Затмение

Размер шрифта: - +

Глава 16

Первое, что мне захотелось сделать в этот неловкий и разоблачительный для меня момент, – это как ни в чем не бывало спуститься обратно вниз. Но я понимала, что так легко я не отделаюсь.

– Чего замерла? – раздался громкий голос Влада в ночной тиши. – Вылезай. Может быть, ждешь, что я тебе руку подам?

– Не стоит. Я просто подумала, что, возможно, ты сразу захочешь проводить меня в одну из камер.

Влад заливисто расхохотался. Отсмеявшись, спокойно заговорил:

– Об этом даже не мечтай. Давай-давай, поднимайся.

Выбравшись из погреба, я встала рядом с Владом и, не поднимая на него глаз, принялась отряхиваться от пыли, собранной по дороге.

– Ключ! – Жданов протянул ко мне свою широкую ладонь.

– Я покорно вложила связку ключей в его руку.

Влад закрыл замок и, больно обхватив рукой мое запястье, повел меня в сторону коттеджа. Шли молча.

Когда зашли в гостиную, Жданов довольно грубо толкнул меня на диван. У меня наконец появилась возможность помассировать сдавленное на несколько минут запястье. Влад в это время подошел к камину и с сосредоточенным видом попытался его разжечь. Странно, планы Жданова о совместном времяпровождении, которые он наметил час назад, оставались в силе, даже несмотря на круто изменившиеся обстоятельства.

Когда пламя в камине вспыхнуло, Жданов наконец заговорил:

– Ты знаешь, Маргарита, когда я смотрел запись скрытой камеры, мне сложно было понять свои чувства. Злюсь ли я на то, что ты обвела меня вокруг пальца, чтобы в последний раз припасть к ногам этого паршивого мальчишки, или больше радуюсь, что ты все-таки осталась прежней. Признаться, достигнув своей цели, приведя тебя в этот дом, уложив в свою постель, я не почувствовал ожидаемого удовлетворения. Я не знал, что с тобой делать с такой. Еще увидев тебя в изоляторе, пустоту в твоих глазах, я понял, что совершил большую ошибку. Я понял, что все то, что мне было дорого в тебе, я уничтожил своими собственными руками. Поэтому я даже рад, что так вышло, что мои опасения не подтвердились, хоть мне и придется теперь выступить подонком в твоих глазах. Естественно, до той поры, пока ты сама не поймешь, что быть со мной – это единственно правильное решение, а все остальное не более чем блажь.

На сей раз пришла моя очередь усмехнуться.

Влад сидел на большом мягком ковре около камина, а я на диване напротив него, скрестив руки на груди.

– Я всегда относилась к тебе с недоверием и долгое время ждала подвоха. Но я даже не подозревала, что ты воспользуешься людьми, которые доверяли тебе, таким изощренным способом. Что покидаешь непокорных в каменные мешки, а объектом своего вожделения воспользуешься, превратив его в безвольную куклу.

– Погоди, я тебя и пальцем не тронул, – перебил меня Влад, поднялся с ковра и, сев в большое кожаное кресло, закинул ногу на ногу.

– Но твои планы на меня были очевидны.

– Ну, мало ли какими были мои планы. Я довольно скоро понял, насколько неестественно вступать в отношения с абсолютно бесчувственным человеком. Но я рад, что теперь все изменилось. – Жданов улыбнулся и зажег сигару.

– О чем это ты? – удивилась я. – Я ни дня больше не останусь в твоем доме, какую бы ужасную альтернативу ты мне не предложил.

– О-о, ну это мы еще посмотрим. Я боюсь, что ты не только останешься, но и будешь мне примерной спутницей во всем.

– Влад, ты еще не понял, что я осталась такой же, как была? Я по-прежнему люблю Жана, а тебя на дух не переношу. При каком это раскладе я стану твоей спутницей?

Жданов поморщился от моих слов, но самообладания не потерял.

– Как ты не понимаешь? Твоя любовь к этому недоноску и есть мой главный козырь. Пока его судьба в моих руках, ты не посмеешь меня ослушаться. Разве не так? Разве ты не сделаешь все, чтобы ему было хорошо, даже если это будет зависеть от того, насколько хорошо будет мне – здесь, с тобой.

– Ах ты скотина, – медленно произнесла я, качая головой.

– Ну, хватит уже оскорблений, Рита! Я достаточно натерпелся и насмотрелся за эти годы. Больше я не намерен ждать. С этого момента ты будешь принадлежать только мне.

– Что это? Каприз? Прихоть? Ты же взрослый и далеко не глупый человек.

– Ну, слава богу, что ты хоть это понимаешь! Не каприз и не прихоть. Это любовь. Да, именно так. Я и сам сначала не заметил, что потерял голову в тот самый день, когда впервые увидел тебя в Москве, в следственном изоляторе. Но, естественно, все было бы слишком просто, если бы ты мне сразу ответила взаимностью. Я на это особо и не рассчитывал. Но я надеялся, что со временем, привыкнув к новому месту, к обстановке, ты, возможно, сама потянешься ко мне. Но этого не происходило. А потом появился этот твой Жан. И я понял, что все пропало. Понял, что Затмение – это единственная возможность быть с тобой, и тогда я бросил все силы на скорейшее окончание работы над этим проектом. И мы даже уложились в три года вместо запланированных пяти. Конечно, осталось много недоработок. Скорость волны оказалась недостаточно высокой, кроме того, пока не изобретен способ индивидуального воздействия на человека. К тому же до сих пор не разработано «противоядие», которое могло бы вывести человека из состояния Затмения. Но я больше не мог ждать. В любом случае теперь базисты завершат недоделанное гораздо быстрее.



Ольга Гуляева

Отредактировано: 30.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться