Записки на камешках. Сборник рассказов.

Записки на камешках. Сборник рассказов.

    

                                                                  СИГИТА УЛЬСКАЯ

                                                 Рассказы на камешках.

После тяжёлой недели, я люблю поехать к морю. Там, где никого нет. Где лишь пустынный берег и мокрая полоса прибоя.  Там вольно дышится, укладываются эмоции, воспоминания, и пережитое постепенно складывается в рассказы.

После каждой такой поездки мы привозим горстку камней с побережья. Разноцветных, прохладных, гладких, отточенных кропотливым морем.  И каждый камешек может поведать свою историю. Историю без начала и конца.  Обрывок мыслей, который порой даже названия не имеет. Эмоцию, которую хотелось  оставить на камне следом, как цветок с тёплого свидания, который вкладывают среди страниц книги, чтобы навсегда запечатлеть в памяти нечто неуловимо важное...

 

 

                                                      *****

                                                  Подруга.

...Таня спешила. Она опаздывала, что с обязательной Татьяной бывало редко. Женщина бежала, не обращая внимание на серые питерские лужи, которые некстати разверзались под ногами, на встречу к подруге. Лучшей подруге. Да что там. Единственной.

С Люськой они познакомились десять лет назад, сев первого сентября в университете рядышком. Такие разные, противоречивые. Таня скромная, собранная. Аккуратная и строгая. А Люся вся "в духах и туманах", в летящих кружевных кофточках, с кудряшками. Забывчивая и неисполнительная, но с морем обаяния внутри. То, что давалось Тане трудом и упорством, Люська легко решала звонким смехом. Тёплая была Люська.

 

Таня родилась в Питере, здесь и жила с мамой в коммуналке. В студенческие годы, приезжая с севера подруга, частенько ночевала у Тани дома. Люська сразу и маму Тани очаровала - Любовь Гавриловну. Милую спокойную женщину. В небольшой комнатушке с высокими потолками в лепнине Люсечке всегда были рады.

 

А Люська, глядя на подружкину мать, думала, что Таня в старости будет такой же: доброй, интеллигентной, сдержанной, и будет печь такие же вкусные лимонные пироги по семейному рецепту.

Так и дружили Люся с Таней. Университет закончили, обе пошли работать. Люся в компанию переводчиком, Таня - преподавателем иностранного, да ещё и за диссертацию села.

 

Жизни их совсем раскидала: Таня всё училась, по конференциям ездила; Люся успела побывать любовницей, замуж выскочила, развелась. Но одно оставалось неизменным: если что-то в жизни Люськи происходило, то среди ночи она могла позвонить подруге и выплакаться. Никто как Таня не умел слушать, утешать, находить важные слова. Бывало порой, что Таня всё бросала и мчалась к подруге с бутылкой шампанского залить её очередное "горе".

 

-Ты самый лучший друг, - в слезах говорила Люся, прижимая Таню, - у меня никого ближе тебя нет. Ты мне как сестра. Если тебе когда нужна будет помощь - я перед тобой в долгу.

Но у Тани таких приключений как у подруги не было. О чём ей рассказывать? Всё в её жизни гладко, спокойно, предсказуемо. Было. До недавнего времени.

 

Неделю назад у мамы обнаружилась шишка на шее. Любовь Гавриловна сходила к врачу на УЗИ. Та, равнодушно поводив склизким прибором по шее, изрекла:

-Рак, скорее всего. К онкологу вам надо...

 

Мать принесла дурную весть домой. К онкологу записалась, теперь надо ждать мучительных десять дней. Сидели с дочерью, держа друг друга за руки и молчали, пока Любовь Гавриловна не сказала:

-Танюш, выбора у нас нет. Либо мучиться предположениями, либо пока жить как раньше. Я выбираю второе. Давай подождём, прежде чем плакать...

 

И вот Таня мчалась к Люське. Ей так много надо было сказать подруге, хоть Таня и не знала какими словами. Про то, как терзаются они ночами с матерью, делая вид, что спят. Как прислушиваются к дыханию друг друга. Как копошатся ужасные мысли в голове, и всё падает из рук. И самое главное - про этот огромный ослепляющий и оглушающий страх внутри, от которого леденело сердце. Танина душа сейчас напоминала зимнюю Неву: серую, мутную, беспокойную.

 

Она даже не решилась начать. Поэтому расцеловавшись с Люськой, ещё часа полтора слушала о её новом романе. Подруга щебетала о будущей поездке. А Таня всё собиралась с мыслями, как начать разговор, но потом, когда Люся полезла за телефоном, чтобы показать подробный маршрут запланированного путешествия, наконец, набрала в лёгкие воздуха и выдохнула:

-У мамы, кажется... рак...

Но тут же замолчала, потому что голос предательски задрожал.

 

-Что? - не поняла Люся, - Рак?!

И тоже на какое-то время застыла, а потом стала медленно говорить:

-Господи, вот же жуть ты мне сейчас рассказала. А я у вас хотела денег на поездку занять...Но сейчас, конечно, вам не до этого...Тань, может всё ещё не так плохо? Это же не точно?

Таня неопределенно махнула головой. Говорить у неё не было сил. Люська наклонилась к ней, обдав запахом дорогих духов, и шепнула в ухо:



Sigita

Отредактировано: 16.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться