Запретная магия. Подопытная

Глава 18.

Смешанная магия над тройкой нелюдей крутилась безумным вихрем в ночном воздухе. Слияние стихий, темные магические всполохи, светлые лучи наверняка бьющие точно в цель. Все это радужной дымкой пыталось окутать магов.

Каждое заклятие было предназначено своей жертве, но прочная завеса защиты оплетающая тела мужчин не давала подступиться энергетическим потокам.

Выпады частично преобразившихся существ заставляли душу дрожать в ужасе. Когтистые лапы Эрона проносились на коротком расстоянии от жуткой уродливой морды дракона начавшей терять кожу гниющими кусками. Заостренные когти Ирвунда, как десяток острых копей порхали по покрытой рваной чешуей спине графа, а длинный стрельчатый хвост бил на отмажь с каждым ударом уплотняясь и приобретая смертельно опасные пластины по всей длине.

Третий участник безумного урагана магии и смертельных приемов ничуть не отставал от своих оппонентов. Граф изворачивался как скользкая змея и менял свою привычную глазу оболочку на непривлекательное уродство истлевающего дракона.

Перед взглядами присутствующих появлялся новый опасный противник, которого каждому из нас удалось уже однажды увидеть благодаря страшному видению в доме мертвого некроманта.

Нескольких мгновений промедления, которые последовали от оборотня, стоило второй форме ректора полностью восстановить новый облик, хватило графу, чтобы нанести решающий удар в солнечное сплетение зверя, которым вновь стал Эрон.

Друг завалился на землю как подкошенный, и тело в последних изломах медленно преображалось в человеческий облик.

- Отец! – с боку донесся сиплый вскрик Лумины.

Тонкие руки девушки тянулись к умирающему мужчине, но даже такие простые действия давались подруге тяжело. Ее била крупная дрожь, покрасневшие глаза наполнились слезами, которые готовы были сорваться водопадом. Ноги и вовсе не держали несчастную драконницу и единственное что ей удавалось, это тянутся навстречу дорогому и близкому мужчине.

- Отец… Да сделайте вы что-нибудь! – разрывающий душу вопль разнесся по пространству всколыхнув в небо множество едва различимых серых пятен.

Тугой ком боли за смерть друга и потерю подруги разливался огненным туманом в беззащитной душе. Чувства жалости и тяжести росло. Погребая под собой все светлое. Что только начало восстанавливаться после магических оков жестокого дракона.

Как в смазанной пленке мне начали представляться кадры очередной смерти. Уязвимый неожиданной победой над соперником, граф забыл о втором некроманте, готовом в подходящий момент нанести подготовленный магический удар.

Тонкий луч красного оттенка сорвался с ладони Ирвунда и в доли секунды оборвал жизнь безумного ректора коротким движением. Поистине магия имела не последнее место в этом мире, и именно благодаря этой независимой энергии удалось совладать с монстром уничтожающим магов маленького городка.

Драконо-подобное существо тут же начало вновь преображаться в самого обычного мужчину на лице, которого застыла победная маска счастья. Тонкая полоска красного бисера проступила на бледной коже шеи погибшего графа. Туловище коснулось земли немного позже головы. Отсеченная часть рухнула на грязную землю и откатилась под ноги уставшему вампиру, который не преминул брезгливо пнуть сверкающую последними чувствами морду.

- Лумина, Верея, вы как? – не стал долго рассматривать свои «трофей» друг и рванул в нашу сторону.

Попавшееся на пути тело барона парень легким магическим взмахом поднял в воздух и подгоняя порывами лёгкого ветра потянул за собой.

Рядом с тихо всхлипывающей девушкой вампир опустил своего наставника и присел рядом, притянув к себе сестру. По лицу парня не возможно было разобрать его эмоций, но я как никто понимала, этот некромант будет долго и тяжело переносить смерть погибшего оборотня.

Хотела поддержать друзей словами, но тело не пожелало издать даже короткий звук. Попыталась сделать шаг навстречу близким нелюдям, чтобы быть рядом в их горе, но ноги отказывались идти. Протянутая в моих желаниях рука так и осталась плетью повисшей в неподвижной оболочке.

- Ирвунд! – пискнула испуганно в собственном сознании и получила отклик. Парень поднял на меня свой стеклянный взгляд. Несколько мгновений друг смотрел, словно сквозь меня, а потом с такой прытью подскочил ко мне, будто и не он еще несколько минут назад тратил драгоценные силы на борьбу с графом.

- Верея! Верея! Вера! – тряс бесчувственное тело вампир.

С одной стороны стало немного легче от волнения парня, но что-то неуловимое с каждым его движением менялось и мне становилось легко и свободно. Сплетающие мою душу и тело, сшитое по кусочкам, нити некроманта истончались и рвались на мелкие темные веревочки тут же истлевающие и прахом развевающиеся по ветру.

Невероятное чувство безмятежности одолевало душу. Никакой связи с телом больше не было, но именно эта свобода меня расстраивала больше всего. Не такой ценой я хотела освободиться от этой оболочки и от этого мира.

Мне не стоило объяснять, что послужило моей повторной смертью. Я и сама поняла, что с гибелью барона, душа перестала быть привязанной к порождению Эрона. Магия некроманта ушла вместе с душой и теперь меня ничего не держало. Свобода, и новая жизнь за той самой серой, куда мне не довелось попасть будучи бестелесным огоньком в кромешной пустоте.

- Вера.. Верочка… - нежное обращение и размытый силуэт вампира укололи душу сожалением, но я уже спешила туда, где меня ждет новая счастливая жизнь, каким бы существом я не стала.

 

 

Шум вечерних улочек, где народ прогуливается в свободные от работы часы, громкий сигнал спешащего автомобиля, что отражается эхом их подворотни, карканье голодных воронов, наго выпрашивающих крошки хлеба у проходящих через парковую зону людей. Такие знакомы и привычные звуки, но смутное чувство отстраненности и некой грубо снятой видеозаписи для моего личного пользования, не давали покоя душе.



Анна Тучина

Отредактировано: 03.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться