Затмение

Размер шрифта: - +

Пролог

Толпа высыпала из здания на улицу. Встревоженные, но заинтересованные лица знакомых и близких мне людей мелькали в ней. Атмосфера сдержанной паники витала в воздухе. День был в разгаре, но небо затянуло какими-то неестественно темными тучами. Прохладный, но в то же время приятный и освежающий ветер трепал волосы и одежды собравшихся, подгонял мелкие кусочки мусора по асфальтовым дорожкам и ровным газонам территории нашей базы. Создавалось ощущение как перед грозой, а если выразить картину, представшую перед нашими глазами более художественно – как перед концом света. Некоторые люди были в халатах. У нас на базе еще давно была введена послеобеденная «сиеста», и, видно, многих разбудила сирена тревоги, которая срабатывала крайне редко, на моей памяти не больше двух раз: в первом случае это была учебная тревога, во втором – крупный пожар в школе.

Прямо перед центральным входом в здание лежал предмет, который и привлекал всеобщее внимание. Мне и самой потребовалось не больше минуты, чтобы заметить его, оценив общую обстановку. Все взгляды были устремлены на эту крупную прямоугольную коробку. Но никто не подходил к ней ближе, чем метров на пять, и из-за отсутствия плотного кольца людей вокруг этой диковины ее можно было легко разглядеть. Походила эта штука на огромную микросхему, напичканную мелкими ампулами с темно-зеленым веществом, и ясность в предназначение этого механизма вносила только маленькая красная лампочка, мигающая на поверхности. Было тихо, никто не галдел, не возмущался и паники не устраивал, но ветер доносил до моих ушей обрывки фраз мистического содержания: «неужели время пришло?» или «сейчас все и случится...». При этом ни ужаса, ни отчаяния на лицах людей не наблюдалось, как, впрочем, и никаких других эмоций. У меня же к тому времени к горлу подкатил ком, неприятное предчувствие нарастало. Я прижалась к стоявшему рядом Жану, который все это время крепко держал меня за руку. Моя подруга Жанна положила руку мне на плечо и прошептала:

– Не бойся, видимо, мы пропустили что-то, пока были на волейбольной площадке, сейчас разберемся!

Она сделала несколько уверенных шагов вперед в направлении «неопознанного предмета» и уже было открыла рот, чтобы задать резонный вопрос, но в этот момент центральные двери здания распахнулись и на пороге появился Владислав – бессменный лидер нашей так называемой коммуны. Он сделал упреждающий знак рукой в направлении Жанны, давая понять, что ей не стоит подходить ближе. Из-за его спины появилась черноволосая девушка в латексном обтягивающем костюме с тугим конским хвостом – Карина, правая рука нашего «многоуважаемого» босса. Она отличалась особенной, собачьей преданностью своему «хозяину». Мы давно знали эту девочку, но близко к себе она никого так и не подпустила. По всему было видно, что она решила посвятить свою жизнь Владу, своему спасителю. И хотя таковым он, по сути, являлся для всех нас, мало кто относился к нему с таким придыханием, как Кариночка. Он держал ее при себе, и не только потому, что ему было приятно потешить свое самолюбие за счет ее преданности, но и по той причине, что она была ему очень полезна в каких-то его «важных» экспериментах. Карина была необыкновенно одаренной девушкой, особенно в области физики и естественных наук. Впрочем, это мало волновало мою здешнюю семью, которая, кроме меня, состояла из Жана и Жанны. Нас вообще мало интересовала вся эта общественная жизнь нашего закрытого общества. Возможно, именно поэтому только мы втроем и не понимали, что сейчас должно произойти.

Между тем Карина зло сверкнула на Жанку своими черными глазами – так, что та невольно отступила, – и со связкой проводов в руках двинулась к мигающему устройству. Подошла и ловко начала подсоединять их к прямоугольному изобретению.

Жан сильно сжал мою руку:

– Рит, эта штуковина вот-вот рванет.

– Это бомба? – шепотом спросила я, хотя ответ был очевиден.

– Что, черт возьми, здесь происходит! – тихо возмутилась Жанка.

– Это что, массовое самоубийство? – предположила я.

– Как это ни назови, но ничего хорошего данное мероприятие не предвещает. Видимо, нам следовало повнимательнее относиться к собраниям «партии» – все, кроме нас, уже обработаны и ждут, когда их поджарят заживо.

Говоря эти слова, Жан пятился назад, подальше от собрания людей и от бомбы, механизм которой, по-видимому, был запущен – Карина уже подсоединила последний проводок и наш слух уловил негромкое тиканье.

– Подожди, Жан, там же дети! Нам надо это остановить! – встрепенулась я.

– Уже поздно, механизм запущен. Бежим! Как можно быстрее!

Жан больно дернул меня за руку, второй рукой ухватил Жанку за куртку, тем самым выведя ее из оцепенения. Мы с ней, видимо, думали об одном и том же – как в размеренной жизни нашего городка, пусть и не самого обыкновенного, могло все так измениться в считаные минуты? Еще полчаса назад мы беззаботно играли в волейбол, а сейчас должны бежать сломя голову от бомбы, которая уничтожит все, что нам было дорого последние несколько лет, людей, с которыми жили бок о бок. Может, это какая-то ошибка, злая шутка, наказание нам за неповиновение всем здешним порядкам? Может, учебная тревога, сообщение о которой мы пропустили, занятые своими личными делами? Но здравый смысл подсказывал, что Жану стоит довериться. Уж он-то со своими знаниями и умениями отличит бутафорию от настоящей бомбы. Влад неоднократно прибегал к помощи Жана, и тот, возможно, знал не меньше Карины, но, в отличие от нее, никогда не повиновался нашему лидеру настолько, поэтому и Влад, в свою очередь, не считал нужным посвящать Жана во все подробности своих дел.



Ольга Гуляева

Отредактировано: 30.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться