Затмение

Размер шрифта: - +

Глава 27

Следующий день выдался еще удачнее прежнего. Бой с неподдельным восторгом рассматривал мои модели и эскизы, надавал массу полезных советов, обещал познакомить с нужными людьми, с помощью которых моя линия окажется на ведущих подиумах мира.

Вечер также прошел замечательно. Разговор завязался легко и непринужденно. Бой так заинтересовался деятельностью Влада, задавал такое количество вопросов, что в какой-то момент я почувствовала себя лишней в их разговоре. Очевидно, Владу льстила эта заинтересованность со стороны Павла, и сам Бой пришелся ему по душе. Перед «недостойным» человеком Жданов не стал бы так распинаться. Дети так же быстро прониклись к Павлу, он удивительно быстро нашел с ними общий язык.

Итогом вечера стало приглашение Боя погостить на их с Изабель вилле на неаполитанском побережье. К моему величайшему удивлению, Влад не побрезговал приглашением моего бывшего любовника. Договорились не затягивать с визитом, поскольку именно во время него Павел обещал помочь мне наладить связи, необходимые для моей карьеры.

Когда мы провожали гостя, было уже далеко за полночь. Пара опустошенных бутылок коньяка дали о себе знать – прощания были теплыми и долгими.

Вечером следующего дня я сама отвезла Боя в аэропорт. Договорились надолго не прощаться. И действительно, Влад позаботился о том, чтобы через пару недель в наших паспортах красовались шенгенские визы. Мне оставалось только взять билеты на определенное число.

Начало октября в Риме выдалось по-настоящему летним. Мы с Пашей старались поскорее завершить все деловые переговоры, чтобы побольше времени провести на море. Пока Бой знакомил меня с ведущими модельерами, представлял им мою коллекцию, Изабель показывала Владу достопримечательности города. Днем они осматривали красоты древности – Колизей, Пантеон, форумы, а мы с Павлом присоединялись к ним, закончив свои дела, и вместе бродили вечерами по узким улочкам Рима. Изабель была мила и обворожительна. Высокая, стройная черноволосая красавица явно выглядела моложе своих сорока. Моника Белуччи – не иначе. Она с одинаковым почтением отнеслась и к Владу, и ко мне, ничем не выдавая свою осведомленность о нашем с Боем общем прошлом. Собственно говоря, я и сама очень редко вспоминала о том, что нас с Павлом некогда связывало больше, чем просто дружба. Было приятно, что и наши половинки понимали, что «срок годности» наших отношений давно истек.

Отель, в котором мы остановились, имел современный вид и был оснащен по последнему слову техники, но в то же время его стены хранили внушительное культурное наследие – старинные гобелены и полотна прославленных римских мастеров. Потолок в нашем шикарном пентхаусе имитировал звездное небо. Подлинный восторг вызывала панорама вечернего Рима, открывающаяся с просторного балкона нашего номера.

Трех дней нам хватило, чтобы завершить почти все дела в Риме. Только пару встреч отложили, так как еще два дня перед отлетом обратно в Москву мы решили провести в городе. Ну а пока у нас была целая неделя, чтобы расслабиться, понежиться на солнце и насладиться морским воздухом.

Белоснежный кабриолет Изабель унес нас из древней столицы, и уже через пару-тройку часов мы оказались на уютной вилле, расположившейся прямо на краю скалы над ущельем.

Выдержанное в светлых тонах деревянное строение было обустроено просто, но со вкусом. И днем и ночью был слышен успокаивающий шум волн, бьющихся о каменистый берег. Я предпочитала спускать к морю по серпантину на машине, а Влад любил прогуливаться пешком. Он признался, что в жизни ему не приходилось видеть тех красот, которые открылись его взору здесь за несколько дней. Изабель в ответ на его слова смеялась и говорила, что это всего лишь сотая доля достопримечательностей этой страны. Мне же в прошлой жизни, по иронии судьбы, именно с Боем, приходилось бывать и в Италии, и в других экзотических местах планеты, но было это настолько давно, что мой восторг и восхищение также не знали границ.

Вечерами мы выезжали в ближайший поселок, где между собой соседствовало множество маленьких кафешек и ресторанчиков. Иногда оставались дома, включали камин, звали в гости соседей с близлежащих вилл, с которыми у Изабель и Павла были очень теплые отношения. На следующий день сами шли в гости и восхищались убранством и роскошью соседних жилищ. Как-то вечером Влад прилюдно пообещал, что в скором времени он обязательно приобретет небольшой дом на этом побережье для нашей семьи.

Неделя на вилле была переполнена позитивными эмоциями и яркими впечатлениями. Казалось, что заряда энергии, полученного за этот короткий отпуск, нам с Владом хватит на долгие месяцы усердной работы.

Но что-то произошло со мной в последнюю ночь перед возвращением в Рим. А именно – мне приснился сон. Сон, поразивший меня своей реалистичностью. Мне снился Жан. Мой Жан – молодой, красивый, любящий. Это был тот самый мальчишка, который обаял меня в первые же дни после своего появления на базе. Мне снилось то время, когда наши отношения только зарождались и все было так безмятежно. Не было никакого Затмения, не было Жданова со своей больной любовью. Были только мы. Жан смотрел на меня влюблено своими темными глазами, дотрагивался до моих волос. Потом медленно притянул меня к себе, обнял, я вдохнула давно забытый запах его тела. Затем он снова посмотрел на меня и на этот раз нежно поцеловал. От блаженства, которое я испытала, подкосились ноги. Я очень явственно ощутила состояние неземного полета, настолько мне было хорошо, свободно и легко. Чувствуя, как сильно я соскучилась по нему, но, пока не до конца понимая почему, я обнимала его как можно крепче, целовала так страстно, как будто предощущала, что нам отведено всего несколько секунд, а потом все исчезнет. Так и вышло. В глаза ударил яркий свет, и в этом свете растворился Жан, растворился его взгляд, милый моему сердцу. Его тепло, которое я секунду назад чувствовала всем телом, казалось, также рассеялось в этом свете.



Ольга Гуляева

Отредактировано: 30.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться