маму. В конце лета мне должно было исполнится семь лет, а следующий год в садике должен был стать последним. Поэтому мы с бабушкой решили, что это лето станет особенным. И никто даже не подозревал насколько… Но пока все шло своим обычным ходом. Петух Эдик бегал за всяким встречным парнишкой, бабушка хлопотала по дому, а я как-всегда мечтала. Но постоянно мечтать в шесть лет совсем ни к лицу маленькой девочке, поэтому во мне появилась острая потребность что-нибудь учудить. Но на улице было так жарко, что чудить не было сил. Все сводилось к тому, что нужно было немедленно отправляться на речку и там прятаться от жары под большим деревом, на котором весела тарзанка. Бабушка не смогла пойти со мной, но она уже достаточно доверяла мне, чтобы отпускать искупаться одной. Я не помню даже, надела я купальный костюм или побежала так, но всё остальное врезалось мне в память на долгие годы. Идти до речки было совсем близко, но стоит учесть тот факт, что идти я совсем не собиралась. Прибежав до места, я скорее завязала волосы в пучок, хотя и пыталась это сделать по дороге, сняла сандали и с разбегу прыгнула в воду. Вода была прохладная и освежающая. Я хотела доплыть до мостика, который находился правее меня, но не стала делать это без бабушки. Выйдя из воды, я расположилась в тени большого дерева и стала слушать шум леса и пение птиц. Гармония охватила всю меня, я почувствовала покой и такую легкость, которую ни за что не прочувствуешь в большом городе. На лице моем появилась улыбка. Я улыбалась миру и всему живому. Как вдруг услышала крик...



Mariel Murlo

Отредактировано: 24.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться