Заставь Богов смеяться

Размер шрифта: - +

Глава 13

Смит уверенно вел ее за собой, и Эмили невольно зауважала напарника. Карта Лабиринта осталась где-то под завалом обители Минотавра, но проверяющий, судя по всему, прекрасно запомнил и саму дорогу, и опасности, которые могут подстерегать на обратном пути.

Он шел быстро, и Эмили, ступая за ним след в след, старалась не отставать. Видимо, приступ адреналина прошел, и теперь место ожога полыхало от боли. Стиснув зубы, Эмили попыталась переключиться на что-то другое, тем более что Смит, как она помнила, тоже был ранен пламенем Минотавра, но ни разу не обмолвился об этом.

«Вот и я помолчу. Бывало и хуже».

— Тупик, где мы оставили афинян… Будем проверять?

Смит, понявший все без лишних слов, не оборачиваясь, кивнул. Опустив голову, он молча всматривался в грязную солому, местами покрывавшую земляной пол, словно искал что-то. Эмили решила не мешать расспросами — в конце концов, любопытство никогда не было ее слабостью.

Смит, отсчитав шаги и сориентировавшись по едва заметным глазу деталям, перепрыгнул через какую-то плиту. Пожав плечами, Эмили повторила прыжок. Приземление отозвалось болью в обожженной ноге, но она лишь сильнее закусила нижнюю губу — сейчас не время зализывать раны.

Вильнув еще раз, коридор наконец привел их к нужному тупичку. В нос сразу же ударил запах гари. Сам тупик, с покрытыми копотью стенами и темно-красными дорожками на полу — следами пролитой крови, больше не вызывал ассоциаций с безопасным местом. Эмили с трудом отвела взгляд от грязно-бурого потека в самом низу одной из стен — смазанного отпечатка чьей-то ладони — и подавила рвотный позыв: слишком яркая картинка предстала перед ее глазами. Раненная девушка падает на колени, опирается рукой об стену, кричит от ужаса, но замолкает навсегда, когда мощные руки сходятся на ее шее, ломают позвонки, а затем обхватывают талию и уносят ввысь…

— Бриг, ты в порядке?

Эмили моргнула, тряхнула головой, отгоняя стоящий в ушах предсмертный вопль жертвы, и уже осмысленно посмотрела на Смита.

— Да, просто задумалась, — хрипло откликнулась она.

Тот смерил ее задумчивым взглядом и кивнул:

— Хорошо. Постой тут, я сейчас вернусь.

— Ну уж нет, Смит! — вскинулась Эмили, полностью возвращаясь в реальность. — Тебе от меня не отделаться.

Он хмыкнул, улыбнулся краешком губ и первым сделал шаг в сторону центра тупичка, где обрушенным монументом силе и физической мощи распластался убитый Минотавр. Обернутый собственными крыльями, словно коконом, он был полностью скрыт от них, и Эмили даже занервничала, подумав о том, что монстр может оказаться жив.

Смит, не колеблясь, потянул одно крыло на себя, и Эмили выдохнула, столкнувшись с остекленевшим взглядом круглых коровьих глаз Минотавра. И вместе с малодушным облегчением от смерти врага пришло чувство глубокого сожаления. Впервые в жизни она сожалела об убийстве монстра. В голову пришла безумная идея похоронить Минотавра по-человечески.

«Что за бред, Бриг!», — одернула она сама себя и вздрогнула, когда к ней обратился Смит.

— Рог отсутствует. Не знаю, кто его спилил — Тесей или Морган с Норвудом, но нас опередили.

Эмили кивнула, всматриваясь в кровавую дыру на лбу Минотавра — место, где всего пару часов назад сверкал искомый артефакт.

— Это к лучшему или к худшему? — спросила Эмили. Рог Минотавра, убитого взрывом, тоже оказался вырезан, как мешающая при разделке куска мяса кость. От собственных ассоциаций затошнило.

— Сложно сказать, — неохотно ответил помрачневший Смит. Окинув тупичок оценивающим взглядом, он мотнул головой в сторону выхода: — Пойдем, надо выбираться отсюда.

Прежде чем покинуть место бойни, Эмили, не думая о реакции Смита, подошла к Минотавру и вновь прикрыла его тело крыльями, как саваном. Перья Минотавра оказались в таком слое земли и пыли, что она, и без того не сияющая чистотой, оказалась испачкана еще сильнее.

«Беспомощно катался по земле в предсмертной агонии», — отстранено поняла Эмили; по почерневшим от грязи кончикам пальцев прошла легкая дрожь.

Буравя взглядом напряженную спину Смита и пробираясь к выходу Лабиринта, она все же не выдержала и озвучила то, что не давало покоя:

— Я никогда не чувствовала себя убийцей. Охотником — возможно. Но не убийцей…

— Я разберусь, — бросил Смит. Он не обернулся, Эмили не увидела выражение его лица, но почему-то была уверена, что в этом (хотя бы в этом!) ему можно доверять.

— Хорошо, — согласилась она. На душе стало немного легче, словно кто-то разделил с ней груз ответственности.

Остаток пути прошел в молчании.

 

***

— Какой у нас план?

— Удивлен, что ты не задала этот вопрос раньше, Бриг. Неужели начала мне доверять?

Эмили едва удержалась от того, чтобы не закатить глаза. Кажется, она привыкла к манерам Смита — в этот раз флиртующие нотки не подняли в душе волну глухого раздражения. Во время схватки с Минотавром и позже, под завалом, ей подумалось, что за тщательно вылепленной маской показалось настоящее лицо Смита. Но если тот хочет играть роль обаятельного повесы, кто она такая, чтобы препятствовать ему?



Ксения Власова

Отредактировано: 14.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться