Запоздалое эхо

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 4

ГЛАВА 4

***

Восемь лет спустя

— …И что, вы, правда, приручили? — нетерпеливо прыгала по песку Элька около мужчин, посматривая на море.

Арс смутился, услышав вопрос ребенка. Они с Мэлом переглянулись и рассмеялись.

— Нет, конечно, глупая. Разве можно приручить канро? Мы просто выследили самку в джунглях. У нее как раз родились детеныши. Мы выстрелили дротиком со снотворным. Арс тогда промахнулся, и она едва не сожрала его. Но второй выстрел попал в цель, и она упала на траву. А потом мы… Сцеживали ее молоко. У нее его знаешь сколько?

— Вы у меня самые лучшие… Я вас так люблю, — прыгнула с разбега девочка, пытаясь обнять двоих одновременно, но у нее не вышло, вместо этого она растянулась на мягком песке, а потом перевернулась и залилась громким смехом.

— Поднимайся. Прогулка закончена. Нам нужно идти на охоту, — подал ей руку Арс. — Иначе ужинать будет нечем.

— Когда же вы возьмете меня с собой?! — в сердцах воскликнула Элька, посматривая по очереди на единственных людей на планете. — Я тоже хочу научиться стрелять!

— Завтра дам ружье — будешь учиться. Уже пора бы, — сказал Мэл в ответ, обнимая девочку за плечо одной рукой. — Устроим ей урок, Арс?

— Да. А то мало ли… Лагерь не так надежен, как кажется. Пусть умеет обращаться с оружием, — произнес в ответ Арс, всматриваясь в гладь океана, где начали появляться белоснежные гребешки волн. — Шторм идет. Будет сильный ветер. Нам нужно проверить передатчик, когда вернемся обратно домой.

— Арс, нас ведь найдут люди? — остановилась девочка, повернувшись в сторону скалы.

— Обязательно найдут, дорогая, — потрепал ее темные волосы Арс.

— А Мэл не верит! Я слышала, как вы спорили вчера! — надулась она, посматривая на второго мужчину. — Как же хочется их увидеть. Неужели есть другие… Кроме вас?

— Есть... Где-то… Мы пришли. Оставайся здесь. Я проверю напряжение в защитном ограждении, — ответил Арс. Он быстро окинул взглядом их укрытие и дом, который за эти годы вырос, ведь девочке требовалась отдельная спальня, да и другие удобства.

Лагерь за восемь лет изменился до неузнаваемости. Все то, что можно было использовать с разбитого корабля, пошло в ход: генераторы, оружие, оставшаяся целой мебель, листы металла, из которых вокруг лагеря выстроили укрепление. Достали даже некоторые книги и вещи, но их на корабле было не так много — только то, что успели пронести когда-то бывшие узники концлагеря.

Единственное, чего у них не было, так лаборатории, где они могли бы определить отцовство. Но это уже мало кого волновало. В любом случае, им приходилось жить втроем, посему девочка с уверенностью, будто так и нужно, считала отцами обоих. Ребенок, увы, не знал законов генетики. Оба были родными с раннего детства, хоть и называла она мужчин по именам во избежание путаницы, слыша, как говорят они.

Чего им стоило выкормить и вырастить ту новорожденную, что появилась в их хижине в злополучный день, знали лишь они сами. Элька была чудом, за которое стоило бороться. И они боролись, всевозможными способами добывая для нее еду, оберегая от опасностей и обучая всему, что знали сами. Ребенок сплотил их, отбросив все скандалы в прошлое. И лишь могила Ами на холме, неподалеку от передатчика, напоминала им страшные моменты первых месяцев пребывания на Асгарде.

— Мэл, а как там, на Земле? — задала в тысячный раз один и тот же вопрос Элька, внимательно рассматривая, как мужчина проверяет заряды в лазерных ружьях.

— Там есть океан, горы, равнины. И много больших городов, — рассказывал ей Мэлоун сказку, которую девочка была готова слушать бесконечно.

Сам он не помнил Земли, которую покинул ребенком, где шла тогда мировая война, и все, что осталось в его памяти — это взрывы бомб, уничтожение поселений и дорог, воздушные атаки, во время которых им приходилось прятаться в убежище. Он помнил только мать, искавшую, чем прокормить своего ребенка, она отдавала последнее, а сама голодала. А потом концлагерь, где их вовсе не считали за людей. Те, кто держал их в плену, пытались построить свою жизнь на Земле, и все должны были подчиниться новой вере и новым законам. Но именно там с ними вместе жил старый мужчина, который частенько рассказывал, какой Земля была раньше, во время очередной технической революции, когда на ней еще существовали разные страны, и космические полеты постепенно становились чем-то обыденным, а ближайшие к Земле планеты обживались землянами. Мэл не рассказывал девочке всего того кошмара, который ему довелось пережить в детстве. Незачем портить ей впечатления о том, чего она никогда не увидит. Это было ее сказкой, отдушиной, поэтому частенько приходилось выдумывать того, чего он и не знал. Не верилось, что их найдут, да и в то, что за это время что-то изменилось на самой Земле — если планета еще существует, а не стала прошлым человечества и могилой целой цивилизации.

— А правда, что дети на Земле учатся в школах?

— Правда-правда, — кивнул он. Почему-то сегодня не особо хотелось заводить эту тему. — Мы и так научим тебя читать. Вот только разберемся с новой защитой...

Он повернулся, глядя, как из противоположного края лагеря возвращается Арс. Нужно было выходить в джунгли, ведь запасы пищи закончились еще вчера, а потом они сутки ремонтировали ограждение, нарушенное штормом. Поздновато было, конечно, но на днях, по их расчетам, должен начаться сезон ливней, когда охотиться станет сложнее. За семь лет они уже привыкли к смене погоды и знали о миграции диких животных в этот период. Поэтому и времени терять не стоило.

Элька растерянно обернулась, провожая взглядом мужчин, которые забросили ружья на плечи. Ее никогда не заставляли работать, но она хотела помогать и делать все то, что делали Мэл и Арс. Поэтому девочка по-хозяйски прошлась по лагерю, бросив травы своему питомцу — животному, чем-то напоминающему земного тапира, которого Арс принес из леса, чтобы выкормить и позже съесть, но так и не смог этого сделать, ведь дочь была категорически против. На этом их попытки завести собственное хозяйство прекратились.



Ольга Грон

Отредактировано: 08.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться