Записки прошлой осени

Размер шрифта: - +

-10-

Ноябрь

— 10 —

Внезапно затихают все звуки, блекнут краски. Голые ветки разрезают окружающее пространство на мелкие осколки, а земля покрывается тонкой коркой льда. Чтобы не поцарапали жестокие порывы ветра, прячусь во внутренней раковине. Ноябрь — время переосмысления, ухода в себя. Мало говоришь и много пишешь. Подводишь итоги: где я сейчас, кто я сейчас, зачем я сейчас. Составляешь списки недоделанных дел и даешь себе обещание расправиться с ними до Нового года.

Следую заветам Бродского: «Не выходи из комнаты, не совершай ошибку». Все реже показываюсь на улице — в моем доме хорошо. Пахнет специями, горят свечи, негромко поет Фрэнк Синатра. Но в понедельник все же решаю высунуть нос из норы — душа требует новых книг, да и легкая прогулка не повредит.

Всю дорогу повторяю: «Только бы никого не встретить, только бы никого не встретить». Аффирмации в очередной раз не срабатывают, и когда я, как маленький эльф-воришка с книгой, уже покидаю гостеприимные своды библиотеки, практически врезаюсь в Дашу.

— Ой!

— Аня! Аня, здравствуй! — радостно и немного взволнованно произносит она.

— Привет-привет! — стараюсь выскочить в приоткрытую дверь, но удивительно сильная для такой хрупкой девушки рука ловит меня за локоть.

— Аня, подожди, пожалуйста!

Я останавливаюсь и пристально смотрю в глаза блондинки, готовая дать при необходимости отпор и окатить ледяным словесным душем. Неужели она действительно будет меня сейчас ругать за то, что я не появилась на встрече? В конце концов, нарушенные обещания отягощают исключительно мою совесть.

Даша в этот момент скидывает парку и встряхивает волосами, чуть влажными от моросившего дождя. Вновь поворачивается ко мне, и внезапно тепло улыбается.

— Анюта, я только хотела сказать, что все расстроились, когда ты не пришла. И что мы тебя ждем в эту среду, если захочешь, конечно. Мы как раз будем обсуждать скандинавскую литературу, а ты ведь в прошлый раз брала Малин Кивеля, по-моему, автор как раз родом из Хельсинки.

— Ага, — сухо ограничиваюсь я, а потом все же добавляю, — Даша, что тебе от меня нужно? Зачем все это?

Девушка внимательно смотрит на меня и молчит. Я уже начинаю думать, что останусь без ответа, как она произносит:

— Я всегда с первого взгляда чувствую своих людей. И это не так часто происходит, чтобы разбрасываться ими.

— Ты считаешь, я твой человек? — чуть пристыженно произношу я.

— Да. Я не считаю, я это точно знаю. Мы могли бы с тобой стать очень хорошими подругами, если ты позволишь. И в «Тепле» ты бы оказалась на своем месте.

Наверное, последний раз в далеком детстве ко мне подходил человек и просто говорил, что хочет дружить. Без скрытых подтекстов, без взаимной выгоды, без расчетов, сопровождающих взаимоотношения взрослых. Честно и открыто. Такое поведение обезоруживает, и я не могу ничего не предложить взамен.

— Даша, — она выжидающе смотрит меня, — До среды?

— До среды! — ее улыбка озаряет весь зал, и кажется, что по потолку начинают носиться полчища солнечных зайчиков. Улыбаюсь в ответ, и довольная, покидаю помещение. Внутри будто разлегся мурчащий кот. Один маленький поступок — и стало тихо, тепло и спокойно.



Анна Сафронова

Отредактировано: 12.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться