Запятая Судьбы

Глава десятая

в которой при разных условиях и обстоятельствах появляются представители Агентства, с ещё одной стороны раскрывается суть происходящего, а также происходит тяжёлый во всех смыслах поединок.

 

2009 год. Июль. Окрестности Санкт-Петербурга.

Трое мужчин шли по пригородному пустырю, осторожно обходя кучи битого кирпича и мотки колючей проволоки. Здесь, недалеко от конечной станции метро, привольно раскинулась давным-давно законсервированная стройка. Остовы незавершённых зданий, железки, торчащие из земли, и прочее наследие предков составляли незатейливо-урбанистический пейзаж.

Со стороны они напоминали троицу подвыпивших гуляк: двое поддерживали под локти неверно переставляющего ноги третьего. При должном внимании в его руках можно было заметить маленькую коробочку синего цвета. Основательно поплутав среди полуобрушенных стен, они наконец остановились.

— Здесь. Держись, Мелкий, осталось чуть-чуть, — произнёс невысокий толстячок, державший своего спутника слева. Высокий стройный мужчина, стоявший справа, покивал и озабоченно спросил:

— Векторы учтены?

— Да, — шёпотом отозвался третий. — Время смещения?

— Три минуты.

По пустырю гулял ветер. Было тихо, только откуда-то издалека доносилась музыка: кто-то насиловал автомагнитолу.

— Милостивые господа, позвольте поинтересоваться, чем вы здесь заняты? — спокойный мужской голос застал троицу врасплох. Высокий резко обернулся, выхватывая из-за пояса пистолет и отбрасывая худощавого блондина на руки своему помощнику.

— Кто вы такой?

Рядом с троицей стоял молодой, лет двадцати пяти — двадцати семи, мужчина с коротко стриженными платиновыми волосами, в идеальном костюме-тройке светло-серого цвета, при галстуке. В начищенных до блеска, несколько старомодных туфлях отражался алый закат. Тонкие очки в серебристой оправе и трость довершали портрет.

— Поверьте, я не несу в себе угрозы, — холодно ответил новоприбывший. — Уберите оружие. Здесь должно произойти смещение, и, насколько я понимаю, вы намереваетесь воспользоваться этим моментом, дабы уйти на иную Грань.

— Вы понимаете верно, — настороженно произнёс высокий, не опуская оружие. — А вы…

— Представитель Агентства. Я могу с вероятностью в девяносто пять процентов утверждать, что вы собираетесь вернуться домой. Причина сего отчаянного решения — злокачественная опухоль в непосредственной близости к спинному мозгу вашего спутника. Я не намерен вам мешать в этом благом начинании. — «Представитель» сделал небольшую паузу, давая собеседникам осознать сказанное. — Более того, я помогу с переходом через Рубеж. Взамен вы сможете дать мне пространные комментарии к тому, что происходит в нашем городе на протяжении последних семи дней. Полагаю, вы имеете к этому непосредственное отношение? — Он извлёк из кармана жилета часы на цепочке и щёлкнул крышкой. Толстячок хищно прищурился, но натолкнулся на ледяной взгляд «представителя» и стушевался. По губам владельца часов пробежала тонкая улыбка, он чуть крепче перехватил трость. — Начинается.

Воздух вокруг них замерцал, будто от невыносимого жара, затем в нём появилась бурая взвесь, вроде пыли или странного тумана. Звуки автострады отдалились, поблёкли и исчезли. Закат истаял, вместо него зажёгся жёлто-оранжевый свет, идущий будто со всех сторон. В развалинах кто-то шумно вздохнул и заскрёбся. Раздалось металлическое лязганье. Четверо вышли на Рубеж.

— Смещение к вам произойдёт через две минуты восемнадцать секунд, — заявил мужчина, убирая часы на место. — Чужеродные формы жизни, несущие угрозу, не обнаружены. Прекрасно. Ваши имена?

— Фил, — потупившись отозвался невысокий.

— Руди.

— У меня нет имени, которое я мог бы вам назвать, — прошелестел их спутник. — Можете звать меня Мелким.

— Меня зовут Александр Евгениевич, я специалист Агентства по связям с общественностью. Я знаю, кто вы такие и откуда пришли. Сейчас мы в полной безопасности, и у нас вполне достаточно времени. Рассказывайте всё и с самого начала, будьте так любезны.

 

***

2009 год. Июль. Санкт-Петербург, центр города.

Она поднималась по ступенькам не спеша, с уверенностью хищника, идущего по следу добычи. На этот раз она надела кремовый плащ, алую блузу, брюки и высокие сапоги без каблука. Ей хотелось выглядеть красиво, и она знала, что у неё это получается.

«Два тяжёлых полуавтоматических «Хэклер-Коха» и четыре запасные обоймы. Пули из серебра и чёрного железа. Должно хватить».

Замок в двери не доставил ей никаких проблем и быстро согласился с тем, что разрыв-трава — лучшая отмычка. В квартире стояла мертвенная тишина.

«Неужели ушла?»

Мысль не успела дойти до конца, а дверь уже захлопнулась за спиной, как от порыва ветра, и моментально покрылась тонким слоем инея.



Корин Холод

Отредактировано: 15.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться