Застывшее Пламя

Размер шрифта: - +

I: Глава 1 - Лазурный круг

Бесконечная темнота. Её прерывает только свет Симиры. Или "Лазурного круга", как её зовут дикие. Симира, говорят, не всегда на небе была, она появилась только когда Ормонт придумал, чем вознаградить Миру за красоту, подобную водной гради в штиль, которой можно любоваться бесконечно. А она, говорят, даже не нашла, что на это ответить. Так уж заведено, что кроткая и скромная богиня воды с Хадир полные противоположности. Та бы наверняка нашла, как отплатить труженику-проводнику пламени. Но ярость её была колоссальна, и она просто толкнула Симиру далеко от Эрдема, чтобы та больше не вернулась на свое место...

Чу! Резкий крик мышей разрезал сумрак ночи. Они убегали от той, которая знала и воочию видела, что действия гневной богини были бесполезны. Симира на месте, и она отражает бледный свет, благодаря которому мы видим прекрасную птицу с пушистым белым оперением, и острыми глазами, видящими во тьме лучше, чем при свете. 

Это та, о которой поют, и о которой слагают легенды. Мириэм. А ведь она хороша и птицей, и человеком. Кто-то утверждает, что ей уже за сто лет, но это, простите, ошибка: как может человек жить, скажем, лет триста? Даже эльфы столько не живут. Второе после фей поколение утратило то небывалое долголетие, в котором теперь только в сказках и пишут. Но даже от логического объяснения от тяготы осознания масштаба положения не станет легче...

Белая сова расправила крылья и как будто потянулась, сладко приоткрывая клюв и прикрывая свои большие и почти зеркальные глаза. Два поворота головы, направо и налево, и она снова в форме. Но куда ей лететь?

Конца и края не видно роще. Лес Акаджи - красных деревьев со свисающими вниз длинными лианами - простирается на многие и многие дни пути, и где будет просвет в этой чаще, в глубинах которой таиться может то, что встречается обычно, и то, что невооруженным глазом не видно, ведомо только ей, Мириэм. Ибо она никогда не заблудится. 

Хорошо смотреть с высоты птичьего полета и знать проход там, где не увидят его пешие путники. Затеряться можно везде. Даже, казалось бы, в самом знакомом городе, в этой переплетенной и извивающейся сети улочек, не составит труда заплутать. Мириэм знает несколько таких городов. Она сама когда-то жила в городе, до тех пор, пока не раскрыла в себе таланты.

Она уже достаточно прожила в дворянской семье и знает все уловки светской жизни, с наигранной брезгливостью, лицемерием и алчностью. Хватит. Настала пора показаться миру, увидеть все своими глазами, и узнать столько, чтобы не жалко было умирать.

Причудливо шуршат цикады, периодический крик ночных птиц прерывает тишину еще больше, воют волки, и все это сливается в душевную песню, в музыку сумерек, в то, что каждый раз, когда заходит солнечный круг и встает Симира, слышит Мириэм. Она уже давно свыклась с тем, что она не чужая в том небольшом мирке, который считала для себя недосягаемым, когда ей было лет семь. Природу она девочкой всегда любила. И вот он, шанс, который дала ей судьба - взлететь, воспарить над землей, и с легкостью и быстротой песчинки нестись сквозь пространство, и высчитать все звезды на небесном своде зоркими глазами!

Взмах крыльев, и сова, сорвавшись с толстой ветви векового Акаджи, поднимается в небо...

После этой ночи на рощу ляжет туман. Он оставит на траве росу, которая в блеске зари будет сверкать, как сталь закаленного в кузне клинка, и это будет красиво. Мириэм почти каждый день это видит, и наперед знает, что будет с утра и вечером в Сезон Тепла в юго-восточной Талхинии.

Прекрасно, когда всегда знаешь, что твои дороги неисповедимы: вчера ты могла быть в Таринфе и смотреть на парящие от магических токов ромбоидальные обелиски, потом ты направилась в Арсийскую столицу и покружила над Храмом-Бастионом, а после, как бы соскучившись по стуже в теплый сезон, ты летишь в Скольдарию - подышать прохладой стуженой северной ночи.

И кто побеспокоит её? Кто встревожит её в ночном странствии? После наступления темноты она - владычица ночного неба, и она же - хозяйка своей судьбы.

Отсюда недалеко до Калеса, до его белых башен с золотыми крышами и приземистых домиков не выше двух этажей. Теймис славится своими городками, в которых никогда не заплутаешь, потому что на каждом повороте приветливые жители тебе подскажут, куда идти, и где выход из лабиринта. Снуют себе туда-сюда, как муравьи, с тем лишь отличием, что у теймисье никогда нет никакого конкретного дела - гуляют себе и гуляют, кто их отвлечет? кто потревожит? кто нарушит вечный покой их торговой страны?

Когда-то она забавлялась тем, что прилетала в образе ночной птицы под покровом ночи к незадачливым путникам и нашептывала им какие-то новости с другого конца мира, и те считали это плодом чего-то божественного. Так и сложилась одна приятная на слух, но совершенно не запоминающаяся песня. Сначала её пропели на арсийском, потом на языке отвергнутых, а после её стали распевать в тавернах по всем землям Восьми Королевств!

Чудом оправилась Мириэм от известия, что её имя впервые прозвучало по разным уголкам Талхинии, и сочиненная вскоре баллада стала одной из популярных среди искусников бардовской песни. Даже самая явная ложь и лесть иной раз может оказаться слишком приятной для слуха, пускай ты её и распознал. Или распознала...

Хмель свежего ночного воздуха клонит ко сну, но падать камнем на землю парящая сова не собирается. Ей бы добраться хоть до пригорода Калеса, где бы она могла зайти в трактир и передохнуть. Она знает одного ренарда, который бы мог ей выделить комнату для сна на полсуток, ведь на следующее же утро Мириэм снова отправится в странствия. Столько всего еще нужно узнать, столько еще найти и изведать!



Bi-Warp Drifter

Отредактировано: 27.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться