Заповедник морлоков

Размер шрифта: - +

Успеть до развода

   Оказалось, что у Милы для каждого экскурсанта припасено по верёвке с карабинами на концах. Сказав: «Делай, как я», девушка прицепила один карабин к двум кольцам на кожаном поясе своего комбинезона, а другой защёлкнула на скобе, торчащей из плит набережной над дверью.Она убедилась, что все повторили её действия, и попросила Дмитрия слегка её подстраховать.

   – Самое интересное досталось Шекспиру, – съехидничал Лёха.

   Задача Крымова особой сложностью не отличалась: он должен был помочь Миле подняться по скобам-ступенькам слева от «выхода» на набережную, находившуюся над их головами. Изредка поглядывая вниз на быструю воду реки Дмитрий подумал, что в этом походе многое продумано до мелочей. Экскурсанты потихоньку выбрались наверх; Макс, поднимавшийся последним, отцепил все карабины от скобы, а свой соединил со страховочной верёвкой Дмитрия. Шагнув на ступеньки, он захлопнул за собой дверь, отчего та издала протяжное уханье. Замок защёлкнулся.

   – Зачем такой странный выход? – спросила Дина, пока Макс карабкался по скобам.

   Мила приподняла брови, улыбаясь:

   – Во-первых, чтобы вам было чем заняться, а, во-вторых, чтобы в экстренных случаях мы могли сесть в лодку.

   Ночь выдалась великолепная, словно созданная для прогулок – ясная, тёплая, свежая, с романтическим невским настроением. Прежде всего, бросались в глаза гигантские панели разведённого моста, – они главенствовали над всей панорамой. Иногда встречались парочки и небольшие компании любителей встречать рассвет и «разводить мосты», однако никто не удивлялся пяти жёлтым человечкам, идущим по своим делам. Крымов взглянул на мобильник: 2 часа 35 минут. Выяснилось, что завершение первой части экскурсии совпадает с недолгим сведением Благовещенского моста, и группа должна успеть перекусить и перебраться на другую сторону Невы.

Вид на набережную Лейтенанта Шмидта и памятник Крузенштерну

   – Что было бы, если б мы не успели? – поинтересовался скептик Макс.

   Мила вовсе не переживала из-за такой мелочи:

   – Тогда пришлось бы Ирене гнать сюда катер: удобства только на стороне Васильевского острова.

   Вскоре экскурсанты набрели на три синих кабинки; как оказалось, только в одной из них находился биотуалет. Мила достала ключи и приоткрыла тайну кабинок: вторая кабинка была оснащена умывальником и зеркалом, на отдельных полках стояли микроволновка и электрочайник, а третья служила кладовкой. Девушка с помощью мужчин достала раскладной стол с зонтиком и стулья, и компания с удовольствием расселась по своим местам. Все сняли каски с гарнитурой и теперь неторопливо пили кофе с чаем, наслаждались петербургскими видами и угощались тем, что было доставлено сюда по договорённости с Иреной. Продукты были заказаны в фастфудах, и, что удивительно – ещё не остыли, – «Белый квадрат» умел работать с клиентами.

   Дмитрий отошёл от столика, надиктовал несколько тезисов в диктофон, а потом вернулся и поинтересовался у Милы:

   – Не расскажете, как к вам попали записки Манычева?

   – Это захватывающая история, – кивнула головой Мила. – Когда-то Георгий Петрович учился на одном курсе с моей бабушкой, филфак Ленинградского университета. После университета она некоторое время преподавала русский язык, а потом ушла в ГЭБ – городское экскурсионное бюро. Манычев был очень увлечённым человеком и подключал к своим изысканиям знакомых; так потихоньку слухи дошли до КГБ. Его вызвали туда только однажды, и он, естественно, испугался. С бабушкой у него давно не было связи, но жила она с семьёй по прежнему адресу. И вот приходит к ней нежданно-негаданно старый приятель и просит спрятать несколько тетрадей с записками, потому что боится, что труд его жизни может пропасть, а на неё, якобы, никто не подумает (они же не виделись давно). Бабушка согласилась, а года через три он исчез. Она узнала о его исчезновении случайно, от общего знакомого. Оказывается, у Георгия Петровича были дальние родственники, но когда они попали в его квартиру, там всё было перевёрнуто, и никому не известно, что пропало. Материалов по морлокам и подземелью не осталось. Вот так.

   Макс уже поел и, как всегда, был занят событиями в айфоне; Лёха под недовольным взглядом гида подлил что-то в кофе из походной фляжки и теперь, закрыв глаза, прихлёбывал из большой кружки, слушая в наушниках музыку. Только Дина, затягиваясь «Парламентом», следила за разговором. Дмитрий краем глаза заметил, что панели моста стали медленно опускаться.

   – Что же было дальше?

   – Прошло много лет, и место СССР заняла Россия. Не так давно при переезде бабушка наткнулась на свои «архивы» и рассказала о них мне. Благодаря запискам Манычева, я нашла входы в катакомбы, и загорелась идеей грандиозной экскурсии. А потом, после долгого блуждания в поисках спонсора, встретила Ирену, которая дала денег на приведение основной трассы в порядок и на обеспечение группы всем необходимым.



Виктор Зорин

Отредактировано: 05.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться