Застывшие звёзды

Размер шрифта: - +

Глава 12

Серебристые огоньки чарующе мерцали, переливаясь на фоне абсолютной черноты. Красная пелена временами застилала эту удивительную картину, и волны страха накатывали, погружая сознание в хаос без стен и дна. Остатки сознания отчаянно цеплялись за всё, что можно было выделить из череды ярких абсурдных образов. И тогда удавалось сконцентрироваться и вновь вынырнуть из красной бездны хаоса в этот блистающий мир порядка и спокойствия. Затем накатывала очередная волна красного прибоя, увлекая сознание в вихри хаотических пугающих образов. Однако с каждым разом выныривать назад становилось всё легче - сознание как будто приобретало новый опыт, стараясь не утонуть в красном омуте, а выплыть повыше, взобраться на покатую спину наступающей красной волны. Постепенно стало возможным держаться на плаву, не погружаясь в красные бездонные глубины, и в какой-то момент часть сознания освободилась, чтобы попытаться осмыслить: что же это за место и почему льдинки на чёрном фоне успокаивают, а красные волны ужасают? Вопросы заставили задуматься, появились мысли, и это дало неимоверный толчок восприятию. Сознание быстро переключилось от безучастного созерцания к активному анализу окружающей действительности. Сразу ожили другие способности: подключилась память, заработал сравнительный анализ, проснулось эго и запустило самоидентификацию. Красный прибой как-то незаметно исчез, уступая место абсолютно другой реальности. Зрение сфокусировалось на льдинках, и картина мира мгновенно преобразилась…

ТддумТдда висел в пространстве, упакованный в скафандр. Всё тело ныло от жуткой усталости. От долгого перенапряжения  мышцы были просто не в состоянии сокращаться, а в местах крепления связок пекло так, будто там горели миллионы маленьких жаровен. Однако мысли прояснились, и это уже само по себе было неплохо. Сфокусировав взгляд, он понял, что за серебристые огоньки помогли его сознанию выбраться из этого красного хаоса. Перед обзорным стеклом скафандра в абсолютной тишине пролетали маленькие льдинки замёрзшей влаги и осколки стекла. Ровный свет откуда-то позади него падал на пролетающий мусор, заставляя его блестеть на фоне черноты открытого шлюза, ведущего в проходной туннель. Он попытался резко повернуться к свету, но тело сразу взорвалось тысячами очагов боли повсюду. Красная пелена вновь на миг подступила, накрыв сознание волной хаоса, но он взял себя под контроль и попытался расслабить конечности. Боль постепенно утихла, и ему удалось успокоиться. Отдышавшись, он решил повторить попытку, но только теперь делал это очень медленно и крайне осторожно. Посмотреть, что за ровный свет лился у него за спиной стало просто таки навязчивой идеей. Нащупав ногой уступ, он стал медленно разворачивать тело, стараясь не потерять контакт с опорой. Оказаться в невесомости без опоры было бы крайне нежелательно. Тогда для манёвра ему пришлось бы искать другие способы. Благо он, видимо, завис где-то рядом с крупным предметом - старый техник чувствовал, что его упор тоже медленно перемещается. Но объект имел явно бóльшую массу, что позволяло ему постепенно поворачиваться к источнику света. Уже наполовину развернувшись, он заметил рваные края огромной пробоины, залитые холодным серебристым светом. Повернувшись ещё немного, он полностью убедился в правильности своей догадки - огромная рваная рана зияла в борту корабля. Пробоина начиналась где-то ниже его каюты, и уходила дальше за её верхний край. По всей видимости, его каюта, находилась где-то на краю огромной бреши, зияющей во внешней обшивке корабля. Судя по её размерам можно было судить о масштабах разрушений. Случайно взглянув вниз, он с ужасом понял, что же послужило ему опорой для разворота. Тела пяти Башоги сцепились вместе в смертельной агонии, образуя тёмную бесформенную массу лопнувших панцирей и покрытых инеем растопыренных конечностей. Вся эта масса была скреплена разноцветным льдом, образовавшимся из застывших внутренностей изувеченных тел. Видимо, волна декомпрессии застала их где-то поблизости каюты в тщетной попытке добраться до скафандров. А уже потом слабый остаточный поток разрежённого воздуха вынес их из туннеля в кладовую. Иначе их бы унесло в космос через брешь в стене, как всё, что было не закреплено в каюте.

Развернувшись к пролому, техник понял, что источником серебристого света было далёкое светило этой безымянной звёздной системы, через которую они пролетали, приближаясь к порталу, когда произошло нападение. Он отчётливо вспомнил всё, что случилось с ним тогда. Войдя в каюту, он выбрал скафандр, чтобы подготовить его для экспериментов с переодеванием для того странного существа, одетого в шерсть какого-то другого зверя. ТддумТдда вспомнил свою последнюю догадку о том, почему это странное существо снимало свою шерсть. Бедняга, видимо, погиб, так и не успев осознать, куда он попал и что ему пытался объяснить старый техник. Итак, войдя в кладовую, он  выбрал самый тяжёлый скафандр для монтажных работ, пожалев о том, что служебные инструкции запрещают трогать более лёгкие спасательные скафандры. Затем он обклеил этот скафандр всякой мишурой вроде крепёжных лент, кусков материи, проводов и стеклянных корпусов от каких-то датчиков. Конструкция выглядела просто таки ужасающе, и он даже усомнился в том, что ему удастся вытащить этот мохнатый клубок из кладовой. Напоследок он решил примерить скафандр, чтобы убедиться, что он сможет в него влезть после такой модернизации. Скафандр мягко принял его тело внутрь и автоматически герметично закрылся, запустив системы жизнеобеспечения, коммуникации и мониторинга. Техник ещё было подумал, что сейчас придётся сочинять объяснение, почему в центральной рубке включился мониторинг его монтажного скафандра. Внезапно скафандр подпрыгнул в воздух и через мгновение налетел на стену каюты. ТддумТдда смачно выругался, проклиная безалаберных подчинённых, которые забыли снять экзо-скелет с пневмо-усилителями. Но затем он вспомнил, что никакого экзо-скелета на скафандре быть не должно, потому как он сам его только что обклеивал всякой мишурой. Не успел он подумать об этом, как новый удар отбросил скафандр к противоположной стене. Завыли сирены тревоги, а в переговорном устройстве он услышал чёткое стаккато Рабрр-Ра-Ткрра, который проинформировал всех о том, что их корабль только что подвергся нападению. Затем последовали рапорты дежурных со своих постов о состоянии различных систем  корабля. Судя по тому, что он услышал, уже были получены серьёзные повреждения. К тому же, не было связи с ходовым отсеком, что говорило о том, что дело и впрямь принимает серьёзный оборот - корабль не может вести бой в космосе, не маневрируя и не меняя скоростных режимов. С потерей контроля над двигателями корабль превращается в барахтающуюся груду металла, которая по инерции несётся вперёд без возможности сменить курс или отклониться от различных препятствий по курсу.



Джек Астер

Отредактировано: 04.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться