Запрещенный обряд или встань со мной на крыло

Размер шрифта: - +

Глава 6

Несколько недель целительница просыпалась в ужасе. Ей снился Туаттар, рыщущий на границе плато. Гайнор с искаженным от похоти лицом и собственный отец, безжалостно отдающий ее на растерзание этим двоим. Она измучилась до такой степени, что это заметили и другие драконы. Латширри, врачевательница душ, через день приходила к дому Дейдре и вела с ней пространные беседы. Пока не догадалась:

- Дело ведь не только в Черном Колдуне?

- Я справлюсь,- мотнула головой Дейдре. – Ради себя и ради сына. Скажи лучше, нашли его?

- Как в воду канул,- грустно покачала головой драконица. – Но мы будем наблюдать, ждать. Рано или поздно он проявит себя. А нам, драконам, не впервой с таким колдовством дело иметь.

Целительница только кивнула и проводила Латширри. А та, взглянув на свою маленькую, отважную пациентку коротко попросила:

- Разберись в себе и прими решение. Только так ты обретешь мир.

Дейдре выдавила из себя улыбку и, помахав рукой улетающей драконице, вернулась в дом. Принять решение, она покачала головой, легко сказать. На раздумья ей понадобилось еще несколько дней. Все это время, с того момента как Наирна и Дейдре вернулись на плато, Эйринн был рядом. Как будто он был мужем, а Дейдре женой.

И вот когда сердце начало рваться на куски, а целительские силы пропадать – вот тогда она решилась. И вспомнила слова Эйринна. Нельзя лгать. А она заигралась. Заигралась в семью – мама, сыночек и папа. Тогда как выбранный ею «папа» чужой возлюбленный. Но что еще хуже – он и любит совсем иную драконицу.

- Магия не прощает лжи,- грустно произнесла Дейдре.

Целительница вышла на крыльцо, бросила короткий взгляд на алеющее небо и вернулась в дом. Наирна, отказавшаяся уходить после того как дракончик назвал ее бабушкой, спала в комнате малыша. Церемония Имянаречения должна была произойти только через год и Дейдре уже порядком придумывать сыну прозвища.

- Наи, я отойду ненадолго,- целительница погладила драконицу по плечу. – Каша с персиками томится под крышкой, наш непоседа скоро проснется.

- Иди, милая. Мы тут справимся.

Дорогу до дому Эйринна Дейдре могла пройти с закрытыми глазами. Дракон обещался прийти к завтраку и целительница была решительно настроена попросить его не приходить. Никогда.

Эйринн был во дворе – что-то мастерил из досок, рядом стояло несколько банок с краской. Увидев Дейдре, дракон вскочил на ноги:

- Что-то случилось?

- Нет,- покачала головой целительница,- по крайней мере, не сегодня.

- Есть хорошие новости,- дракон потер подбородок,- не слишком хорошие, на самом деле. Ты оказалась права, дракониц находили именно по дарам. Не представляю чем это обернется. Особенно учитывая Туаттара.

- Не принимать подарки от людей,- пожала плечами Дейдре. – Ты мог бы больше не приходить к нам?

Эйринн неверяще обернулся. Целительница смотрела в сторону, на бледных щеках не было румянца.

- Почему?

- Прости,- она опустила голову,- но я люблю тебя. Не как друга. Это бесчестно по отношению к чужому жениху, чужому любимому. Когда ты играешь с моим сыном мне сложно, очень. Я вру сама себе и от этого теряю силу. Если хочешь, мы можем вместе пойти к старейшинам, пусть нас рассудят.

Эйринн смотрел на маленькую, хрупкую девушку, на ее искреннее неподдельное горе и чувствовал, как его самого распирает изнутри эйфория. Он вскочил на ноги, уронив недоделанные качельки, и подхватил Дейдре на руки:

- Вот уж нет. Теперь я точно никуда не уйду. Я буду ухаживать за тобой по обычаям своего народа, посажу для тебя сад и построю для нас общий дом. Мы редко говорим о любви, но для тебя я готов об этом кричать.

- А как же Латриис?

- Я разлюбил ее еще тогда,- Эйринн опустил Дейдре на землю,- как и она меня. Но никто из нас не хотел быть тем, кто разорвет отношения. Она решила уйти в человеческие земли, а я последовал за ней – не потому, что любил, а потому что ни одну из дракониц не отпустил бы туда в одиночестве.

- Но сейчас она…

- Она, как и я заперта в человеческом облике. Если она поймет, насколько дурно поступила, поставив условием своего пробуждения мое желание умереть, то крылья к ней вернутся. Как и право жить здесь, на плато.

Дейдре прижималась к сильному, теплому телу дракона и жмурилась от счастья. Жмурилась и утирала бегущие по щекам слезы – слезы облегчения.

- Как же я измучил тебя, девочка,- Эйринн поцеловал Дейдре в макушку,- прости меня, прости. Я не смел даже надеяться, что ты ответишь мне взаимностью. По крайней мере, сейчас.

- Почему? – Дейдре заглянула в глаза любимому.

- Тебе крепко досталось,- откровенно сказал дракон,- ты была на грани срыва, когда я забрал тебя из дворца короля. Забрал от твоего мужа, которого ты не вспоминаешь – отказываешься признавать свои воспоминания. А уж после вашей с Наирной «прогулки»… Я счел, что если начну ухаживать за тобой это сделает только хуже. И просто был рядом.

- Ты хотел умереть для Латриис,- ткнула пальчиком целительница.

- Не для нее,- дракон подул на волосы,- Диарар давно предположил какое условие она выбрала, но мне не говорил – он был уверен, что я все еще люблю ее. Так что он просто погрузил меня в смертный транс.

- Но почему тогда ты больше не старейшина?

- Потому что все равно не смог озвучить своего решения,- сокрушенно вздохнул дракон. – Мы очень трепетно относимся к женщинам.

- Значит, мне достался очень ласковый дракон? Я хочу, чтобы в нашем саду было много черешни, цветов и обязательно беседка. Из дерева и камня.

Дейдре счастливо жмурилась, а смеющийся Эйринн ласково пригладил робкую вязь тонкой чешуи на секунду появившейся на виске целительницы. Ведь правда в том, что крылья обретают лишь счастливые и честные люди.



Наталья Самсонова

Отредактировано: 19.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться