Запрещенное колдовство

Размер шрифта: - +

5

В хорошей компании, да под разговор, маленькая ведьма и дети очень быстро миновали лесную глушь, и вышли к возвышенности с которой открывался чудесный вид на Вальцвард-град, окруженный цветочными полями и лесистыми холмами.

Из-за невысокой городской стены, с настежь распахнутыми воротами, выглядывали аккуратные двухэтажные домишки с белеными стенами и черепичными крышами. Мощеная главная улочка, по которой суетливо сновали горожане и гужевые повозки, неуверенно петляя, вилась через весь Вальцвард. Она упиралась в каменную ратушу с высокой колокольней, увенчанной золотым шпилем. Не город – а картинка, одним словом!

У Агнессы от такого дивного вида аж дыхание перехватило и глаза заблестели. Ну, что она видела-то за все сто семнадцать лет в своем глухом углу, кроме покосившегося домишки, да вечно недовольной мордочки дядьки лиса.

— Ох и долго придется ждать… - невесело вздохнул Ансель, из-под руки взглянув в голубое небо, на котором солнце только-только стало клониться к закатной стороне.

— Зачем ждать? – удивилась ведьма.

Хильди устало закатила глаза.

— Вы нас будто и не слушали, госпожа ведьма. Нельзя нам днем с такой богатой добычей в городе показываться – стража остановит и потребует уплатить налог. А если откажемся, то просто отберет все и пойдут тогда наши грибочки, да ягодки на стол к господину городничему. Будто ему и без того схуднуть не мешает...

На это Агнесса ничего не ответила, только фыркнула и, подхватив мешок с земляникой, быстрым шагом направилась в сторону городских ворот.

Дети испуганно переглянулись. Но делать-то все равно было нечего – поспешили следом за ней.

Как и говорила Хильди, уже у самых стен их остановили двое стражников одетых в легкие доспехи с накинутыми поверх зелеными сюрко, украшенными вышивкой c гербом Вальцварда: двумя куницами, стоящими на задних лапках перед щитом с тремя королевскими лилиями.

— Постой-ка, красавица. Далеко ли путь держишь? – обратился к Агнессе один из стражей, а та в начале ресницами захлопала, а потом аж зарделась.

Ну, не называл еще никто маленькую ведьму красавицей, как же ей от такого было не смутиться?

—Да вот, племянников домой веду. Боюсь заблудятся без меня. – Ответила она, окинув мужчину хитрым взглядом.

— Дело хорошее. – Отозвался второй стражник, пока его друг принялся в гляделки с зеленоглазой ведьмой играть, да пышные усы наглаживать. Он был куда старше первого и его простыми женскими чарами было не провести. - А что ж за ноша у тебя такая? Никак в лесу королевского добра набрала… вон, и племянники твои что-то притихли, да корзинки за спины прячут. Неужто думали не заметим?

— Какая ноша? – удивилась Агнесса, оглянувшись по сторонам, - Какие корзинки? Это вы, господа стражники, должно быть на солнышке перегрелись. Ох и тяжела у вас работа, стоять тут целый день - ни в тень не скрыться, ни к колодцу освежиться сходить…

— Ох тяжела… - согласно закивал стражник, глаз с ведьмы не сводивший.

А другой давай жмуриться и хмуриться – вот ведь, мгновение назад мешок в руках у девушки видел и корзинки у ее племянников, а теперь и нет ничего, как не было!

— Чертовщина какая-то…

— Вот и я говорю, - поддакнула ведьма, - жара сегодня страшная. Пойдем мы, пока детям на солнцепеке головы не напекло и мерещиться всякое не стало. А то мне за такую заботу их мать спасибо не скажет. Доброго вам дня, господа стражники! – и как ни в чем ни бывало двинулась дальше, поудобнее перехватив тяжелый мешок полный земляники.

А новоиспеченные племяннички за ней – шеи в плечи втянули и чуть ли не бегом. Страшно же, вдруг чары ведьмины раньше срока рассеются!

За городскими воротами царила суматоха, ведь в тот день была третья суббота месяца и главная площадь у ратуши, да и вся центральная улица, были под завязку забиты всевозможными прилавками, повозками, возками и тележками с которых торговали всем, чем только можно. А из-под полы, если знать у кого спросить, еще и тем, чем нельзя. Люди прибывали в город из окрестных деревушек и отдаленных ферм, а покидали его, делая из главной вертлявой улочки настоящий речной поток.

Попав в него, Агнесса едва не растерялась – закружилась на месте, головой завертела. Все-то ей было интересно, все в новинку, да в диковинку.

— Вот это да! – восклицала маленькая ведьма, - а это что? – говорила, и опрометью неслась от одного торговца к другому.

А те и рады – знай перекрикивают друг друга, а иные еще и ласковыми словами к своему товару зазывают.

— Сахарные петушки! Сладкие, как ваши обворожительные губки! Пальчики оближите!

— Яркий ситец для яркой красоты! Заграничные шелка любых расцветок! Глядите, редчайшие малахитные кружева, а до чего идут к вашим прекрасным глазам!

— Карманные зеркала! Расчески из китового уса! Черепаховые гребешки! – Углядев заинтересованную покупательницу, громко выкрикнул рослый вихрастый торговец и улыбнулся во весь рот, обратив-таки на себя внимание. - Уверяю вас, госпожа, это лучшие цены, которые я могу себе позволить!

Позабыв про блестящие шелка, которыми другой уже начал опутывать свою обескураженную покупательницу, Агнесса с горящими глазами подбежала к лотку коробейника. Схватила зеркальце на длинной деревянной ручке и принялась себя разглядывать.

— Простите… простите, госпожа ве… - сказала было Хильди, пробившись к ней через толпу, но тут же осеклась, опасливо глянув на подозрительно притихшего торговца, - не хотелось бы вас отвлекать, но нам лучше бы сразу отправиться домой, а не задерживаться здесь. Люди могут заинтересоваться где это мы столько грибов да ягод собрали и откуда деньги взяли на налог для городничего.



Олеся Рияко

Отредактировано: 08.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться