Затмение

Размер шрифта: - +

Глава 15

Пока мы шли обратно к коттеджу в кромешной темноте, у меня появилась возможность пустить пару слезинок. Но как же это было ничтожно мало, учитывая то, что творилось у меня внутри.

Жданова насторожили слова Карины, и он решил выбрать самый изощренный способ, чтобы проверить правильность ее догадок. Похоже, он был удовлетворен результатом. Видно было, что он уже не так напряжен, как по дороге в барак. Теперь Влад шел неторопливо, как будто прогуливаясь. За это время мои слезы как раз высохли на холодном ветру.

Влад проводил меня обратно в коттедж и посоветовал лечь спать, так как день у меня сегодня был долгий и непростой. Сам же накинул плащ и удалился, сославшись на незаконченные дела в лаборатории.

Я долго сидела в спальне, уставившись в одну точку, не решаясь прилечь на широкую мягкую, но чужую постель. Перед глазами стояло лицо Жана, полное волнения, недоумения и ненависти к Жданову. Мой любимый находился от меня в каких-то нескольких сотнях метров, а я не могла вернуться к нему, чтобы увидеть снова.

Поразительно, в каких нечеловеческих условиях Жданов держит Жана и еще человек десять, спасшихся от Затмения. Люди могут замерзнуть, заболеть или вовсе умереть от голода. Каким же чудовищем нужно быть, чтобы создать такие условия для людей, тех немногих, которым действительно посчастливилось остаться людьми, а не превратиться в бесчувственных зомби. Исключение составляли только мы с Ларисой и, возможно, Жанка. Но от этого было не легче. Мы так же, как и те несчастные люди, сидящие за решеткой, не чувствовали себя свободными. Мое положение усугубляло еще и то, что рано или поздно из лабораторий должен был вернуться Жданов, и мне даже не хотелось думать о том, что будет, когда он откроет дверь этой спальни. Неужели вот так бесцеремонно придет и ляжет на кровать рядом со мной. Нет, сейчас я была не в состоянии думать об этом.

Перво-наперво мне нужно было придумать, как снова повидаться с Жаном. Каждая минута существования была для меня мучительной от того, что я не имела возможности объяснить ему реальное положение вещей. Теперь он бог знает что думает обо мне, мучается в догадках. Я должна увидеть его и сказать, что со мной все в порядке, что я по-прежнему люблю его и мне всего лишь нужно время, чтобы попытаться как-то исправить сложившуюся ситуацию. Не сделав этого, я не смогла бы жить дальше.

Сегодняшней ночью я, конечно, уже ничего не могла исправить, хотя бы потому, что ключи от входа в подземелье остались у Жданова в кармане, но можно было хотя бы прикинуть некий план. На самом деле все не так сложно, как могло показаться на первый взгляд. От Жана меня отделяла всего одна дверь и один охранник. Вопрос с дверью решить несложно, учитывая тот факт, что я живу под одной крышей с человеком, у которого есть ключ. Осталось придумать, как обойти надзирателя. И всего-то.

Так, с осознанием того, как все на самом деле просто, я прилегла на краешек застеленной кровати, прямо в одежде, и не заметила, как провалилась в сон.

Проснулась я ранним утром, на заре, да и то лишь потому, что шея затекла от неудобного положения. Удивило, что в спальне я была одна. Может быть, Жданов просто решил не тревожить мой сон? Хотя с чего бы вдруг?

Чтобы прояснить ситуацию, я на цыпочках вышла из спальни. В гостиной было пусто. Я подошла к кабинету и аккуратно приоткрыла дверь. До конца еще не рассвело, но комната уже наполнилась тусклым серым светом, так что я без труда различила фигуру Жданова, спящего на небольшом диване.

Вернув дверь в исходное положение, я так же тихо проследовала назад в спальню. Честно сказать, я недоумевала. Жданов притащил меня в этот дом, чтобы поселить в своей спальне, а самому ночевать в неудобной позе в своем кабинете? Вряд ли он хоть раз в жизни действовал так непоследовательно и нелогично. Но, признаюсь, это не могло меня не радовать. Впереди еще целый день в моем распоряжении, потому что сегодняшней ночью раскрывать свои карты перед Владом мне не пришлось.

Но как провернуть целый план, который еще даже не был составлен, за один короткий день? Несколько долгих часов я проворочалась в тяжелых размышлениях. Я слышала, как Жданов встал, переоделся и, как всегда, ушел в свою лабораторию. Только тогда я встала, сходила в душ и сменила вчерашнее платье на джинсы и свитер с широким воротом.

Мне нужно было обязательно успеть на завтрак, так как первым пунктом моего плана было переговорить с Ларисой. Она единственный человек на базе, которой мог хотя бы попытаться мне помочь. Но прежде я, конечно же, отыскала брюки Жданова, в которых он был вчера, однако карманы оказались пустыми. Тогда я пошарила по ящикам в его кабинете, время от времени поглядывая в окно, которое выходило на крыльцо, и без особого труда отыскала ту самую заветную связку ключей.

Полдела было сделано, и я в приподнятом настроении отправилась в столовую. Минут пять я топталась у входа в здание в ожидании Ларисы, пытаясь при этом сохранять абсолютно безразличный вид. Когда моя подруга по несчастью наконец-то появилась и с напускным равнодушием прошла мимо меня, я поспешила за ней. Лариса присела за свой столик и посмотрела на меня с явной опаской. Я присела на стул рядом, чем, по-видимому, еще больше обескуражила девушку. Но та вовремя встрепенулась и, приняв прежний невозмутимый вид, произнесла довольно громко:

– Это не твое место, Маргарита. Здесь занято.

– Я знаю. Я сейчас уйду, – ответила я серьезно. И, оглядевшись, прошептала: – Лара, мне нужно с тобой поговорить. Это очень важно. Сегодня.



Ольга Гуляева

Отредактировано: 30.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться