Затерянные в горах

Размер шрифта: - +

Глава 13

– Вы закончили там, голубки?

Артём устало потер переносицу. Он, видимо, совершенно позабыл о Нате. Девушка все еще сидела на берегу, куда он ее вытащил, стянув с меня. Откинувшись на спину, я заслонила рукой глаза и пылающие щеки. Как сказать «стоп» все еще вспыхивающим, как искры, эмоциям? Это все равно, что разучиться дышать. Модель тоже порадовала – все это время имея отличную возможность наблюдать за нами, она подала голос только сейчас. Могла бы хоть покашлять для приличия. Теряя голову от чувств, совершенно забываешь про такие мелочи, как реальный мир.

Дождь постепенно прекратился, из-за туч робко выглянуло солнце. С укрывавшего нас дерева все еще срывались редкие капли. Влажная одежда тяготила. Я осторожно потерла ушибленный затылок, который невыносимо пульсировал. Крови не было. Капюшон и шапка смягчили удар. Вдруг, словно ужаленная, я подскочила и бросилась к рюкзаку. Фотоаппарат! Конечно, я тщательно упаковала его в непромокаемый пакет, но все равно пальцы подрагивали, расстегивая молнию. Было жаль тех кадров, которые я уже успела отснять. Уф! Каким-то чудом техника не пострадала при бешеной тряске. Сияя от радости, я перевела взгляд на Артёма.

– Боюсь, из всего снаряжения у нас остался лишь твой рюкзак, – заключил тот. – Свой я оставил ребятам, а эта любительница слалома где-то растеряла пожитки.

Довольная, что мой походный рюкзак уцелел, я совершенно не расстроилась из-за порванной лямки. В сложившейся ситуации это казалось меньшим из зол. Завязав ее, я отыскала пакет с вещами и протянула Нате более-менее сухую одежду на выбор. Та стала придирчиво перебирать ее, словно я упрашивала надеть что-нибудь на показ мод. Скривив губы, она, наконец, выбрала простую зеленую рубашку и джинсы. Мне же достались серая футболка с Микки Маусом, розовые легинсы и белая ажурная кофточка. Я поморщилась: ну и кто теперь похож на куклу в этом нелепом обмундировании? Даже думать не хочется, как эти шмотки оказались здесь. Вероятно, всему виной поспешные сборы перед отъездом. Но выбора не было – пакет с одеждой лежал поверх всего остального, и в него успела просочиться вода.

Я была даже рада пришедшей на смену дождю духоте, потому как теплые вещи промокли и нуждались в основательной чистке. По крайней мере, смерть от переохлаждения нам теперь не грозила.

Тем временем, Артём стянул грязную футболку и кинул ее на камни почти у самой кромки воды. Само собой, ему альтернативы никто не предлагал. Встретившись со мной взглядом, он потянулся рукой к пуговице на брюках. Как завороженная, я наблюдала за уверенными движениями. Опомнившись, резко отвернулась. Комар, естественно, рассмеялся.

– Я первым искупаюсь, если вы не против. Потом попробую развести костер. Надеюсь, в твоем рюкзаке найдется какая-нибудь еда.

Заслышав плеск воды, я осознала, что моей зудящей коже тоже не помешает основательная мойка. Пенящаяся ванна с солью казалась недостижимым идеалом. Но и горная речка сойдет. Главное, чтобы течение не было слишком сильным. Хромая и морщась от боли, Ната приблизилась ко мне с зажатыми в кулаке сухими вещами.

– Извини, что вцепилась в тебя. Мне просто было страшно, вот и все.

На лице девушки, как обычно, застыло высокомерное выражение, которое лишь на миг сменилось смущением. Кисло улыбнувшись в ответ, я стала оглядываться по сторонам. Интересно, насколько мы отстали от остальных? Станут ли попутчики искать нас или посчитают погибшими?

– Будем придерживаться реки. Надеюсь, удастся догнать ребят. Думаю, Олег сообразит подождать нас несколько дней, – с волос Артёма капала вода, ручейками струясь по груди и ниже.

– Ты быстро, – не зная, куда девать глаза, я протянула ему полотенце.

– Вода ледяная. Так что и ты там не задержишься.

Артём ушел, галантно предоставив нам возможность раздеться и окунуться в реке. Брр… Вода, действительно, обжигает холодом. Зажмурив глаза, я нырнула с головой.

 

Отдав маленькое запасное полотенце Нате, я взяла то, что оставил на ветке дерева Артём. Какое головокружительное чувство – вновь ощутить его запах. Было что-то интимное, будоражащее в том, чтобы вытираться одним полотенцем. Оно каким-то непостижимым образом связывало нас.

Перекусив, мы разложили отмокшие в реке вещи у костра и, глядя на коралловый закат,  присели на берегу. Ната задремала, завернувшись в мой спальный мешок. При падении она сильно подвернула ногу, и теперь посиневшее колено распухло, делая мучительным каждый шаг. В моей простенькой аптечке нашлись бинт и обезболивающее. Артём вновь удивил меня, на сей раз своими уверенными действиями при оказании первой помощи.

Разомлев от усталости и тепла, исходящего от огня, мы задумчиво смотрели вдаль. Горные хребты были все еще отчетливо видны в сгущающихся сумерках. Артём вдруг хмыкнул:

– А помнишь, как мы  полезли в птичник деда за яйцами?

– О да! Я должна была наведаться в домик к курам, а ты с палкой караулил презлющего петуха.

– А что я мог поделать, если этот говнюк вырвался. Грудью встать на защиту твоего тощего зада?

Артём рассмеялся, заряжая меня весельем. Не имея сил на что-то большее, не целясь, кинула в него мелкий камешек.



Изольда Петрова

Отредактировано: 22.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться