Заслуженное наказание

Глава 19.3

Я проснулась, когда в комнату вошла мама и прошептала:

− Милая, ты была сегодня на улице? − Она не включила верхний свет, поэтому я беспрепятственно продолжила притворяться спящей, чувствуя на языке горечь раздражения: зачем задавать этот вопрос, если ответ итак известен?

− Я люблю тебя, моя девочка, − шепнула мама, на цыпочках приблизилась к кровати и поцеловала в меня в лоб. Она точно знала, что я не сплю, но притворялась, что не знает. Я тоже. − Мы с Энни сейчас едем в больницу. Отдыхай.

Она ушла, закрыв за собой дверь. Через несколько минут внизу от обочины отъехал ее автомобиль, и, будто шум мотора был каким-то знаком, я тут же вспомнила, как солгала ей в день смерти Тома. Зачем я это сделала? Почему не послушалась и не сидела дома?

Я поднялась на ноги и приблизилась к письменному столу. Взгляд сразу же нашел серьезные синие глаза.

Том Гордон. Мальчик, о котором я всегда буду помнить только хорошее.

Обещаю.

Еще несколько минут постояв в тишине, глаза в глаза, я быстро оделась и вслед за мамой вышла из дома. Мне было все равно куда идти − главное не стоять на месте. Хотелось прокатиться по городу. Хотелось сбежать от себя самой.

Уже выйдя во двор, я вспомнила, что мама взяла машину. Но не успела разочароваться − та стояла в гараже. Наверное, в госпиталь они отправились на Тойоте тети Энн или взяли такси. Может быть бак пустой? − опять напряглась я, не желая отступать от намеченного хлипкого плана.

Машина была в полном порядке, и чтобы прогреть ее мне пришлось потратить долгих семь минут. На соседнем сидении до сих пор валялись фантики от конфет и книги по философии и психологии, которые я должна была вернуть в школьную библиотеку неделю назад.

Стоило отправиться в библиотеку в тот день, − опять с горечью подумала я, − а не шляться по больницам.

Вчера я услышала, как мама шепотом рассказывала папе о походе к доктору Грейсон, и этот визит был далеко не дружеским. Мои родители беспокоятся, но это вызывает лишь раздражение, слабым разрядом бьющее по нервам. Я не хочу, чтобы они волновались обо мне − тем более обо мне. Я не хочу, чтобы они смотрели на меня и прикидывали, сколько еще ждать времени, когда я слечу с катушек. И не хочу, чтобы задавали свои вопросы. Скай, когда ты прекратишь? Скай, прошла неделя, ты должна жить дальше.

Я буду.

Я буду жить дальше, просто мне надо больше времени, чтобы понять, как это сделать. Мне нужно время, чтобы разобраться, где я совершила ошибку, где провинилась, почему все это случилось с нами − со всеми нами − с Томом и мной, с Сереной, с Эшли.

Что мы сделали этому миру, чем заслужили такие наказания?

Эй, стоп, − тут же остановил внутренний голос, ядовитый и саркастичный. − Может, хватит? Из этой четверки ты, кажется, выглядишь более-менее здоровой.

Проезжая мимо любимого супермаркета (любимого только по той причине, что он находился рядом с домом), я въехала на парковку и заглушила мотор. Голова все еще была полна паршивых мыслей, но кроме привычной горечи и жалости к себе я вдруг почувствовала, что проголодалась.

Даже и не помню, когда в последний раз ела.

Решив зайти и раскошелиться на сладости, я уже схватилась за ручку двери, но тут же отпустила − из магазинчика вышли двое мужчин и женщина. Почему-то увидев их, совсем незнакомых людей, я испугалась. Там ведь точно полно народу. В этом магазинчике можно купить дешевое печенье и фрукты по низкой цене.

Нет, − передумала я, выпрямляясь на сидении и буравя взглядом вход. − Не так уж я и голодна.

Туда уж точно не пойду. Не ради пачки «Орео».

− Что, чувство вины замучило? − внезапно раздавшийся справа от меня знакомый голос заставил мой пульс взлететь до небес. Я подскочила на сидении и повернулась в сторону Серены, чудом очутившейся на пассажирском сидении.

Какого черта?! − мысленно заорала я, но на самом деле только изумленно открыла рот, глядя то на ее лицо, то на дверь машины, которая точно не открывалась. Или я была поглощена размышлениями и не заметила непрошеную гостью?

Сирена была занята разглядыванием собственных ногтей.

− Ну, это и не удивительно, только на жалость к себе ты и способна.

Щелк, щелк, щелк.

Ева тоже все время щелкала ногтями, − рассеянно подумала я, не отводя от Серены взгляд. Одета она была не по погоде − в кожаную куртку и дырявые белые джинсы.

− Ты настоящая? − наконец смогла спросить я, и тут же обругала себя за такую глупость.

Серена посмотрела на меня как на сумасшедшую, повернувшись и закинув одну руку на спинку кресла. Кожаная куртка издала скрип.

− Ты серьезно? − голос Серены был резким и презрительным − ничего особенного. − Ты думаешь, я тебе привиделась?

− Но как ты… − я в недоумении оглядела парковку, и с тревожным ощущением осознала, что все люди куда-то подевались. Город опустил жалюзи, время остановилось, и все ради этого разговора с Сереной. Я опять посмотрела на нее. − Я не слышала, как ты села в машину.



В.Филдс

Отредактировано: 20.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться