Запятая Судьбы

Глава вторая

— в которой сон, явь и боль сплетаются воедино, а где-то далеко от этих событий встречаются два друга, настолько близких, что про них можно подумать дурное.

 

2009 год. Июль. Где-то под Воронежем, частный дом.

Что-то прервало ровный и безмятежный сон. Что-то вклинилось в привычный шум и привлекло внимание чуткого, привыкшего к опасности рассудка. Вит открыл глаза. В оконное стекло стучал дождь, на коленях мирно урчал кот, в недрах дома бормотала канализация, и тихим гулом ей вторил холодильник. Всё было как всегда.

Во входную дверь постучали. Судя по всему, уже во второй раз — первый стук разбудил хозяина дома. Вит осторожно ссадил возмущённо мяукнувшее животное на пол и медленно встал, вслушиваясь в окружающее пространство. Обычный человек не смог бы миновать знаки, расставленные вдоль ограды, не говоря уже о хранителях, дремлющих под крыльцом, а значит…

— Вот оно как, — прошептал мужчина себе под нос и вышел в прихожую. Постоял секунду, качнулся с пятки на носок и наконец повернул дверную ручку. На той стороне его встретил взгляд пронзительно-синих глаз, принадлежавших миловидной девушке, на вид одних лет с Витом. Она стояла на пороге под большим зелёным зонтом, не делая попыток шагнуть внутрь. Светло-каштановые волосы гостьи были забраны в высокий хвост. Две маленькие родинки на левой щеке, прямой тонкий нос, всё было таким же, как помнил хозяин дома. Только… она стала старше. Как и он.

— Здравствуй, Хамелеончик, — произнёс мужчина, чуть кланяясь.

— Здравствуй, Совратитель, — ровным тоном ответила девушка. Упоминание старых прозвищ явно не добавило теплоты встрече. — Пригласишь войти?

— Входи, — он пожал плечами. — Я снял защиту.

— Есть такая штука — вежливость.

Она переступила порог, складывая зонт, и огляделась. Вит помог ей снять плащ и хмыкнул, узрев под оным строгий юбочный костюм.

— Раньше ты предпочитала более свободный стиль одежды.

— Мы меняемся, — задумчиво произнесла девушка, прикрывая глаза на несколько секунд. Когда она вновь подняла веки, радужка её отсвечивала серо-зелёным. — Но не все. Значит, здесь ты от нас прятался всё это время?

— Не только здесь, — спокойно ответил мужчина, жестом приглашая пройти за ним, и направился обратно на кухню. — Под Воронежем я прячусь последние четыре года. До этого была Москва, Пермь и Екатеринбург.

— Ты бежал, — интонация была утвердительной.

— Бежал, — согласился он. — Ну а тут мой бег закончился, и начались мучения. — Неловкая усмешка. Не так он представлял себе эту встречу. Совсем не так.

— Это ты умеешь лучше других. Мучиться. И мучить.

— Ты пришла читать мне нотацию? — Он отодвинул ей стул и сам занял своё место за столом напротив неё. — Кстати, почему только ты? Где остальные?

— Остальные прибудут послезавтра, во плоти. Я пришла убедиться, что это действительно ты, и подготовить тебя.

Вит раскурил трубку, лежавшую там, где он её оставил, и выдохнул вместе с дымом:

— Нам идёт меня убивать?

Девушка подняла брови, потом коротко и нарочито весело рассмеялась.

— Тебя? Убивать? Кому ты нужен, братец? Разве что морду набить. Если старший захочет, то сам расскажет, чем обернулась твоя придурь, а я просто вестник. Чёрный, к сожалению.

— Что случилось, Кит? — Мужчина с трудом проглотил ударившее горечью «кому ты нужен» и заставил себя сосредоточиться.

«А я-то прятался, кретин».

— Лис пропал, — коротко отозвалась девушка по имени Кит. — И мы не можем его найти. Не помогает ничего, включая поиск по крови. Во-первых, Нам хотел, чтоб ты знал об этом, во-вторых, решил подключить тебя к поискам.

— В-третьих, проверяет, не я ли виноват в его исчезновении, — мрачно подытожил Вит. — Ты явилась ещё и для этого, не так ли?

— Кто знает, что взбредёт тебе в голову? — пожала плечами Хамелеончик. — Да, этот вариант мы тоже рассматривали. И признаюсь, я рада, что это не так.

Они помолчали. В каминных трубах легонько подвывал ветер, жалуясь на ночную темноту и тщету бытия. Душа Вита вторила этой тоскливой песне.

— Прости меня, — выдавил он. — Я был… не знаю. Я совершил ошибку.

— И струсил, — жёстко закончила Кит. — И сбежал за тридевять земель, не оставив ни телефона, ни адреса. Ты хоть представляешь, через что мы прошли? Через что прошёл Лис? Сначала смерть вашей матери, а потом ты. А что стало с Братством? Ты хоть на минуту задумывался о том, что делаешь?

— Нет, — Вит сидел, втянув голову в плечи, не поднимая глаз на собеседницу. — Я задумался об этом гораздо позже.

— Слишком поздно, — отрезала девушка. — Мы выбросили тебя из своей жизни. Нам пришлось это сделать, и дело не в том, что ты натворил тогда, а в том, как поступил после. Твоя трусость и неспособность отвечать за свои действия перечеркнула всю силу и знания, которые ты, как я вижу, не растерял до сих пор. И если бы не последние события, я бы никогда не пришла сюда, невзирая на всё, что нас связывало.



Корин Холод

Отредактировано: 15.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться