Запрещенный обряд или встань со мной на крыло

Размер шрифта: - +

Глава 4

За три недели Дейдре полностью обжилась на огромном плато. Покаталась на спине лазурного дракона, который так и не назвал своего имени. А настаивать, спрашивать целительница не стала. Переехала в собственный дом и обустроила целительский покой – крепкий стол для осмотра, если вдруг ребенок в дракона превратился. Мамочки-дракоши натащили детских игрушек и помогли оформить комнату в яркие, красивые цвета. Старейшина Диарар принес две корзины белых простынок, инструменты, три котелка для зелий и с десяток маленьких зеркал. Настроив их, он научил Дейдре пускать луч света туда, куда ей нужно, чтобы все рассмотреть.

- У нас целительница была, да ушла. Не могу, говорит в тишине и покое быть,- грустно вздохнул седовласый Диарар. – Да только кажется мне, что влюбилась она в торговца, вот и ушла с ним. Что уж с ней стало мы и не знаем.

- Люди разные,- Дейдре разгладила скатерть и улыбнулась,- я лечила бесплатно и простые люди были ко мне добры. Дарили полевые цветы и красивые полудрагоценные камешки в серебряной оправе. Очень мне жаль тех украшений. Они в королевском дворце остались, спрятанные.

- А почему ты их не носила? – удивился дракон. – У нас подаренным от души принято похвастать. Это ж ведь честь, когда дар от чистого сердца.

- Так ведь муж у меня был,- улыбнулась Дейдре,- я не могла носить.

- Странные законы,- покачал головой Диарар. – Не помню таких, да и плато я уже лет двести не покидал. Раньше, помню, женщины все, что есть в шкатулке на себя надевали. Что наши драконицы, что человеки. Да наши и сейчас все носят.

- Вам видней,- улыбнулась целительница.

- Кому, нам? Я тут один стою,- дракон покачал головой. – Уважение старейшинам выказывают послушанием, если ты прислушиваешься к советам – значит, ценишь, понимаешь и принимаешь мою мудрость. А пустое человеческое «выканье» мне оно не надо.

- Прости, старейшина Диарар, но старые привычки уходят с кровью,- пожала плечами Дейдре.

- Нет, их вбивают с кровью, а уходят они, вытесненные теплом и светом. Ты печальна.

- Я так и думала, что не просто так самый старый дракон плато принес скатерти,- отвернулась Дейдре.

- Кто-то должен,- сощурился старейшина.

- Все хорошо, правда. Мне сейчас чуть-чуть плохо,- целительница вздохнула и повернулась к дракону,- но, клянусь, скоро станет хорошо.

Разговор пришлось прервать – принесли малыша с глубоким порезом – и старейшине пришлось уйти.

- Как же ты так смог? – сделала круглые глаза Дейдре,- не плачь, сейчас поможем твоему горю.

Обезболив ногу ребенка, она вытащила игрушечный кораблик и протянула его дракончику. Пока малыш играл целительница очистила и срастила рану. Поверх тонкого розового шрамика она наложила тугую повязку.

- Ближайшие три дня никаких активных игр,- строго сказала Дейдре и родители-драконы вразнобой кивнули. – Как так вышло?

- Недосмотрела я,- вздохнула мамочка. – Он вроде спал, я на кухню пошла. Только взялась суп сготовить – звон, плач. Вазу разбил, стал ножками осколки сгребать. А нашу магию к деткам применять нельзя.

- Я помню, второй облик меняется, становится менее защищенным.

Драконы не терпели слово «неполноценный». Поэтому все, кто пострадал в детстве от магии были «менее защищены». Это Дейдре затвердила намертво, чтобы запомнить и случайно не ляпнуть нигде.

До вечера больше никто не пришел, но Наирна предупреждала, что детки болеют редко, а уж ранятся и еще реже. Потомство у драконов появляется нечасто, поэтому они и трясутся над своими чадами.

Когда на небе высыпали звезды целительница вышла в сад. Там она поставила кресло-качалку и крошечный круглый столик где помещался фарфоровый чайничек и чашечка. Укутав ноги пледом, она удобно устроилась и отпила первый глоток терпкого, насыщенного напитка.

Она неспешно покачивалась, жмурилась и была почти счастлива. Ей не хватало Эйринна – дракон ушел на обход границ плато. Увы, среди человеческих магов очень ценятся разные кусочки драконов и драконят. А последних – особенно. И никак не выявить того мерзавца, что нашел тайную тропу на плато. Тот путь, которым ходят торговцы известен и исследован, нет от него ответвлений.

- Дейдре! Дейдре!

Целительница дернулась, пролила чай и вскочила. Запуталась в пледе, порвала его и бросилась к дому.

- Я здесь! Дверь открыта!

В целительском покое, когда она прибежала, на столе лежал дракончик. Совсем крошечный.

- Бог-Отец, да как же это? – ахнула целительница.

Крылышки дракончика были вывернуты под страшным, неестественным углом. Тонкая, пока еще прозрачная чешуя стала густо фиолетовой – кровоподтеки и синяки.

- Родители?

- Погибли,- глухо произнес Диарар. – Проклятые человеческие контрабандисты!

- Сожгите посевы вокруг плато, закройте торговцам путь – пусть люди тоже выставят свои заставы вокруг плато,- предложила Дейдре.

Предложила и отключилась от реального мира. Она обезболивала, гладила, вливала в дракошу свою силу, стирала прозрачные детские слезки и колдовала, колдовала на пределе своих немаленьких сил. А после – и за пределами, чувствуя, как истончается ее собственная жизнь, она отдавала все, что у нее было чтобы сохранить ребенку крылья.

Туго забинтовав крылышки, она коснулась лба дракончика пальцем и погрузила ребенка в сон.

- До полного исцеления ему нельзя превращаться,- устало произнесла Дейдре и поморщилась, противный, яркий солнечный луч попал ей в глаза.

- Будь благословен тот день, когда старейшина Эйринн привел тебя к нам, девочка.

Потекли размеренные дни – к Дейдре переехала Наирна, у целительницы совсем не было чтобы готовить или убирать. Оттого двое пострадавших – девушка и драконенок целыми днями лежали на пледе в саду. Дейдре читала вслух сказки, а малыш вздыхал и моргал, больше он ничего делать не мог – повязки не позволяли.



Наталья Самсонова

Отредактировано: 19.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться