Запятая Судьбы

Эпилог

в котором прибывает на восток один могущественный нелюдь, пробуждается ото сна крайне интересная дама, а также становится понятно, что на самом деле всё ещё только начинается.

 

2012 год. Июль. Япония. Международный аэропорт Токио.

Множество людей, снующих туда и сюда. Суетящихся, снедаемых страстями, желаниями, мелкими целями. Электронный женский голос вещает что-то на японском и английском. Толпы встречающих. Толпы провожающих. На их фоне одиноко стоял высокий светловолосый мужчина самого европейского вида. Серый костюм висел на нём, как на вешалке, — казалось, что блондин изнурён тяжёлой болезнью. Узкая полоска чёрной ткани пересекала правый глаз, придавая европейцу совершенно пиратский вид. От уцелевшего глаза по щеке пролегла влажная дорожка. А на правом запястье ярким пятном выделялась нелепая бисерная фенечка.

— Ты сам выбрал этот путь, малой, — прошептал мужчина. — Жаль. Но я не мог тебя остановить. Теперь я — последний из Братства. По-настоящему последний. — Он потёр ладонью фенечку и вздохнул. — Ещё, правда, остаётся Сова, но…

— Добирий дня, — раздалось откуда-то снизу с жутким акцентом. — Госоподина Нам?

Одноглазый перевёл взгляд. Перед ним стояли две невысокие, даже для своего народа, японки и трогательно заглядывали ему в лицо. Мужчина тяжело вздохнул.

— Да, я — Нам, — ответил он на их родном языке. Последнее, что он хотел слышать сейчас, — исковерканный русский. Девушки переглянулись.

— Нас прислали встретить вас, господин. И сопроводить.

Нам провёл рукой по щеке, стирая слёзы, и встряхнулся. Предстояло много работы.

— Кицунэ? — строго спросил он.

— Да, господин, — смутились японки.

— Значит, родня. Идёмте, девочки. Я долго был в пути. Мне нужно помыться, поесть… — тут Нам коротко и жестоко усмехнулся, — а потом мы решим, кого и в каком порядке будем убивать.

 

***

2012 год. Июль. Санкт-Петербург. Центральный офис Агентства «Альтаир».

Александр Евгениевич поставил последнюю точку, вложил листочек в папку и тяжело поднялся из-за стола.

— Пожалуй, пора, — пробормотал он себе под нос и двинулся к дверям. Но добраться до них не успел. Дверная ручка повернулась, и в кабинет вошла Жрица с крайне сосредоточенным выражением лица. При её появлении лицо Светлова вспыхнуло надеждой.

— Ты смогла?

— Да, — медленно ответила женщина. — Но это лишь временная мера.

— Сколько?

— Первая доза — на полгода. В дальнейшем количество лекарства будет увеличиваться, а срок действия — сокращаться. Вы уверены…

— Уверен. — Александр усмехнулся, снял пиджак и начал расстёгивать запонку на манжете правого рукава. — Ты рассчитала максимум?

— Три года. Что будет после этого срока, я не знаю. — Из кармана лабораторного халата Жрицы появился шприц с бурой жидкостью. — Наставник. Я не могу отвечать за последствия и привыкание.

— Со сроками мы разберёмся позже. — Александр засучил рукав. — Коли, ученица.

***

О том, что Агентство возвышается над городом на гораздо большее количество этажей, чем может показаться, знали многие. Множество легенд ходило о том, насколько далеко уходят коридоры разных уровней, особенно ниже первого уровня, там где располагался Арсенал и тренировочные залы.. Но лишь единицы знали, что гораздо глубже, там, куда можно попасть лишь по неприметной лестнице, раскинулось ещё одно подземелье.

В Хранилище Светлов спустился лёгким шагом и без трости.

«Полгода. Месяц. Час. Не важно. Главное — я смогу выжить».

Массивные двустворчатые двери распахнулись, повинуясь незаметному жесту. Александр прошёл по грубым каменным ступеням. Постоял, безуспешно пытаясь привыкнуть к мраку. Усмехнулся.

— Фως[1]. — Короткое слово прозвучало, как выстрел, и, повинуясь ему, свет озарил ряд уходящих вдаль огромных стеллажей. Стеллажей, уставленных гробами.

Светлов передёрнул плечами и пошёл вперёд, то и дело сверяясь со шпаргалкой.

— Так, три и налево. Два и направо. Пропустить пять рядов…

Он на мгновение остановился, узрев перед собой два стоящих прямо на полу каменных саркофага. Низко поклонился им и продолжил движение.

— Восемь рядов… налево… четыре… вот оно.

Слева на первой полке снизу лежал металлический гроб со стеклянной крышкой. На торце гроба светились две маленькие красные лампочки. Александр повёл рукой, и тот послушно выехал вперёд. Наплевав на состояние костюма, специалист по связям с общественностью смахнул пыль со стекла и прищурился. Перед ним лежала невероятной красоты светловолосая женщина в короне чёрного стекла.



Корин Холод

Отредактировано: 15.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться