Заполняя пустоту

Глава 1

Сон - истинное блаженство, особенно после жуткой вечеринки в честь своего двадцати шестилетия. Но после прекрасного отдыха наступает время жуткого мучения – похмелье.

Именно в это отвратительное утро, моему начальству приспичило вызвать моё бренное тело к себе на ковёр, причем сделано это было в виде голограммы на мой браслет. И вот, лежу я в мягкой, уютной кровати, мучаюсь всяческими недугами, а тут на прикроватной тумбочке появляется лицо, пышущее гневным паром, потому как не может до меня дозвониться, и объявляет мне, что если к девяти часам меня не будет у него, то меня понизят в звании. Хуже этого, как мне казалось на тот момент, не может быть ничего. Как же хорошо, что к этому времени человечество придумало потрясающее средство, которое через три минуты после приема снимало все неприятные ощущения, и человек чувствовал себя на все сто, готов был к трудовым будням. В моём случае, я была готова к выносу мозга со стороны шефа.

На самом деле мне очень нравилось моё начальство, и я обожала свою работу.

Я военный врач - хирург, по уставу на работе у меня не могло быть на лице ни капли косметики, волосы должны быть убраны в крепкую причёску, а из одежды я могла носить только униформу зелёного - болотного цвета. И так ходили все, по всей нашей прекрасной военно-медицинской академии. Из-за этого, врачи и ученики выглядели одинаково, словно близнецы. Единственное что нас хоть как-то различало, это нашивки на груди, которые обозначали основную специализацию и ранг. Но наш внешний вид волновал нас лишь в начале первого курса обучения, а потом стало вовсе не до этого.

В академии нас учили не только медицине, но и самообороне, владению как холодным оружием, так и бластерами различного калибра, так что наша учебная программа была очень насыщенной.

С самого детства я знала, что должна стать врачом, помогать людям, но так как мой отец был военным, то на семейном совете было решено, что я стану именно военным врачом. Маминых слёз было целое море, но я отнеслась к этому спокойно и философски: не только буду помогать, но и увижу многое, что обычному человеку, гражданскому, увидеть не дано. И вот мое семилетнее обучение подошло к концу, и я с нетерпением ждала распределения, попутно работая в больнице при академии.

Сборы на работу у меня заняли очень мало времени, и состояли лишь из принятия волшебной таблетки, бодрящего душа и сверхскоростного одевания формы. В гараже я надела защитный шлем, залезла на свой любимый одноместный СКАЙ-Н цвета морской волны, и на всех парах полетела в военно-медицинскую академию.

Пока направлялась к зданию академии, я неосознанно всё больше и больше накручивала себя. Причины столь неожиданного вызова были мне совершенно не понятны. На моей памяти, наш шеф редко кого так вызывал, и если это делал, то это было только в экстренном случае, в остальном же он все объявлял и доходчиво объяснял на еженедельном совещании в понедельник, сегодня же была суббота, мой заслуженный выходной.

За своими раздумьями я не заметила, что добралась за рекордно короткие сроки. Как хорошо, что по выходным в небе не бывает пробок.

- Элька!!!- встретил в гараже меня возглас моей лучшей подруги Ленки.- А ты какими судьбами здесь?

- Меня шеф вызвал. Сказал, что если не явлюсь в 9.00, то он меня понизит,- произнесла я.- А ты зачем тут? Я думала, что ты после вчерашней гулянки, целый день отлёживаться будешь.

- Какое там, он и меня тоже вызвал. Глаз утром открыла, а на меня он смотрит, краснющий такой, глазки на выкате, словно от запора мучается. Бр… как в кошмаре. Кстати, я тоже к тому же времени должна явиться.

-Очень странно это. Зачем нас с тобой вызвали?- на самом деле я начинала нервничать. Не припомню я, чтобы мы с Ленкой бедокурили в последнее время.

С Леной я дружу с первого курса. Уже и не помню, с чего всё началось, но мы стали не разлей вода. Она кокетливая, раскрепощённая, блондиночка не высокого роста с голубыми выразительными глазками. До одури уверенна в себе, и в своём превосходстве, но при всём при этом она не стервозна, как это обычно бывает с такими людьми, а довольно-таки добра, хотя и немного вспыльчива. Я же рыжая, словно вместо волос у меня на голове пламя огня, роста выше среднего, с зелёным цветом глаз, которые достались мне от папы, так же как и его характер. Порядок во всём и везде для меня был важен, исключая конечно некоторые случая. Еще я не любила проявлять свои эмоции прилюдно, вообще не любила что либо показывать, рассказывать о том, что у меня внутри. Я абсолютно не любила сплетни, шушуканье за спиной, так что как только что-то начиналось подобное, то я моментом все прекращала, в жесткой форме объясняя людям, что им не стоит лезть в мою жизнь. В общем, совершенно не понятно, как умудрились сдружиться столь разные люди как мы.

С самого начала обучения, мы зарекомендовали себя как очень усердные, исполнительные ученицы, за что ни раз преподаватели направляли нас на интересные операции и исследования. Выпустились мы из академии круглыми отличницами с кучей дополнительных наград.

Но не всегда мы были такими хорошими. Иногда отрывались по полной, зависая в клубах, не кисло напиваясь до чёртиков. Участвовали в гонках на своих СКАЙ-Нах, рассекая по ночам небо на сумасшедших скоростях, а потом уносились от доблестных стражей правопорядка с дикими победными воплями, при этом совершая немыслимые виражи. Я обожаю скорость.



Анита Радонская

Отредактировано: 10.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться