Затмение

Размер шрифта: - +

Глава 28

Вернувшись в Москву, первое время я внимательно прислушивалась к своему внутреннему состоянию. С каждым днем становилось немного легче, недавний сон понемногу рассеивался в моем сознании, но какая-то тяжесть в сердце все еще присутствовала. Заботы на работе, семейные хлопоты, редкие выходы в свет – ничто не трогало меня. Пожалуй, я подсознательно боялась, что эмоции, нахлынувшие с такой силой несколько дней назад, вернутся. Вместе с ними я давила в себе и любые другие проявления ярких чувств.

Но мои старания оказались напрасными. Через несколько дней сон повторился. Он возвращался снова и снова с периодичностью в несколько дней. Я просыпалась в холодном поту, запиралась в ванной, брала себя в руки, после этого несколько дней приходила в норму, пока следующее явление Жана во сне не наносило мне новый удар.

Через пару недель я уже с трудом скрывала свое подавленное состояние от окружающих. Усугублялось оно и впервые в жизни появившейся у меня бессонницей. Влад, слава богу, объяснял это переутомлением на работе. После всех договоренностей, достигнутых с помощью Павла в Италии, мой рабочий график действительно стал очень плотным. Влад просил меня беречь себя, возможно, нанять помощника, чтоб не тянуть все одной. Я только молча соглашалась со всем. Хуже всего было то, что неприязнь к мужу нарастала с каждым днем. Я с трудом сдерживалась, чтобы не обнаружить это негативное чувство. Что-то подсказывало мне, что еще одной такой истерики, которая случилась со мной после встречи с Жанной, он не потерпит.

В какой-то из вечеров я сидела дома после тяжелого дня и нарочно не ложилась спать. Я ждала, пока меня не начнет срубать настолько, что ни одно видение не вклинится в мой крепкий сон. Коротая бессонные часы, я попыталась рационально посмотреть на происходящие со мной явления. А что если во всем этом какой-то потаенный смысл? Очень уж неожиданно началось это безумие. В этот далеко не худший период моей жизни ничто не предвещало того, что отголоски прошлого вновь потревожат меня. А эта поразительная явственность сновидений, вплоть до запахов, прикосновений, которые приносили мне истинное наслаждение! Может быть, существует некая невидимая связь между людьми? Ведь на данный момент я толком ничего не знаю о Жане. А вдруг он думает обо мне или хочет сказать мне нечто важное и поэтому является ко мне во сне? Что если ему плохо, тяжело, не хватает меня? Впрочем, я быстро откинула эти мысли. Если б ему не хватало меня настолько, то он бы нашел намного более простой способ повидаться со мной. На сегодняшний день каждому второму человеку в стране было известно, что женой Владислава Жданова является Маргарита Рассказова, владеющая домом моды в центре Москвы. И все-таки вдруг этот простой способ ему не под силу? А что если он болен или его вообще уже нет в живых? Меня передернуло от этой мысли.

Между тем была возможность наверняка узнать всю правду о нем, но мысль наведаться к нему самой, да еще и застать в добром здравии, приводила меня в полуобморочное состояние. Поэтому после долгих раздумий я приняла решение для начала попытаться поговорить с ним во сне.

Он снова приснился мне через три дня. Разбудил меня Жданов, взволнованный и взъерошенный:

– Милая, это просто сон. Посмотри на меня, не плач.

– Что, что случилось? – спросила я у Влада, приходя в себя.

– Тебе приснился кошмар. Ты металась во сне, шептала «отпусти». Даже слезы проступили, посмотри… – Он нежно провел рукой по моей мокрой щеке.

Было раннее утро. Уснуть после ночного «кошмара» у меня больше не получилось. Я немного полежала, глядя в темноту и обдумывая произошедшее. Было совсем не смешно. Попытка поговорить с Жаном во сне практически удалась, но я никак не ожидала, что свидетелем этого разговора, происходившего за гранью реальности, окажется Влад. Слава богу, я не называла имен вслух. «Отпусти», вырвавшееся из моего сна, конечно, можно было принять за что угодно, но это на самом деле было обращение к Жану. Нет, он не держал меня, не пытался обнять или поцеловать. Он просто смотрел на меня, смотрел так, как когда был влюблен в меня без памяти. Именно этот взгляд сковывал меня покрепче любых объятий, именно он стоял у меня перед глазами несколько дней, после каждого подобного сновидения. Но сегодня, когда я попробовала взбунтоваться, высвободиться из этих прозрачных оков, когда я озвучила Жану свое желание прекратить наши ночные свидания, он посмотрел на меня с таким непониманием, такой мольбой, что сердце мое готово было уже разорваться. Я плакала, понимая, что и сама не могу отпустить его, что умру, если не увижу его снова, но в то же время осознавала, что если он останется, то в реальном мире мне тоже не будет жизни, и поэтому я продолжала с болью в душе молить его – «Отпусти».

Я встала задолго до будильника, потеряв всякую надежду да и желание поспать лишних пару часов. Решила пораньше приехать на работу. Впереди были новогодние каникулы, поэтому последние дни перед праздниками обещали быть очень загруженными.

Неприятности начались с разбитой о кухонный стол чашки и разлитого на ковролин кофе. Какая-то нервозность овладела мной, движения приобрели непривычную резкость. Впрочем, это состояние преследовало меня уже пару месяцев, с момента возвращения из Италии, но сегодня я была особенно не в духе. Может, потому что встала совсем рано, ну а скорее причиной было то, из-за чего я проснулась.

По дороге на работу я пару раз проскочила на красный, тем самым создав аварийные ситуации, несмотря на то, что улицы были в этот час полупустыми. После второго инцидента я даже остановилась, достала из бардачка сигареты и минут пять, неспешно затягиваясь, пыталась успокоить расшатанные нервы. Этот проверенный способ помог, но хватило его только на оставшуюся дорогу до офиса. На работе я несколько раз сорвалась на подчиненных, чего со мной до сих пор никогда не случалось. К полудню под осуждающие и, как мне показалось, даже негодующие взгляды я удалилась в свой кабинет и снова попыталась взять себя в руки. Получалось не очень. Слезы снова хлынули из глаз (это, наверное, потому, что я пропустила утреннюю «терапию» в ванной), было безумно обидно, что именно в такой важный период моей профессиональной деятельности меня одолевает столь тяжелая депрессия. Я снова закурила, даже не открывая окно. Слезам я дала волю в надежде, что они скоро кончатся, а привести макияж в порядок – дело пяти минут. Именно в таком состоянии, в затуманенной табачным дымом комнате меня и застал вип-клиент, а в перспективе – стратегически важный партнер моего Дома моды.



Ольга Гуляева

Отредактировано: 30.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться