Затмение

Размер шрифта: - +

Глава 33

Жан не мог этого не заметить. Я оттаивала на глазах. Он, в свою очередь, был не в силах скрыть своей радости по этому поводу.

– Может быть, пора убежать из этого душного офиса? – воодушевившись, предложил Жан. – Что может быть в такую жару лучше, чем совместное принятие прохладной ванны?

– Невероятно заманчивое предложение, – ответила я, уже вставая с кресла и накидывая сумочку на запястье. – Жду в машине через десять минут. – «Примитивная конспирация не помешает», – подумала я и летящей походкой вышла из кабинета.

Покидая офис, я ругала себя последними словами за мягкотелость. Но стоит ли тратить время на условности, если счастье так быстротечно, а жизнь невероятно коротка? Не слишком ли много времени и без того потеряно зря? Так, настраивая себя на позитивное мышление, я ждала Жана в машине.

Оказавшись на пороге квартиры, я почувствовала едва уловимые перемены, произошедшие внутри. В лицо мне ударила спасительная прохлада. Ее источник я обнаружила в комнате. На стене красовался новенький кондиционер. Вот зачем Жан наведывался сюда! Впрочем, меня не сильно удивила именно такая инициатива Жана. Последние несколько лет он работал в конторе, занимающейся кондиционированием и вентиляцией жилых помещений и офисов. Удивило скорее другое – он наверняка знал, что мы обязательно вернемся сюда. Что ж, видимо, я настолько предсказуема.

Когда мы уже лежали на кровати и курили одну на двоих сигарету, по очереди потягивая охлаждающий мятный коктейль, я спросила Жана:

– А ты помнишь, как мы мечтали о детях? Общих детях.

– Да, ты хотела двух девочек, а я хотел мальчика. Мы сошлись на троих – двух девочках и мальчике.

– Да, верно. – Мне стало приятно, что Жан помнит такие подробности. – Я до сих пор часто представляю, какие славные у нас могли бы быть дети. Я, конечно, без ума от своих детей, но мне все же не довелось испытать ощущение, когда носишь под сердцем ребенка от любимого человека.

– Ну и слава богу.

– О чем ты?

– Рит, как ты не понимаешь? У нас не могло бы быть детей! – Похоже, я задела больную тему. Жан повысил тон. – Вернее, они бы могли родиться, но долго бы они не прожили. – Он обнял меня и заговорил более спокойно. – Милая, пойми. Эти ужасные болезни – проклятье моего рода. Они бы, несомненно, передались от меня и нашим детям. А им бы уже некому было помочь. Мы бы не знали про возможности центра и вряд ли осмелились бы обратиться за помощью именно к Жданову. Ты понимаешь, как благосклонна к нам оказалась судьба? Как трагично могло бы все закончиться, если б все сложилось так, как мы мечтали?

– Я не уверена. Мне кажется, ты наговариваешь на себя. Мало ли совпадений в жизни. Совсем не обязательно, что с нами случилось бы то же. – На самом деле, я была уверена, что все плохое, включая невзрачную внешность и слабое здоровье, дети могли унаследовать только от их неудачницы матери, но никак не от Жана.

– К чему сейчас об этом говорить? Я уже давно твердо решил для себя, что у меня больше никогда не будет детей. Ни за что.

– Хорошо, не будем. Просто когда-то сложно было придумать что-либо более приятное, чем разговоры о наших общих будущих детях. Могли ли мы предположить, что мечты окажутся несбыточными, а тема – запретной?

– Да, Рит, таковы превратности жизни. Не нам с ними бороться. В любом случае еще раз хочу сказать, что я очень благодарен судьбе. На свете будут жить четыре замечательных ребенка, а могло бы не быть ни одного.

Меня поразила покорность Жана. Поразило то, как он, оказывается, доволен собственной жизнью, на мой взгляд, ничем особо не примечательной, особенно до моего в ней повторного появления. Как он легко смирился с тем, что лучше, чем сложилось сейчас, и быть не могло! Готова ли я смириться с сегодняшней действительностью? Нет. Теперь, когда Жан снова рядом со мной, когда у меня появилась возможность сравнить жизнь с ним и без него, я готова побороться и со Ждановым, и с Аней, и с любым, кто встанет на пути нашего счастья! Но тяжело будет бороться в одиночку, когда человек, который находится рядом со мной, давно покорно сложил руки. Будет ли в таком случае игра стоить свеч? Для меня наши встречи украдкой носили временный характер. Мне казалось, еще чуть-чуть – и мы придумаем, как нам жить дальше, не прячась и не обманывая. Теперь, слушая Жана, я понимала, что он не намерен что-либо менять в наших отношениях и своем «прекрасном» существовании.

Я не стала развивать тему вслух. Бесполезно что-то внушать человеку с таким настроем, как у Жана. Легче внять его словам и ждать, как дальше судьба распорядится нашими жизнями. Что ж, я готова и подождать, только бы он был рядом. Вот только как могла разрешиться сложившаяся ситуация без нашего непосредственного участия, мне сложно было представить.

Ждать пришлось недолго. По крайней мере, не так долго, как мне это представлялось тем жарким июльским днем.

Да, мы возобновили наши встречи, причем даже с большей регулярностью, чем раньше. Меня не пугало, что Жданова могли привлечь мои частые отлучки с работы. Во-первых, потому что он никогда не обрывал мне телефонов во время рабочего дня, а во-вторых, слишком уж он был занят подготовкой к мероприятию по снятию Затмения. Многое нужно было успеть завершить за оставшиеся месяцы, а дата операции была заранее определена – 20 декабря 2013 года. Я и сама ждала этого события с предвкушением, слушала увлеченные рассказы Жданова о приготовлениях и программе самого мероприятия.



Ольга Гуляева

Отредактировано: 30.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться