Затмение и любовь

Размер шрифта: - +

2-3

 Екатерина облокотилась на стол и с жадностью смотрела в окно. Дирижабль начал плавно подниматься.

 - Как же это красиво! - обернулась девушка к Генриху.  - А Вы уже летали когда-нибудь?

 - Да, приходилось. Поверьте, это совершенно безопасно.

 - Я и не боюсь. Но ощущение необычное. Когда думаешь, что под нами ничего нет, становится немного неуютно. Но не более того. А вид просто великолепный. Мы направляемся в Рим?

 - Нет, в Венецию. До Рима пока дирижабли не летают. Будем в дороге около десяти часов, зависит от погоды.

 Екатерина откинулась на мягкую спинку дивана и посмотрела на своего наставника. Генрих подсел ближе к ней и достал из саквояжа черный замшевый футляр. Екатерина сразу узнала его. В нем лежало фамильное украшение фон Бергов - колье из бриллиантовых эдельвейсов, оправленных в серебро. Это колье Екатерина надевала на бал, когда они с бароном так неумело изображали жениха и невесту. Девушка была уверена, что больше никогда не увидит это украшение. Как же все в жизни непредсказуемо!

 Барон достал великолепное колье и одел его на шею девушки. Дорогое украшение было массивным и необыкновенно красивым. Пальцы фон Берга легко справились с застежкой и замерли на ее шее. Девушка чувствовала тепло его рук, дрожь его пальцев. Через мгновение Генрих провел тыльной стороной ладони по ее затылку, скользнул пальцами вниз к вырезу платья. Он осторожно убрал ее волосы и поцеловал в плечо, потом в шею. Девушка замерла и прикрыла глаза.

 - Сегодня я обещал Вам эдельвейсы, - прошептал он ей на ухо. - И за ними не надо было подниматься в горы, вполне хватило отправить Егора в поместье. Теперь эдельвейсы Ваши.

 Бриллианты вызывающе вспыхнули тысячами огней под лучами осеннего солнца. Девушка провела кониками пальцев по холодным и прекрасным цветам.

 - Колье великолепно, но не подходит к дорожному костюму, - застенчиво заметила Екатерина.

 Он перехватил ее руку и тихонько сжал пальцы.

 - Не снимайте его хотя бы несколько минут, - попросил барон. - Эти эдельвейсы напоминают мне наш странный вальс в Дворянском собрании.

 - А я никогда не забывала о том танце в темном и пустом зале. Почему Вы тогда ничего мне не сказали? Ведь хотели, правда? Я же чувствовала это.

 - Хотел, но знал, что я Вас недостоин. Вспомните, каким я был - эгоистом с огромными амбициями, светским ловеласом и снобом.

 - Никогда Вы таким не были, не придумывайте. Это все было внешнее, наносное. Вы так испугались, когда меня ранила рыжая ведьма. Испугались за меня… Тогда я и поняла, какой Вы настоящий. А когда мы танцевали в темноте, я уже потеряла от Вас голову.

 - Тогда нас как ураганом накрыло наваждение. Я об этом не забывал ни на минуту.

 - Да, Вы так и сказали - наваждение. И мне показалось, что Вы этого испугались. Но так же быть не могло? Вы смелый и безрассудный охотник и ничего не боитесь, - прошептала девушка, улыбаясь задумчивой и загадочной улыбкой.

 - Я боялся, что потеряю Вас. Я боялся, что сделаю Вас несчастной. Я разрывался между долгом и чувствами к Вам. И это было невыносимо.

 Его пальцы продолжали ласкать ее шею. Приятный холодок пробежал по спине и затылку Екатерины. Пусть это длится вечно. Генрих еще раз коснулся губами ее шеи и мочки уха.

 - Вы сводите меня с ума, - прошептал он ей.



Мария Геррер

Отредактировано: 30.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться