Запятая Судьбы

Глава двадцать третья

в которой наличествуют сплошные разговоры, а события тем временем начинают развиваться со страшной скоростью, пусть мы этого ещё и не осознаём.

 

2012 год. Июль. Санкт-Петербург. Центральный офис Агентства «Альтаир».

После окончания совета, когда Светлова захватил вихрь вопросов, планирования, проводов и размещения участников охоты в здании, Палач уверенным шагом поднялся по лестнице на третий этаж Агентства. Он знал, что времени у него мало: дюжина оперативников во главе со Жрицей уже настраивали портал в Мадрид. Тем не менее, начальник отдела не торопился. Он спокойно зашёл в один из пустующих без хозяина кабинетов, внешне ничем не отличающийся от других таких же. Осмотрелся, кивнул своим мыслям и начал скатывать лежавший на полу ковёр. Когда освободился достаточно большой участок пола, Палач выпрямился, прошёлся по кабинету, ещё раз кивнул и резко ударил каблуком в одну из половиц:

— Krrist, — повелительно произнёс он, — «отворись».

Раздался шорох. Пол в кабинете пришёл в движение, доски паркета споро разъехались в стороны, оставив на своём месте прямоугольный проём, в глубине которого угадывались ступени. Глава отдела удовлетворённо хмыкнул и принялся спускаться. Короткая лестница завершилась дощатой квадратной крышкой с кольцом. Палач распахнул её, спрыгнул вниз и оказался в небольшой, практически пустой комнате. Минимум мебели, никаких украшений и ни единого намёка на окна. В углу, на низком диванчике, сжавшись в комочек, сидела женщина в пурпурном платье. Чёрной короны на ней уже не было.

— Я так понимаю, что наш общий друг наконец-то доигрался, amica[1]? Если даже тебя проняло, — негромко поинтересовался Палач, присаживаясь рядом с женщиной. — Так скверно?

Та молча покачала головой. Её глаза больше не казались бездонными омутами мрака, просто смотрели в никуда, и зрачки были ненормально расширены. Белые от напряжения пальцы вцепились в колени, узкие губы беззвучно шевелились, монотонно выдавая раз за разом короткое непристойное слово.

Тень трясло.

— Ясно. Кр-ретины. — Глава отдела поджал губы и полез в карман. — Где-то тут у меня оставалось… Воин мне выдал буквально вчера. А, вот оно.

На свет появилась маленькая — грамм на сто — фляжка из нержавеющей стали. Палач отвернул пробку, осторожно вложил ёмкость в подрагивающие пальцы и поднёс руку Тени к её же губам.

— Пей. Должно помочь.

Машинально отхлебнув из фляжки, женщина закашлялась от неожиданности. Хоть она и не была человеком, но крепость предложенного напитка могла пронять даже тень.

— Эт-то что?..

Палач улыбнулся.

— Это «Джордано». Воин утверждает, что в состав входит пепел того самого великого астронома. Учитывая вкусовые качества сего напитка, я склонен ему верить. С другой стороны, эта дрянь прекрасно согревает, а заодно и приводит в порядок мысли. Отлично, отвлечь тебя мне удалось. Теперь давай ты успокоишься и объяснишь всё по порядку. Я правильно понял, что истинная Хозяйка Ночи всё-таки почтила нас своим присутствием, пусть и посредством твоей, отнюдь не бренной тушки?

Тень шумно выдохнула и свела вместе ладони, а потом разомкнула буквально на сантиметр.

— Я во-от на столечко была близка к развоплощению, caro mio[2]. Спасло меня только то, что на самом деле я не выдавала себя за Мать Ночи. И не сказала ни слова неправды. Иначе Госпожа бы… очень обиделась.

Слабо усмехнувшись, женщина выползла из позы эмбриона и отобрала у Палача фляжку.

— Она явилась… после того, как Воин попросил подтвердить сведения про Тёмное Пламя. Я не знала о договоре. И Алехандро, с-с-с… сволочь такая, наверняка не знал. Нет, было понятно, что информация насчёт Пламени верная, и я бы и тогда не солгала, но…

— Идиот, — резюмировал Палач и поднялся. — Я очень надеюсь, что у него достанет мозгов явиться сюда: вымаливать у тебя прощение за ту авантюру, которую он затеял. Если нет — я с ним серьёзно поссорюсь. И думаю, не только я. Ладно, sirocchia[3], у меня безумно мало времени, а потому, как говорит один политический деятель, — «Буду краток». Во-первых, ты всё сделала абсолютно правильно, невзирая на обстоятельства. Во-вторых, раз Хозяйка вмешалась именно так, это значит, что она совершенно не против сложившейся ситуации. Иначе её реакция была бы иной. — Палач прервался, присел перед Тенью на корточки и взял её руку в свои. — В-третьих, а должно было стоять «во-первых», мне безумно жаль, что так вышло, сестрёнка. Если бы я знал, чем обернётся эта игра, поверь, я первым высказался бы против. Сейчас уже всё закончилось. Посмотри на меня. Вдох, выдох, и с новыми силами в новую posteriore[4]. Как всегда. А Алехандро мы ещё выскажем всё, что думаем. Ты — прямо сейчас. Его шаги уже звучат там, наверху, в коридоре. Я побеседую с ним потом. Как только вернусь из Мадрида, в который меня отправят через десять минут. А затем мы с тобой возьмём бутылочку старого красного с виноградников Неббиоло, сядем, вспомним старые времена и древние тоже, и нам обоим станет гораздо легче дальше тащить весь этот долбанный багаж. Пойдёт?



Корин Холод

Отредактировано: 15.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться