Запретный город 2

Размер шрифта: - +

Глава 57,58, Эпилог

Глава 57. Отчаяние

 

Нет! Ну так же не возможно! Я, конечно, понимаю, что Ротт действовал из соображений безопасности и спасал мою жизнь, но сидеть запертой в чужом гардеробе и не знать, что там происходит – выше моих сил!

С самого утра я не могла не думать о том, что сегодня навсегда закроются врата миров, и я больше никогда не увижу своих крошек, моих Анечку и Ванечку. А уж смотреть трансляцию этого действа и разглагольствования Ивара по телевизору, вообще не было никаких душевных сил. Поэтому сразу же после процедуры лечения в Восстанавливающей капсуле, которая окончательно вернула мне контроль над собственным телом и головой, а также, как мне объяснили, в виде существенно бонуса, продлила мне жизнь, решила прогуляться в сад, который находился во внутреннем дворике дворца.

К сожалению, данная прогулка не принесла мне и тени ожидаемого успокоения, поэтому, раздраженная и в конец издерганная, я все-таки решила вернуться в свои комнаты,  и посмотреть трансляцию того, что же там происходит.

Однако, как только я покинула сад и вошла в дворцовый коридор, то услышала непонятный шум, вовсе не свойственный этому месту. За спиной тут же возник теперь уже мой охранник и по совместительству тюремщик немой Ротт. Он схватил меня за руку и поволок в противоположную сторону. Однако данный маневр оказался не верным, потому что нам тут же преградил путь отряд солдат, и один из офицеров, совсем юный, но такой серьезный, воскликнул:

- Именем истинного Императора Запретного города Васса 2, предлагаю вам сдаться!

Надежда наполнила мое тело до краев. Неужели не все еще потеряно, и я смогу когда-нибудь увидеть моего синеглазого?! Но эта надежда тут же истаяла, не успев обрести крылья, когда из-за наших спин раздались выстрелы и на груди говорившего расцвели красные цветы крови, а глаза полные недоумения начали закатываться.

Дальше все начало происходить слишком быстро, воздух наполнился стонами и криками, а Ротт подхватил меня за талию и впихнул в первую попавшуюся комнату. Меня всю трясло мелкой дрожью, перед глазами стоял умирающий паренек, и я слышала какой-то странный клацающий звук. Только после того, как немой  Ротт меня встряхнул и указал на свой коммуникатор, чтобы я, наконец, прочла то, что он хотел мне сказать, я осознала, что это стучат мои собственные зубы. Но на коммуникатор я все же взглянула:

“Я тебя ненадолго оставлю. Ты сиди здесь и не высовывайся. Я скоро за тобой приду. Поняла?”

Прочитанные слова совершенно не затронули моего сознания, и я ничего не поняла, но все же зачем-то кивнула, и в то же время стальной хваткой вцепилась в манжеты его рубашки. Он укоризненно помотал головой из стороны в сторону, терпеливо отодрал мои пальцы, развернул к стене, открыл дверь гардероба, надо сказать довольно большого, и втолкнул внутрь. После чего снова указал на свой коммуникатор:

“Сиди здесь! Я скоро приду.”

 

На некоторое время меня просто парализовало. Оставаться одной было жутко, и я пожалела, что все же не остановила Ротта и не попросила остаться со мной.

Время все шло, но никто не появлялся. И я даже не могла сказать хорошо это или плохо. Перед глазами все также стоял умирающий юноша, но истерика от увиденного понемногу улеглась, однако беспокойство начало набирать обороты.  Я совершенно не представляла, что происходит за этими дверями и сколько прошло времени. Поэтому в конец извилась, и, наконец, решила, что нужно хотя бы войти в комнату, а там просто обязан быть телевизор и хоть какие-то новости смогут прояснить происходящую ситуацию.

С громко стучащим сердцем, я сдвинула немного дверь и прислушалась: однако вокруг не раздавалось ни звука. Немного так постояв, я осмелела и вышла. Оглядевшись, я обнаружила то, что здесь можно назвать нашим словом телевизором, и нажала на кнопку активации голограммного экрана.

Перед глазами тут же замелькало сражение, и я услышала резкий звук автоматных очередей. Совершенно сбитая с толку, я стала переключать каналы, однако на всех было почти одно и то же: выстрелы, бойня, смерть. Когда же я не выдержала и собралась выключить весь этот ужас, что-то заставило меня остановиться и вглядеться в экран повнимательнее. Камера засняла Ивара, который напряженно куда-то всматривался. Повинуясь приказу невидимого оператора, камера проследила за направлением взгляда правителя и как раз выхватила лицо человека, который находился в самой гуще сражения. Лицо этого человека было таким родным и любимым! И в какой-то миг мне даже показалось, что он смотрит прямо на меня, но в следующее мгновение его глазах мелькнула боль, и он скрылся в массе сражающихся, сминаемый противником.

Дикий вопль сорвался с губ и ноги подкосились, не в состоянии держать вес моего тела.

Я сидела на полу, время от времени чуть подрагивая всем телом, и не могла поверить в то, что увидела: Максима больше нет. Его убили. Ивар его убил. В душе воцарилась полнейшая пустота и апатия и я боялась даже пытаться выйти из этого оцепенения, потому что оно скрывало меня от волны невыносимой боли, а я не была уверена, что способна сейчас ее вынести.

Не знаю, сколько времени я так просидела, глядя в одну точку, но дверь резко открылась и на пороге появился Ивар, Император Запретного города. Он увидел меня сидящей на полу, тут же подскочил и сгреб в охапку, крепко прижимая к себе и вдыхая запах моих волос.



Катерина Цвик

Отредактировано: 29.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: