Запятая Судьбы

Глава семнадцатая

в которой за неполную минуту дважды упоминается небезызвестный граф, а также становятся ясны некоторые возможности старших чинов Агентства.

 

2012 год. Июль. Санкт-Петербург, Дачный проспект.

Олег так и не понял, где именно «неподалёку» располагалась лаборатория, в которой решила устроиться Птаха. Но факты говорили сами за себя: в случае необходимости она появлялась практически мгновенно. Подобная необходимость возникла дважды. В первый раз Хизов снова заметил у подъезда уже знакомый чёрный автомобиль. Пылая возмущением, Олег схватился за телефон:

— Мы, кажется, о чём-то договаривались! — начал он, не поздоровавшись. — И если ваши шакалы снова будут…

— Спокойно, — оборвал его уверенный голос. — Это чья-то самодеятельность. Сейчас я со всем разберусь.

Хизов едва успел дать отбой, как невысокая девушка шариком выкатилась из подъезда и подошла к машине. Звонкое «Какого чёрта?» достигло ушей Олега даже через надёжный стеклопакет. Следующие несколько минут Птаха в крайне экспрессивных выражениях объясняла открытому окну автомобиля, кто есть его обитатели и благодаря какой страшной ошибке они произошли на этот свет. Окно беспомощно внимало. Равно как и Хизов, высунувшийся на улицу, чтоб лучше слышать. Каждый оборот целебным бальзамом проливался на его истерзанное самолюбие.

Закончив тираду, девушка несколько секунд постояла перед автомобилем, покачиваясь с пятки на носок.

— Вы усвоили?

Ответ был достаточно тихим, чтоб его услышала только Птаха.

— В таком случае, вон отсюда. Я не буду подавать жалобы ни Палачу, ни Воину и не приказываю делать этого вам. Но ещё один прокол в том же духе — и считайте, что вы серьёзно попали. — Она обернулась и, не обращая внимания на отъезжающую машину, помахала Хизову: — Олег, я поднимусь?

— Давай, — отозвался он.

Спустя несколько минут Птаха уже сидела на кухне, костеря незадачливых оперативников:

— Их после предыдущего прокола серьёзно нагнули. Большое начальство. Палача помнишь?

— Ну.

— Гну. Он им устроил разнос по всем параметрам. Точнее, старшему их группы. А эти малолетние дебилы решили реабилитироваться. Если бы Палач узнал, был бы им полный атас.

— Постой, так Палач — их начальник? — дошло наконец до Олега. — Ему же лет двадцать пять, не больше. И уже такая шишка?

Птаха посмотрела на Хизова с некоторым сочувствием.

— Ты сказки читал?

Олег кивнул, понимая, что сморозил глупость.

— Так вот, Палач старше нас обоих вместе взятых не в десять и даже не в пятнадцать раз. По возрасту его превосходит, пожалуй, только Александр Евгениевич.

Хизов помолчал, переваривая информацию. Потом осторожно поинтересовался:

— А ты?

— Что «я»?

— Тебе сколько лет?

— Воспитанные юноши не задают подобных вопросов дамам, — поморщилась Птаха, и Олег неожиданно представил её в антураже пушкинских времён, с завитой причёской и в платье с кринолином. — Могу сказать одно: я не отношусь к разряду древних развалин, но тебя буду постарше. Это точно.

— В десять раз? — улыбаясь уточнил Хизов, и девушка фыркнула.

— Иди к лешему. Ладно, надеюсь, инцидент исчерпан?

— Полностью. Разве что, не могла бы ты повторить тот пассаж по поводу страуса и шелудивой свиньи? Под запись.

— Без проблем.

После того, как за девушкой закрылась входная дверь, Олег сел и глубоко задумался. По всему выходило, что попал он по полной программе. Птаха продемонстрировала ему не так уж много, но вполне достаточно, чтобы привычная картина мироздания слегка пошатнулась.

«А не обратиться ли напрямую к этому Светлову, да и дело с концом? Если в их организации работают люди… существа, которым не одна сотня лет, по утверждению Птахи, то им-то всяко виднее?»

Мысль вызывала жёсткое отторжение. После того, как с ним обошлись в самом начале, ничего не объясняя, а только угрожая и запутывая, вместо того, чтоб сказать всё прямо и простыми словами, Олегу не хотелось иметь с «Агентством» практически ничего общего. Единственный человек оттуда, кто не вызывал у него откровенно негативной реакции, была Птаха. Да и от её внимания было слегка не по себе.

«Чёрт с ним. Посмотрим, что будет дальше».

Дальше оказалось только хуже. День и вечер прошли в праздном шатании и компьютерных игрушках. На следующее утро Хизов снял с полки «Замок» Кафки, к которому раньше боялся даже приближаться, пробежал глазами пару страниц и, неожиданно для себя, втянулся. Ближе к вечеру его будто что-то толкнуло. Он подошёл к окну, вглядываясь в тёмно-серое, затянутое густыми тучами небо. Откуда-то издалека почудился вой волков.



Корин Холод

Отредактировано: 15.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться