Затерянные в горах

Размер шрифта: - +

Глава 2. Часть II

Не дожидаясь появления Павла, я рванула вперед что есть мочи. Мысль о том, чтобы безропотно вернуться в свою жалкую каморку, казалась невыносимой.  По сравнению с этим боль в мышцах – сущий пустяк. Не удержавшись, оглянулась назад. Все внутри похолодело. Из ворот дощатого забора выскользнула тень и с бешеной энергией дикого зверя стала нагонять меня. О нет! Проклятый Джейк. Задыхаясь от сумасшедшего бега, я достигла края долины и едва не врезалась на всем ходу в отвесную скалу, которая преграждала путь к свободе. Круто развернувшись, понеслась вдоль каменной стены в поисках выхода.

Но расстояние между мной и тенью сокращалось слишком быстро. Скрип камней под ногами преследователя уже слышался совсем рядом. Мертвой хваткой впившись в плечо, едва не вывернув его из сустава, он рванул меня назад. Потеряв равновесие, мы рухнули на землю. Отчаянно отбиваясь и царапаясь, я все еще пыталась вырваться, пока этот здоровяк не навалился на меня всем телом, локтем придавив грудь. Охнув от боли и судорожно вцепившись в его руку, постаралась  хоть немного ослабить нажим. Но силы были неравны. Перед глазами плыли темные пятна. Я ловила ртом воздух, словно выброшенная на берег рыба. Мужчина тяжело сопел над ухом. Эта отчаянная скачка и для него не прошла даром. Только сейчас заглянув в его лицо, я сдавленно захрипела. Это был не Павел. Борюньчик таращился на меня пустым, вызывающим мурашки взглядом. Все плыло перед глазами. Этот идиот сейчас просто задушит меня в своих пудовых объятиях.

– Слезь… слезь с меня, – хорошо, что с ослаблением действия зелья голос вернулся ко мне. 

Борюньчик застыл. На секунду показалось, что он узнал меня. Откатившись в сторону, этот вынужденный зомби неторопливо поднялся на ноги, безропотный, как ягненок. Забавно, уже второй раз приходится укрощать его словами. Но мне было не до смеху. Закашлявшись, я растирала то место на груди, где все еще гнездилась боль. Поднявшись на ноги, осторожно обошла Борюньчика и собралась уходить, но остановилась, не сделав решающего шага. Весьма вероятно, что случая поговорить нам больше не представится.

– Я не хотела унижать тебя тогда. Просто не было выбора. Надеюсь, теперь ты понял, как чувствует себя тот, кого принуждают действовать против его воли.

Парень, конечно же, не реагировал, и я отвернулась. Но, наткнувшись на жесткий взгляд Павла, буквально приросла к месту. Глупо было надеяться, что он ограничится всего лишь отправкой Борюньчика в погоню.

– Как трогательно, – криво усмехнувшись, Павел приблизился и схватил меня за шкирку, словно нашкодившего котенка, отчего линялая рубаха на груди едва не разошлась по швам.  – И как давно живительный эликсир Матери на тебя не действует?

– Да пошел ты! – глупо, конечно, но наконец-то я это сказала. Павел сплюнул на землю и грубо схватил меня за подбородок, до боли стиснув щеки. – Тебе лучше быть послушной.

– А с Терезой ты столь же ласков? – охнув, я сложилась пополам от сильного тычка увесистым кулаком под дых.

 

Остаток ночи я провела запертой в своем любимом сарае. Козы держались в стороне, время от времени протяжного блея. Нарушавшие тишину звуки заставляли меня вздрагивать всем телом и сильнее вжиматься в тюк соломы. Вдобавок ко всему похолодало. Ничего не оставалось, кроме как стучать зубами, так и не сомкнув глаз до самого рассвета. Хотелось бы знать, чего пытается добиться Джейк, закинув меня сюда? То, что он приложил ко всему этому руку, больше не вызывало сомнений. Мнимый друг всего лишь использовал меня, втянув в опасную игру. И все-таки что-то не складывалось. Ведь Джейк спас нас тогда, в землянках.

Снаружи шелестела на ветру трава, но мне каждый раз мерещилось, что там кто-то есть. Даже подумать страшно, что было бы, вздумай старуха натравить на меня свою свору. Придется притвориться кроткой и послушной, дожидаясь малейшей возможности повторить попытку побега. Я уткнулась лицом в колени и закрыла глаза. В памяти всплыли сначала сдержанные, потом все более напористые прикосновения Артёма, жадные требовательные губы, обдающее жаром дыхание, нежность во взгляде глаз цвета осенних грозовых туч, тихий ласковый голос, затрагивающий самые потаенные струны души. Жалела ли я о том, что оттолкнула его тогда? Сейчас это уже не имело значения. Согревшись от воспоминаний, которые и сейчас заставляли сердце бешено биться в груди, я вскочила на ноги и приготовилась. Комар все еще оберегал меня, придавая сил.

Возвращение Павла я встретила с робкой улыбкой, всем видом давая понять, что от былой строптивости не осталось и следа. Он какое-то время хмуро изучал меня, но встретив лишь наивный, незамутненный намеком на дурные помыслы взгляд, грубо схватил за руку и потащил за собой.

Стоило выйти из сарая, как в глаза ударило солнце, заставив на секунду ослепнуть. Сморгнув непрошенные слезы, я огляделась. От увиденного захотелось сразу же вернуться обратно, в компанию милых козочек, и захлопнуть за собой дверь. Во дворе перед крыльцом набилась уйма народа. Я поразилась количеству обитателей общины. Каждый из присутствующих, одетый все в те же линялые тряпки, безропотно подходил к огромной бадье, зачерпывал зелье жестяной кружкой и осушал ее до дна. Усмехнувшись, Павел протолкнул меня без очереди. Едва удержалась от того, чтобы не испепелить его полным бессильной ярости взглядом. Все мое существо противилось предстоящему. Прежде чем отпить из холодной липкой кружки, я брезгливо скривила губы. Потом искоса глянула на старуху, которая все с той же сияющей улыбкой оглядывала свою стаю, стоя на самой верхней ступеньке массивного крыльца. Сзади кто-то нетерпеливо двинул в спину, поторапливая, чтобы не задерживала. Пришлось сделать несколько глотков. Павел скептически поднял бровь, вынуждая меня допить остаток зелья. Тело вновь скрючило, словно сквозь него пропустили разряд электрического тока.



Изольда Петрова

Отредактировано: 22.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться