Затмение

Размер шрифта: - +

Глава 29

Как ни странно, последние три дня перед Новым годом, последовавшие за визитом на окраину Москвы, я чувствовала себя вполне умиротворенно. Погрузилась в работу и предновогодние хлопоты, и никакие мрачные мысли не овладевали мной. Спала я крепко и беззаботно. Жан больше не снился. Теперь я лишь изредка вспоминала нашу встречу и тут же пыталась отгородиться от этих неприятных воспоминаний. Новый год отметили дома, в семейном кругу. Приехали мои родители и сестра с мужем. Все были веселы и довольны. Лена с Витей как раз обосновались в новой квартире, которую по моей просьбе выхлопотал для них Влад, и с воодушевлением обсуждали обустройство новоприобретенного семейного гнезда. Накануне же, тридцатого декабря, в центре Жданова был устроен грандиозный новогодний банкет. Сами базисты принимали в нем участие лишь формально, поскольку порадоваться праздничной атмосфере они не могли по понятной причине. Зато было много высокопоставленных гостей и приглашенных для их развлечения звезд эстрады. Было интересно и даже весело. Влад пообещал, что не пройдет и года, как Затмение будет снято с базистов и эти герои нации смогут вернуться к нормальной человеческой жизни. Это было грандиозной новостью, логическим счастливым финалом для всех, кто так или иначе был связан с долгой эпопеей под названием «Затмение».

Я сама уже успела соскучиться по этим людям в их настоящем обличии. Со многими из них меня когда-то связывали теплые дружеские отношения.

На новогодние каникулы мы с Владом и детьми отправились на горнолыжный курорт. Туда же подтянулись Бой и Изабель, так что хорошая компания была нам обеспечена. Весь отдых я почти не вспоминала о Жане. Кажется, у меня получалось не думать о нем, не копаться в наших сложных отношениях снова и снова, не перебирать в голове подробности нашего последнего свидания. Может быть, этому способствовала смена обстановки, чистый горный воздух, атмосфера праздника и всеобщего умиротворения.

Как-то вечером мы с Боем остались одни в каминном зале. Он поставил на столик бокал вина и подсел ко мне на диван, взял за руку и тихо спросил:

– Ну как ты?

По его интимному тону, по участливому взгляду было понятно, о чем он спрашивает. Я лишь грустно улыбнулась и покачала головой. Зная Боя, я не сомневалась: он поймет, что я хотела сказать этим жестом: «Я не в силах это обсуждать, но я стараюсь с этим справиться». Больше Павел не заводил разговора на эту тему, впрочем, больше и возможности не представлялось нам пообщаться наедине, но каждый раз во взгляде Боя я улавливала пристальное внимание к себе. Он как бы даже пытался заглянуть внутрь меня, чтобы убедиться, что я в порядке, что мне не требуется помощь. И это его молчаливое участие являлось для меня бесценной поддержкой. Удивительно, что, не говоря ни слова, мы смогли сообщить друг другу все, что хотели, но не осмеливались сказать вслух.

Каникулы пролетели быстро. Прощания в аэропорту были недолгими, поскольку у Павла уже все было готово к переезду в Москву. Наступил год моего освобождения из тюрьмы, а ведь именно к этому времени Бой планировал свое возвращение на родину. Я попросила Павла не затягивать с переездом. Он ободряюще кивнул. Мне и вправду очень не хватало его, когда он был далеко, и было очень спокойно, когда находился рядом. За время проживания в Москве после базы у меня так и не появилось новых настоящих друзей, поэтому я очень дорожила хорошими старыми.

В Москве жизнь пошла своим чередом. Я работала, дети ходили в школу, Влад днями и ночами пропадал на работе. Я почти каждый вечер спрашивала у него, как идет подготовка к снятию Затмения. Он отвечал, что мероприятие запланировано на конец года. Вакцина, которая призвана вернуть бывших базистов к нормальной жизни, находится в разработке, но нужно еще очень многое успеть сделать, потому что неизвестно, как возвращение человеческих эмоций повлияет на этих людей. Нужно быть готовыми к тому, что некоторые из них не захотят продолжать сотрудничество с центром, поэтому основная задача сейчас – выжать из них максимум, пока они еще находятся под действием Затмения.

В конце января приехал Бой, полный новых задумок и проектов. Помимо журнала, он занялся открытием модельного агентства, подобного тому, которое он совместно со своим другом основал в Риме. Павел намеревался тесно сотрудничать с моим домом моды, и мне была весьма интересна такая перспектива.

Я тем временем углубилась в создание новой весенне-летней коллекции. Сроки поджимали, уже начался февраль. Я много работала дома – ночью меня посещало какое-то особенное вдохновение.

Однажды я пришла на работу уже к полудню. Много разных встреч было назначено на этот день. Поэтому, когда мне сообщили, что в моем кабинете меня уже час дожидается некий молодой человек, я не была сильно удивлена. Хоть и отметила, что раньше часа у меня не было никаких договоренностей.

Зайдя в кабинет, я не сразу разглядела посетителя – молодой человек в сером костюме сливался с таким же серым пейзажем за окном. Я машинально кивнула ему в знак приветствия, затем хорошенько отряхнулась от снега, запорошившего меня по дороге от автомобиля до офиса, повесила на вешалку пальто, поправила прическу и лишь тогда вгляделась в силуэт мужчины, подпиравшего подоконник. Его и правда было не узнать – ни разу прежде я не видела его в деловом костюме.

Он наблюдал за мной исподлобья, немного затравленным и опасливым взглядом.

– Жан? – не поверила я своим глазам.

Костюм сидел на нем из рук вон плохо, казалось, эта вещь вовсе не принадлежала ему, а он одолжил ее по случаю. До галстука дело не дошло, из-под пиджака выглядывала желтоватая, видимо, некогда белая рубашка. Волосы были аккуратно зачесаны назад. Гладко выбрит. Недорогие ботинки старательно начищены. Неужели он так тщательно готовился к встрече со мной?



Ольга Гуляева

Отредактировано: 30.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться