Защита Периметра. Восьмой Сектор.

Font size: - +

Искупить в бою

Камера оказалась совсем небольшой – всего два на три метра, никаких окон в ней не предусматривалось, все "удобства" находились тут же. Особенностью данного помещения оказалось то, что оно было полностью изолировано от внешнего мира – я не мог отправлять и получать игровые сообщения, не мог вызывать справочники и подсказки, большая часть игрового функционала не работала. Мне разрешили лишь установить устройство для считывания данных с накопителя Исееков и не связанный с остальным миром компьютер для обработки информации. И вот уже двое суток я сидел возле экрана, просматривал записи боёв и учился на чужих ошибках.

Работал я на износ, отводя лишь минимальное количество времени на сон и приём пищи. Мне просто это было необходимо, чтобы не сойти с ума и отвлечься от бесчисленных вопросов, роящихся в голове. На моих глазах два игрока оказались убиты третьим игроком! Как такое вообще возможно?! А как же тогда слова Георгия Иннокентиевича про смерть, как «ничего страшного, возродишься в медицинском центре». Насколько я понял, ни Риго, ни Кено не возродились и оказались окончательно и бесповоротно убиты в игре. Да и в игре ли?

Я снова мысленно возвращался в свой первый день на новом месте работы. Те доводы, которые я тогда посчитал достаточными для определения виртуальности мира – всплывающие подсказки, схемы кораблей и всё такое – вполне могли быть просто следствием развития высоких технологий. Встроенные идентификаторы у важных лиц, единая понятная разным расам система отношений между государствами, фракциями и тому подобным. Ведь голову сломаешь при встрече с незнакомцем – кто он такой и как к нему относиться? А так – глянул на подсказку, и сразу ясно друг он или враг.

Четыре раза за это время меня вызывали на допрос. Следователи оказывались разными, обязательно присутствующие Ищущие Правду тоже каждый раз были другими, но каждый раз всё происходило по одному и тому же сценарию – мне предлагали признать, что мой телохранитель действовал самостоятельно, по причине непонятно из-за чего сформировавшейся у него ненависти к Зелёному Дому напав на высокородных аристократов. Меня уверяли, что если я соглашусь на такую трактовку трагических событий, то тут же буду признан абсолютно невиновным и отпущен прямо тут же. Но вот Попори-де-Качу в этом случае ждала смертная казнь.

Меня такой расклад не устраивал, и я каждый раз приводил следователям один и тот же пример. Два дебила увидели трансформаторную будку и прочли на ней надпись: «Не влезай убьёт!!!». Более того, они прекрасно знали, что такое электрический ток, и какую опасность он представляет. Однако они пренебрегли запретом, сломали дверь трансформаторной будки, залезли внутрь и предсказуемо погибли. Кто виноват в данной ситуации? Разве строители, которые устанавливали трансформаторную будку? Разве учёные, открывшие электрический ток? Нет – виноваты именно те два дебила, которые полезли внутрь трансформаторной будки, несмотря на явное предупреждение!

Следователи явную аналогию с произошедшим признавали, задавали какое-нибудь малозначимые вопросы и снова возвращали меня в камеру. У меня даже сложилось впечатление, что все эти допросы – лишь ширма, а настоящие переговоры о моей судьбе решались на совершенно другом уровне. Так же я не сомневался, что за моим поведением в камере круглосуточно наблюдают, да и этот факт вскоре получил явное подтверждение.

У меня стало сводить мышцы. Какое-то время я ещё тешил себя надеждой, что это всего лишь судорога из-за прохладного воздуха в камере, но вскоре вынужден был признать, что это - очередной приступ наркотической ломки. Я не успел даже сильно испугаться, как двери открылись, и вошёл тюремный врач с уже готовыми инструментами. Он правда оказался весьма криворуким и исколол мне весь сгиб локтя и всё запястье в поисках глубоко находящихся вен, пока смог-таки установить капельницу, но его вмешательство сразу же помогло. Да и подтвердило, что за мной следят невидимые наблюдатели.

К исходу вторых суток заключения двери камеры приоткрылись, впуская неожиданного посетителя. Герцог Паоло ройл Анжер, глава Оранжевого Дома. Я подвинулся на постели, предлагая посетителю сесть, но он присаживаться не стал. Осмотрев с брезгливым выражением лица мою камеру, он остановил взгляд на мониторе на стене, там как раз в очень замедленном режиме прокручивался космический бой.

– Неужели действительно интересно? – удивился старый герцог, указывая на экран.

– Конечно. Это разгром флота Вирхо в скоплении Айсар. Заключительная фаза боя. Сражение уже проиграно, единицы уцелевших кораблей Исееков пытаются спастись, но мало кому это удаётся. На дальнем плане погибает «Уукреш» – могучие щиты кэриера уже сбиты, практически все фрегаты корабля-матки уничтожены, враг добивает поверженного гиганта. И вот, смотрите, командующий флотом адмирал Огессс Туск бросает на спасение «Уукреша» свои последние сохранившиеся силы – четыре линкора, на одном из которых находится он сам. Зачем? Адмирал не может не понимать, что атака безнадёжна, и что все линкоры погибнут. Он вполне может спасти четыре очень ценных линкора, но откровенно жертвует ими в попытке спасти «Уукреш». Согласитесь, странно! Боевая ценность кэриера примерно и соответствует четырём-пяти линкорам, но это в неповрежденном виде и с полным набором фрегатов. Тут же имеется горящий остов корабля-матки, не представляющий и половины своей ценности, да и чинить его Исеекам негде – все их верфи заняты другой работой. Вот, смотрите, враги полностью переключили внимание на прибывшие линкоры, и "Уукреш" выходит из боя, спасаясь просто в самый последний момент. Через несколько минут линкоры будут уничтожены один за другим, флот Вирхо – главная ударная сила Роя - практически перестанет существовать. Представьте себя на месте адмирала Исееков. Что могло находиться столь ценного на "Уукреше", ради чего адмирал пожертвовал своими лучшими кораблями и даже своей жизнью? Ваши мысли, герцог?



Михаил Атаманов

Edited: 11.09.2015

Add to Library


Complain




Books language: