Запятая Судьбы

Глава двадцать пятая

которая начинается на диво легко и непринуждённо, а завершается невиданным доселе накалом страстей.

 

2012 год. Июль. Санкт-Петербург. Между центром и юго-западом города.

— Гаури, расскажи анекдот? — Воин переключил скорость. — А то тоскливо ехать в тишине.

— Про чукчу? — усмехнулся раскосый оперативник.

— Нет, что-нибудь местное. Про меня, например.

— Не припомню подходящего. Может быть, Лорд что-нибудь слышал в наших коридорах? — Гаури обернулся к заднему сидению джипа. Падре Бэрринг вежливо улыбнулся в ответ:

— Боюсь, ваши сотрудники не сочли меня достойным вашего фольклора.

— Меня тоже, — на лице Алисии читалось сообразное ситуации сожаление. — Жаль, не смогу вас порадовать, Воин.

— Ладно. Тогда я сам. Короче, приходит мужик к Хозяину Перекрёстка и говорит: хочу, мол, мира во всём мире, спокойствия и равновесия. Забирай душу, только обеспечь. Тот мнётся пару минут, потом достаёт откуда-то лист бумаги. Мужик его берёт, смотрит: согласованное разрешение на отпуск. Это, говорит, что такое? А Хозяин ему: «А это вам, Александр Евгениевич, расслабьтесь пару недель и дайте другим спокойно свою работу сделать».

Гаури хрюкнул, дети Каина вежливо похихикали, но большей реакции не последовало. Демон разочарованно покачал головой и перешёл на общий канал связи:

— Птаха, меня тут не любят. У нас до старта операции почти полчаса — нажми кнопку «сделать хорошо», а?

— И-и-и-и доброй вам всем ночи, дорогие радиослушатели, — отозвался в ушах у присутствующих отнюдь не Птахин голос. — Вам крупно повезло, потому что вы только что заполучили в своё распоряжение дипломированного джинна. Джинна — и-и-из — бутылки! Да-да, только что из бутылки, свежий, только что из бутылки, проездом, выполняю ваши желания, большое спасибо за внимание. Кнопка «сделать хорошо» только что нажата, и, очень надеюсь, Птаха меня за это не убьёт. Потому что на экране только что высветилась табличка «Format C:\ — begin?». Нажму-ка я отмену, пожалуй…

— Ох ты ж… — два из шестнадцати автомобилей, стройной колонной двигавшихся на юго-запад города, сделали резкий вираж и вернулись на прежний курс.

— Предупреждать надо, господа, — раздался по связи голос Витольда. — Это кто у нас в эфире вместо пернатой мамочки?

— Я знаю этот голос, — произнёс Воин. — Равно как и манеру внезапного общения с теми, кто этого не ожидает. Это незабвенная и неуловимая временная сотрудница нашего Агентства. — Невольные свидетели безропотно внимали балагану, творящемуся на центральном канале секретной операции. — Тень, я безмерно рад тебя слышать. Раз уж ты у нас в роли исполнителя желаний, то организуй мне прибавку к жалованию, а? А то на новые шторы четвёртый год скопить не могу. И да, отмену всё-таки нажми. А то мало ли что.

— Я не временная сотрудница, а добровольная вольнонаёмная помощница, — педантично уточнила Тень, активно клацая клавиатурой. — Птаха решила, что хочет пострелять, поэтому временно — я за неё. А по поводу исполнения желаний — тут существуют некоторые оговорки… Но я поговорю с Алехандро, наябедничаю, что ты у меня упёр последнее платье на шторы, и уж какую-нибудь надбавку он тебе наскребёт по сусекам. Если не по шее.

— Значит, денег точно не ждать: всё кончится бюрократическим бартером, больничные и отпуска, — пригорюнился Воин и тут же воспрял духом: — Зато хоть шторы компенсирует, змеюка блондинистая.

— Тогда уж «змей». На гордое звание змеюки у нас Жрица претендует, — в голосе Витольда звучала непривычная ирония.

— Думаешь, тебе теперь терять нечего, друг мой? Зря, очень зря. Хотя… развлекайся, пока можешь. — Демон коротко рассмеялся.

— А чего мне бояться? Я и так пожизненно старший оперативник. Дальше фронта не пошлют, меньше взвода, то бишь, группы, не дадут. И вообще, ну тебя к лешему с такими шутками. — Оборотень фыркнул и повёл плечами. — Госпожа Тень, раз уж кнопка нажата, может, вы и традиционную викторину с вопросами нам устроите? Двадцать минут до точки — нам ещё ехать и ехать.

— С премоим удовольствием, — жизнерадостно донеслось с другого конца канала связи. — Кто наберёт больше всех очков, тому… ничего не будет, потому что сейчас мы будем собирать компромат. И-и-и первый вопрос! Говорят, у Воина в кабинете стоит канистра с одним очень интересным напитком. Подвопрос «а» — сколько литров? Подвопрос «бэ» — где именно?

— Пять литров, — ответ прозвучал разом тремя голосами. Повисла короткая пауза, Гаури закашлялся, поэтому на вторую часть ответили только Витольд и Воин. Также синхронно.

— За диваном.

— О! — в эфире недолго помолчали, затем довольный голос Тени припечатал: — Уже не за диваном и уже не пять. Следующий вопрос! Сколько кружек элитного английского портера может высадить Его Высочество, прежде чем грустно скажет, что ему надо работать?



Корин Холод

Отредактировано: 15.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться