Затерянная между мирами-1. В поисках судьбы

Глава 12

– Итак, Екатерина Андреевна, вы подозреваетесь в убийстве княгини Романовой Натальи Владимировны, – темные, почти угольные глаза следователя с легким прищуром внимательно следили за моей реакцией. – Что вы можете на это сказать?

Это был высокий крупный мужчина среднего возраста, смуглый и черноволосый, с кавказскими чертами лица и легким, едва уловимым акцентом. Меня, как только привезли в отделение полиции, сразу завели к нему.

Я же вообще с трудом понимала, где нахожусь. Ситуация была настолько дикой и абсурдной, что мой мозг просто отказывался верить в происходящее. Мне казалось, что еще чуть-чуть и все получит свое логическое объяснение и прекратиться. Сейчас мне сообщат, что ошиблись, извинятся и отпустят домой, к Илье.

Илья… Я вспомнила, как он не хотел меня отпускать с теми полицейскими, кричал, ругался, чуть ли в драку с ними не полез. В общем, сам на себя не походил. А потом поехал следом за полицейской машиной, в которую меня усадили. Я видела его автомобиль в зеркале заднего вида на протяжении всего пути. Когда же прибыли на место и меня повели внутрь, он тоже порывался пойти за мной, но его не пустили. И теперь я даже не знаю, что с ним и где он. Лишь бы не натворил глупостей в таком состоянии…

– Так что вы можете сказать по поводу своего обвинения? – повторил свой вопрос следователь.

– Простите… Я вообще не понимаю, что происходит…– горло пересохло, и мой голос звучал глухо и хрипло. – Это какая-то ошибка… Я даже не знала, что Наталья Владимировна умерла…

– Она скончалась в больнице, так и не приходя в сознание. Обширный инсульт, – пояснил дознаватель. – По результатам анализов, которые ей еще успели сделать в больнице, выяснилось, что незадолго до смерти она приняла большую дозу препарата циклопроналина, в состав которого входит катаболический гормон адреналин… А он категорически противопоказан при артериальной гипертензии, которой княгиня страдала уже много лет, а совсем недавно, точнее, две недели назад, перенесла очередной гипертонический криз… К слову, свидетелем которого вы тоже были. Как вы понимаете, сама княгиня принять этот препарат не могла. Значит, ей кто-то в этом помог. А если учесть, что циклопроналин выпускается в жидком виде и почти не имеет никакого запаха и вкуса, то подлить его в какой-нибудь напиток не составит труда.

– А разве адреналин не вводится внутривенно? – вырвалось у меня.

– Во-о-от, – протянул довольно следователь, – значит, вы знакомы с этим препаратом, если знаете, как его лучше вводить… Тогда, полагаю, знаете и то, что его можно принимать и перорально, курсами, в виде капель…

– Ничего такого я не знаю! – возмутилась я. – И с чего вы сделали такой вывод? Я просто сказала, что…

– Не кипятитесь, Екатерина Андреевна, – перебил меня следователь. – Мы все проверим… Что вы знаете, а что нет… Итак, – как ни в чем не бывало продолжил он, – перорально он тоже принимается… Дело лишь в дозировке… А если учесть, что это был праздник, и Наталья Владимировна пила еще и алкоголь, то проникновение препарата в кровь ускорилось как минимум в два раза…

– Не понимаю, зачем вы все это мне рассказываете, – на этот раз следователя перебила уже я. – Как и не понимаю, какое отношение к смерти Романовой имею я…

– Свидетели утверждают, – его невозмутимости можно было позавидовать, – что незадолго, как и в сам момент ухудшения самочувствия княгини, рядом с ней находились именно вы. Более того, видели, как вы приносили ей шампанское, при том, что сами почти ничего не пили… Затем же вы, когда княгине стало плохо, никому не сказали об этом, и сами отвели ее в комнату. И только потом, пробыв с ней наедине около десяти минут, соизволили позвать ее врача… Врача, который по удивительному стечению обстоятельств, является еще и вашим законным супругом. Скажете, совпадение, Екатерина Андреевна?..

– При чем тут мой муж?

– При том, что он мог покрывать вас, Екатерина Андреевна. И у него есть доступ к такого рода лекарствам. Но мы его еще допросим на этот счет…

– Вы сошли с ума, – я сокрушенно покачала головой. – Все вокруг сошли с ума… Вот скажите мне, какой у меня мог быть мотив? – я умоляюще посмотрела на мужчину, сидящего напротив. – Зачем мне убивать Наталью Владимировну? Я проработала в доме Романовых всего две недели, за все это время у меня ни разу не было никакого конфликта с княгиней… Более того, ни с кем из Романовых не было конфликтов…

– А с Александром Борисовичем? – следователь откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди.

– Александром Борисовичем? – рассеянно переспросила я. – Но…

– А вот он утверждает, что конфликты были. Более того, вы говорите, например, что никогда не были знакомы с Романовыми раньше…

– Лично – нет, а так… Кто ж не знает Романовых? – я попыталась улыбнуться.

– Вот тут-то вы обманываете меня, Екатерина Андреевна, обманываете…– протянул следователь. – А как же Ялта 2001 года?.. Вы будете отрицать, что тем летом не были вхожи в семью Романовых?

– Господи, это было так давно, – я провела рукой по лицу. – Я была ребенком… И когда мне Наталья Владимировна сама напомнила об этом, я, признаться, удивилась…

– А вот тот же Александр Борисович утверждает, что вы как раз прекрасно помнили о том лете, ибо были без памяти влюблены в него… Он также считает, что именно ради него вы нашли способ попасть работать в их дом…



Ольга Иванова

Отредактировано: 16.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться